Пятимесячный выкидыш

21 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 545

Это случилось в ночь на 17 февраля в поселке Аввакумово Тверской области. За окнами блочной пятиэтажки вдруг раздался истошный детский крик. Жилец с первого этажа выбежал на улицу — и обомлел.

Прямо под его окном лежал почти голышом пятимесячный младенец. Спустя несколько минут выяснилось, что ребенок прилетел — буквально! — с 4-го этажа. Его выбросил в окно пьяный отец — Андрей Шекуров. Только чудом малыш остался жив — его спас сугроб.

Поселок Аввакумово расположен на окраине города Твери — 5—6 блочных пятиэтажек, бестолково разбросанных на пустыре. Здесь, как в одной большой деревне, все знают друг друга. Про Шекуровых говорят, что раньше это была вполне благополучная семья. Но два года назад умерла мать, две старшие сестры уехали в Тверь, а Андрея, студента 2-го курса Тверской сельскохозяйственной академии, отчислили за неуспеваемость. Андрей устроился рабочим — на отделку офисов в Твери. Тогда отец вместе с сыном стали серьезно выпивать. А на хозяйстве осталась 12-летняя Саша — младшая сестра Андрея. Девчушка готовила еду и убирала дом после беспросветных мужских пьянок, на которые собиралась вся округа...

Правда, в прошлом году в их квартире появилась новая женщина. Андрей привел к себе жить подругу — 20-летнюю Юлию Воробьеву. В сентябре у них родился мальчик, которого назвали Савелием. И все бы ничего, если бы 19 января молодая мать не ушла из дома. До сих пор от нее ни слуху ни духу — сейчас ее ищет прокуратура. Теперь стало известно, что у Юлии Воробьевой есть еще один сын, который находится в интернате...

В общем, уход за новорожденным Савелием тоже лег на плечи 12-летней Сашеньки — “умницы-девочки”, как говорят о ней все соседи. А для Андрея исчезновение сожительницы стало большим ударом — свое горе он стал еще с большим рвением топить в водке.

— Андрюха всегда тихий был, спокойный, вежливый, — вспоминает Кристина, соседка с первого этажа. — А тут он просто опустился: страшный стал какой-то, каждый день идет с работы — шатается.

17 февраля около 23.00 Андрей, его отец и приятель Сергей привычно выпивали на кухне. Маленький Савелий спал в своей комнате, Саша — в другой. И тут между отцом и сыном началась ссора.

...Стучусь в обшарпанную дверь, где проживают Шекуровы. На пороге возникает абсолютно пьяный 50-летний мужчина, он едва держится на ногах. Отец Андрея широким жестом предлагает мне войти — делаю шаг и останавливаюсь перед переполненным мусорным ведром посреди коридора. Долго находиться в этой квартире просто невозможно: хочется побыстрее унести ноги от затхлого запаха нечистот, заветренных остатков еды, кусков хлеба, разбросанных по столу, батареи пустых водочных бутылок.

— Из-за чего поссорились в тот вечер с сыном? — спрашиваю отца.

— Не знаю, не помню, — икая, отвечает мужчина. — Он меня еще ногой по голове ударил. Но я это... ничего, не обиделся — внимания на это не обращаю.

Андрей Шекуров, который сейчас сидит в камере ИВС, тоже не помнит, за что он бил отца. Помнит лишь, как с криками: “Никто меня не понимает! Я покончу с собой!” — побежал из кухни в комнату, где спал сын, и заперся там. Позже он объяснил следователю прокуратуры Калининского района, что хотел покончить с собой и сыном, поскольку не мог того прокормить. Следователь Андрей Павлюк удивился: и Андрей, и его отец зарабатывали вдвоем 5—6 тысяч рублей в месяц, что для Тверской области не так уж плохо.

— Я бросился за Андреем, — вспоминает Сергей, принимавший участие в той попойке. — Стал стучать в дверь и кричать: “Парень, не делай глупостей!” Когда же я выбил дверь ногой, то увидел, что Андрей сидит на подоконнике раскрытого окна, ребенка в коляске нет, а с улицы доносится детский плач.

Этот плач услышал и жилец с первого этажа того же подъезда. Мужчина в чем был выскочил на улицу и в сугробе увидел малыша, который просто заходился от плача. Савелия мужчина быстро передал своим родственникам, а сам побежал к Шекуровым, наверх.

— У мальчика была кровь на правой щеке, — рассказывает Кристина. — Он был одет только в две фланелевые распашонки и ползунки. И он так кричал! Мы завернули его в одеяло и вызвали “скорую помощь”.

Тем временем Андрей Шекуров, видимо, поняв, что разбиться при падении с 4-го этажа ему не удастся, побежал на крышу. Неизвестно, прыгнул бы он вниз или нет — подоспевшие Сергей и сосед с 1-го этажа скрутили парня. Шекуров был явно не в себе: орал во все горло, отбивался, цеплялся за железную ограду на крыше.

Сейчас Андрея Шекурова ждет психиатрическая экспертиза. Если эксперты признают его вменяемым, то ему придется отвечать на всю катушку по двум статьям УК РФ: ст. 30 ч. 3 (“покушение на убийство”) и ст. 105 ч. 3 п. “в” (“убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии”). И тогда ему светит лет 15 лишения свободы.

...Когда я пришла навестить Савелия в больнице, он только проснулся. Малыш сладко потянулся, сжал пальчики в кулачки и улыбнулся мне.

— В больницу он поступил с подозрением на тупую травму живота и сотрясение мозга, — сказала заведующая детским отделением Центральной районной больницы. — Но, слава Богу, наши опасения не подтвердились. Мальчик уцелел просто чудом и сейчас полностью здоров. Скорее всего его определят в детский дом.




Партнеры