Больной лечиться не желает

20 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 238

Главную причину краха государственного социализма в СССР я вижу во внутреннем вырождении этого строя. Одним из ярких доказательств этого вырождения явились неудачные попытки реформ советской экономики. Пожалуй, самой крупной попыткой реформ были меры, предпринятые в 1965 году Алексеем Николаевичем Косыгиным. В 1965 году я заменил зятя Косыгина Д.М.Гвишиани в качестве руководителя Межфакультетной лаборатории проблем управления МГУ и с энтузиазмом и надеждой начал выполнять задания А.В.Коробова, которому А.Н.Косыгин поручил возглавить Комиссию по реформе. Я не раз убеждался, что Алексей Николаевич постоянно, в деталях руководит всей работой.

1. Основные идеи реформы и ее реализация

Хозяйственная реформа 1965 года была основана на ряде установок.

Первое. В центре все вопросы хозяйствования решить невозможно, и надо провести децентрализацию. Было оставлено всего пять директивно планируемых показателей: объем реализации продукции, основная номенклатура, фонд заработной платы, прибыль и рентабельность, взаимоотношения с бюджетом.

Второе. Сокращение директивно устанавливаемых обязательных заданий следовало компенсировать созданием экономической заинтересованности, которая бы стимулировала активность трудовых коллективов.

Третье. Ввести для предприятий плату за фонды. А чтобы эта плата оказалась реальным рычагом экономики, ее надо было производить из того же источника, за счет которого производилось премирование, — из прибыли предприятия.

Четвертое. Предприятия получают возможность заработать себе капиталовложения. Их масштаб должен зависеть от итогов работы предприятия.

Хозяйственная реформа была направлена на то, чтобы ограничить использование административных методов и возместить их применением экономических рычагов.

В 1966—1970 гг. темпы роста объемов производства были 5,6% против 4,9% в период 1961—1965 гг.; темп роста национального дохода — 7,1% против 5,7%. В это пятилетие производительность труда выросла на 37% против 29% в предыдущее. За 1961—1965 гг. фондоотдача снизилась на 13%, а за 1966—1970 гг. она возросла на 3%. Реальные доходы трудящихся возросли за 1966—1970 гг. на 30%.

Но эти улучшения были временными, так как выяснились внутренние противоречия реформы, ее неполнота. Например, плата за фонды заставляла экономить овеществленный труд. А вот численность работников сокращать осталось невыгодно.

Положительным моментом было установление показателя “объем реализации”. Но при этом в центре внимания предприятия оставался не сам объем, а процент выполнения плана по нему, то есть воля начальства.

После реформы часть прибыли предприятия оставалась у него в виде фонда развития производства. Но эффективность использования средств из фонда развития оказывалась ниже ожидаемой, так как практически оказалось очень сложно заказать и получить под средства фонда развития нужное оборудование и материалы.

При установлении норматива отчислений в фонд материального поощрения для большинства предприятий исходили из того, что годовая премия должна равняться месячной зарплате . Но почему именно месячной, а не, допустим, полумесячной или шестимесячной?

Имела значение и субъективная сторона: инерция, сила привычки. В прежних условиях сформировался тип хозяйственника-исполнителя. Главное для него — выполнить директиву. И по опыту, и по знаниям, и по складу ума многие руководители не были готовы к новым условиям.



2. Упущенный шанс

Реформа имела две перспективы.

Первая — переходить, с учетом опыта и появившихся проблем, к более радикальным этапам. Это был путь, по которому впоследствии пошла КНР

Я помню 1967 год. А.В.Коробов, едва оправившийся от инфаркта — заработанного именно в ходе подготовки реформы 1965 года, — встретился с А.Н.Косыгиным и с воодушевлением рассказывал о его готовности идти дальше, на более радикальный вариант.

Но на практике возобладала другая перспектива. Опираясь на партийно-советскую бюрократию, на бюрократию военно-промышленного комплекса, на бюрократию армии и флота, на бюрократию колхозно-совхозной системы в руководстве КПСС, победили противники действительного реформирования социализма.

Реформы Косыгина были остановлены. Но времена, по сравнению со сталинскими, изменились, и Косыгина оставили на посту главы правительства. Однако оставили с двумя условиями. Первое — с очень ограниченной “вотчиной”: без военно-промышленного комплекса, армии, КГБ и т.д. Второе — даже в ней руководителей премьер не назначал. На всю жизнь мне запомнилось печальное зрелище: Косыгин во главе стола что-то жарко говорит, а один из министров дремлет. На правительстве он сидел, а вот главе — не подчинялся.

Косыгин был воспитанником партии Ленина—Сталина и беспрекословно принял условия Политбюро ЦК. Он одобрял и Чехословакию, и Афганистан. Но вклад в конец советской системы внес не только своей неудавшейся реформой.



3. Судьба реформатора в СССР

Косыгин организовал строительство автогиганта на Волге, и миллионы простых советских граждан впервые в жизни стали собственниками автомобилей.

Отступление от идеалов социализма в пользу частного начал Ленин, разрешив человеку иметь семью, хотя знал по теориям классиков, что семья — могила социализма. Но что было делать, если с миллионами “бессемейных” детей не смогла справиться даже ЧК Дзержинского?

Сталин разрешил миллионам колхозников и горожан иметь приусадебные участки. Знал, что на таком участке не только воспитываются частные инстинкты, но и демонстрируются преимущества частного перед коллективным. Но что делать, если без участков “рабочая сила” вымрет?

Хрущев, принимая программу массового строительства домов, не мог не понимать, что его “хрущевки” начисто отрицали стадный коммунистический быт, прокламируемый в его же программе КПСС.

Косыгин в эту эстафету “сдачи основ социализма” внес свой весомый вклад. Если его реформы содействовали прозрению интеллектуальной элиты, то его “Жигули” “уводили” от социализма миллионы рядовых людей.

Второй удар по социализму Косыгин нанес своими усилиями по освоению нефти и газа Сибири. Нефтедоллары спасали партийно-советскую номенклатуру, но очень своеобразно: власть садилась на “иглу” и вскоре не могла жить без долларового допинга. Первое же падение мировых цен и сокращение золотых инъекций привело советский строй к хорошо известной наркоманам ломке.

По мере того как осознавалась тупиковость социализма, ненависть к Косыгину со стороны соседей по кремлевской трибуне росла: ведь он когда-то предлагал другой путь. Венцом стало отношение к смерти Косыгина 18 декабря 1980 года. Факт этот несколько дней скрывали — чтобы не омрачать ежегодные пышные торжества по случаю дня рождения 19 декабря Леонида Ильича Брежнева.

Ну, а для многих из моего поколения судьба А.Н.Косыгина была последним звонком: если уж сам глава правительства не может реформировать административную партийно-советскую систему социализма, значит, надо набраться смелости и начать думать не об ее реформировании, а об ее устранении.






Партнеры