Цыганский шприц

21 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 247

На днях в Москве накрыли очередной наркопритон. Содержали его граждане Молдовы. У каждой этнической преступной группировки свои “торговые ряды”.


На вопросы “МК” по этой болезненной теме отвечает замглавы Госнаркоконтроля РФ генерал-лейтенант Александр МИХАЙЛОВ.

— Для организованной этнической преступности наркотики — прибыльным бизнес. Молдаване не на первом месте. В лидерах таджикская и цыганская диаспоры.

Цыгане проживают компактно, этнически замкнуто. У них уже сформирована криминальная инфраструктура: поставщики, сбыт, курьеры, “доверенные” наркоманы… Дети занимаются слежкой — чтобы никто чужой не проник на их территорию. Эта система родственных связей позволяет перевозить, передавать наркотики безнаказанно. Что мы можем с шестилетним сделать? Или когда прибегает толпа в юбках цветных?

— Вам удается задерживать цыган с поличным?

— Мы берем цыгана, а он говорит: я буду с вами разговаривать только на своем родном языке. И по закону он имеет право. Но у нас нет ни одного учебного заведения, где бы готовили специалистов со знанием цыганского, азербайджанского или чеченского языка.

— Может, стоит взять в штат цыган?

— Хорошо бы, но не получится. Межэтнические связи у них очень сильны и эффективны с точки зрения преступной деятельности. На сотрудничество никто не идет, зная, что предателей сурово наказывают.

— И что, посадить их невозможно?

— Можно, но сложно. И не только их. Приговоры “8 лет условно” или “двенадцать лет с отсрочкой по достижению ребенком 14-летнего возраста” звучат насмешкой. Последний был вынесен многодетной матери, содержащей притон, в момент, когда она в очередной раз была на сносях. Мы затрачиваем огромное количество усилий, чтобы поймать, арестовать, провести следствие, довести до суда, а из суда этот человек выходит как победитель. Закон защищает ее как мать, но при этом никто не обращает внимания на то, что она воспитывает ребенка как потенциального преступника. Изоляция такой матери от детей пойдет прежде всего на пользу самим же детям.

— Кто клиенты цыганских наркодилеров?

— Наркомания всегда была молода. По данным Минздрава, у нас есть уже законченные наркоманы шести лет. Но это аномалии, а основные потребители наркотиков — от 14 до 20 лет. Учитывая, что срок жизни наркомана 7—15 лет, можно себе представить, что у нас будет через десятилетие. А героин детки берут как раз у цыган. Поэтому важнее не только борьба как инструмент, а прежде всего программа на снижение спроса. Профилактика должна быть на всех уровнях, тем более в группе риска.

— Так что, бороться с ними невозможно?

— Возможно. У нас уже доходит до стрельбы. В некоторых регионах появление нашего работника в таборе вызывает огонь на поражение со стороны наркобаронов. Особо остро этот вопрос стоит в Поволжье, Тверской области, Подмосковье. Это переход через конокрадство, через гадание, через лохотроны вот сюда — в наркотики, потому что это большие и быстрые деньги. Я думаю, что бороться с этим надо радикально. За последнюю неделю у нас было уже несколько огневых столкновений в этих поселениях.




Партнеры