Правила драки

26 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 185

В Государственной думе внимательно читают “МК”. “ТелеГазета” не раз критиковала ТВ за демонстрацию изувеченных сограждан. И вот лед тронулся: Дума обсуждает поправку к Закону о СМИ о специальных требованиях при информировании о теракте.


Известны несуразности нашего криминального ТВ. Когда, например, в утреннем эфире идет натуралистический репортаж о девушке, “раскроившей голову при падении на бетонные плиты”, это можно объяснить глупостью редакторов, подающих “труп к завтраку”. Когда же телеканалы лепят чернуху на почве случаев терроризма — это уже не глупость, а что-то похуже. Те, кто снимал внутри Буденновской больницы, захваченной террористами, а потом давал это в эфир, — хуже, чем глупцы. Те, кто показывал агонию жертв “Норд-Оста” после газовой атаки, — хуже, чем дураки. Если кому непонятно почему — можем популярно объяснить. Если отбросить идеологическую, политическую и прочую шелуху — в стране ведь идет элементарная драка между государством и отморозками, окопавшимися в Чечне и возле нее.

Все, кому когда-нибудь в жизни приходилось драться и получать по морде, знают, что самое ужасное и непереносимое в драке — это доставить радость врагу. Вид разбитого, окровавленного лица — это высший кайф для того, кто его разбил. Это подтверждение его звериного превосходства. Можно ли представить, что получивший в обычной драке синяк тут же побежит фотографироваться, чтобы этот синяк предъявить миру? Зачем же это делается в масштабе государства? Ведь теракты организуют не для того, чтобы убить конкретного Петю и Васю, а ради резонанса, который вызовет это убийство. Они взрывают и проч. ради того, чтобы это показали по телевидению, чтобы об этом говорили как можно больше — за это они получают деньги, это вдохновляет новых отморозков. Во всей информационной свистопляске, которая затевается после каждого теракта, есть только одно рациональное зерно: воздействовать как-то на спецслужбы, пробудить их к активности. Впрочем, сами представители спецслужб не устают повторять, что ТВ им в этом вопросе — не помощник, не советчик и не организатор их побед. (Кроме недоумения и злости выходки телерепортеров обычно у эфэсбешников ничего не вызывают.)

Потребовалось несколько лет террористической “кавказской” войны, чтобы на ТВ только-только доперли (или хотя бы начали это делать): нельзя из терактов лепить привычный горячий репортаж. Но последние теракты показали, что на общем сдержанном фоне все равно находятся шустряки, которые с упорством маньяков тащат в эфир свои эксклюзивные трупные подробности. Когда в 1977 году на Измайловской линии террористы взорвали вагон метро, телевидение не делало никаких репортажей из тоннеля, корреспонденты не бежали за каретами “скорой помощи”. Да что там: толком не было никаких сообщений. Результат: народ в метро и дальше ездил без страха, террористов поймали, взрывов больше не было. Последователей у такого бесславного террора не нашлось. Цензура оказалась здесь действенным оружием.

Сейчас все наоборот. И результат тоже обратный. Люди боятся ездить в метро. Россия демонстрирует всему миру подробности своих синяков, полученных в драке с террористами, и это вызывает в мире только ужас перед самой Россией. Из террористов сделали этаких мрачных шоуменов. Мы все про них знаем — по Москве бродит черная Фатима, какой-то придурок обещает: будет вам праздник! Мы знаем родственников террористов, где они любят отдыхать в Чечне, сколько денег они получили... На кой хрен нам это надо? Граждане в общем-то хотели бы видеть только одно шоу: операции ФСБ по уничтожению террористов. По правилам драки ТВ должно бы посвящать целые информационные выпуски ликвидации очередного бандита: вот тут можно показать и рассказать все подробно. Вместо этого, когда в мир иной ушел человек, по кличке Хаттаб, грозивший “поднять на воздух Москву”, мало кто из российских телезрителей понял, как и где это произошло. Когда взлетел на воздух джип Яндарбиева — сообщения об этом были хоть и первыми в выпусках новостей, но при этом крайне скупыми. Те, кто ведет с Россией информационную войну, надо думать, постарались, чтобы это было именно так. В отличие от них нашему ТВ все по барабану, и при нынешнем раскладе вещей не очень и понятно, на чьей же стороне в вышеописанной драке оно выступает. За рейтинг маму родную продадут. А раз так, то я обеими руками за антитеррористическую поправку. В драке свобода слова не ценится: здесь побеждает тот, кто умеет молча держать удар.






Партнеры