Новый Путин

26 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 411

Вылет Касьянова из премьерского кресла может оказаться лишь первым из серии сюрпризов, приготовленных Путиным. За последние четыре года все мы привыкли к определенному стилю ВВП: стабильность, отсутствие резких движений в экономике и политике. Но второй президентский срок Путина может оказаться совершенно непохожим на первый.


Большинство лидеров великих держав одержимы своим местом в истории. Ельцин, например, все свое президентство мечтал вынести Ленина из Мавзолея, чтобы стать “могильщиком коммунизма” и в буквальном смысле тоже. Борис Николаевич очень огорчался, когда ему указывали, что вынос покойника — это слишком мелкое деяние для президента. Клинтон страдал по другому поводу: почему, мол, за время моего правления не происходит никаких грандиозных событий и у меня нет возможности стать великим президентом. У Путина подобных проблем нет. Деяние, которое позволит ВВП занять почетное место в нашей истории, совершенно очевидно. Это возвращение России в круг сильнейших и экономически развитых держав.

Едва Путин стал президентом, как его сразу начали обвинять в ничегонеделании. Мол, все инициируемые ВВП реформы или сводятся к укреплению вертикали власти, или носят виртуальный характер. Конечно, отчасти подобные упреки справедливы. Но ожидать от Путина судьбоносных свершений уже во время его первого президентского срока тоже было не очень честно. Ведь нормальные реформы никогда не проводятся с бухты-барахты. А в Кремль Владимир Владимирович пришел не слишком готовым к президентству.

Сейчас ситуация совершенно иная. Условия для резкого скачка вперед хороши как никогда. За плечами Путина — четырехлетний президентский опыт. Цены на нефть постоянно лезут вверх. На российском политическом поле у хозяина Кремля нет соперников. Парламент готов поддержать абсолютно любые предложения исполнительной власти.

Такие благоприятные ситуации бывают в лучшем случае раз в десятилетие. Можно предположить поэтому, что попытка внести интригу в президентские выборы была лишь одной из причин досрочного увольнения Касьянова. Очень возможно, что другой причиной было желание Путина начать запускать реформы чуть ли не на следующий день после своей победы на президентских выборах.

В чем могут выразиться реформы? Суперзадача в сфере экономики понятна. Снять Россию с нефтяной “иглы” и воссоздать наконец промышленность, конкурентоспособную на мировом рынке. Как именно планируется это делать — пока непонятно. Известно лишь, что, согласно плану замглавы кремлевской администрации Шувалова, социалку из затратной сферы планируется превратить в “локомотив экономического роста”.

Можно предположить также, что одними экономическими реформами дело не ограничится. Возможно, что во время второго путинского срока мы станем свидетелями некой политической оттепели. Многим наблюдателям это мнение может показаться парадоксальным. Ведь все последние месяцы Кремль двигался в прямо противоположном направлении. Чего стоит один арест Ходорковского.

Но логика политического процесса указывает на возможность некой корректировки политического курса Кремля. Россия в ее нынешнем виде крайне зависима от Запада. Если наши отношения с США и Европой радикально ухудшатся, цена для нашей страны будет неимоверной. А арест Ходорковского обрушил имидж России и ее президента на Западе. Если не будут приняты меры к срочному исправлению этой ситуации, углубление конфронтации с Западом абсолютно неизбежно. Российский большой бизнес это, кстати, уже понял. Многие крупнейшие компании, напрямую работающие с Западом, уже стали всячески демонстрировать свою приверженность “общемировым демократическим ценностям”. Взять хотя бы появление в списке членов Комитета за справедливые выборы-2008 высокопоставленного сотрудника крупнейшего банка Олега Сысуева. После президентских выборов нечто подобное должны сделать и российские власти.

Впрочем, к неким политическим реформам Кремль подталкивает не только сиюминутная политическая необходимость. Всем независимым наблюдателям ясно, что “советизация” российской политики — это путь в никуда. Очень похоже, что осознание этого есть и в Кремле. “Единая Россия” — это настоящий сброд! В своем сегодняшнем состоянии она напоминает КПСС образца 1984 года!” — эти слова произнес вовсе не Немцов или Рыбкин, а один из самых влиятельных кремлевских чиновников. Затем этот высокопоставленный обитатель коридоров власти долго говорил о том, как “Единую Россию” будут “воспитывать” и “доводить до цивилизованного состояния”. Не менее любопытна была объяснена и необходимость демократических перемен в политике: “Нельзя управлять страной с помощью посадок. Никому не дано вечно находиться у власти. Если мы будем продолжать сажать, то лет через 10—20 посадят если не нас, то наших детей!”

Конечно, если Путин пойдет на радикальные реформы, это будет очень рискованным шагом. Многие предлагаемые сейчас экономические меры просто обречены на непопулярность.

Еще тяжелее будут проводить и политические реформы. Путину придется бороться с самим собой, разрушать отдельные элементы политсистемы, созданной во время его первого президентского срока. Эти “элементы” наверняка будут изо всех сил сопротивляться. Это относится, например, к идее демократического “перевоспитания” “Единой России”. Эта партия сама кого хочешь перевоспитает. Серая чиновничья масса обладает способностью быстро перемалывать нестандартно мыслящих личностей. Взять, например, нового депутата Думы от “Медведя” Владимира Мединского. Еще недавно в качестве руководителя штаба он блестяще провел предвыборную кампанию партии власти в Москве и мастерски защищал в интервью “МК” “незащищаемые” действия этой партии в Думе. А сегодня Мединский вместе с несколькими другими депутатами попал в неформальный медвежий черный список “непослушных” и “по-московски местечковых” народных избранников.

Но цена бездействия гораздо выше, чем цена риска. Если второй президентский срок Путина окажется похожим на его первый, то вряд ли ВВП может претендовать на почетное место в российской истории. Кто не рискует, тот не пьет шампанское.

РЕФОРМАТОРЫ ВТОРОГО СРОКА

Маргарет Тэтчер

Если бы не вторжение аргентинцев на британские Фолклендские острова, Маргарет Тэтчер вполне могла бы войти в историю как провалившийся премьер. Результаты первого премьерского срока Железной Леди большинство экспертов оценили как разочаровывающие. Переизбрание во всяком случае ей не светило. Но победа над Аргентиной изменила настроение избирателей. А во время своего второго премьерского срока Тэтчер радикально переустроила британскую экономику.


Александр II

Цари, как известно, правят пожизненно, и сроков, подобных президентским, у них не бывает. Но любопытно, что один из самых великих российских лидеров — Александр II — непосредственно приступил к реформам приблизительно через четыре года после своего вступления на трон. Корону Александр унаследовал в 1856 году, а крепостных освободили только в 1861-м.


Франклин Рузвельт

Едва став в 1933 году президентом США, Франклин Рузвельт сразу же принялся за борьбу с охватившим Америку страшным экономическим кризисом. Но в течение его первого президентского срока полностью побороть Великую экономическую депрессию так и не удалось. Гениальным реформатором Рузвельта признали именно во время его второго срока.


“ГАДАТЬ МОЖНО ХОТЬ ДО ИЗНЕМОЖЕНИЯ. НО В САМЫЙ ПОСЛЕДНИЙ МОМЕНТ ПУТИН, СЛОВНО ФОКУСНИК, ВЫТАСКИВАЮЩИЙ КРОЛИКА ИЗ ШЛЯПЫ, НАЗНАЧИТ ПРЕМЬЕРОМ СОВЕРШЕННО НЕОЖИДАННУЮ ФИГУРУ”, — такой прогноз дал “МК” один из самых влиятельных российских чиновников. Любовь президента к темным лошадкам общеизвестна. Спикер сената Миронов и глава МВД Грызлов — это лишь два примера никем не спрогнозированных назначений на высшие госпосты. Но пост премьера в России особенный. Если и на него сейчас будет назначена темная лошадка, то это может быть лишь “рысак” совершенно определенного типа. Французский коллега Шерлока Холмса Арсен Люпен учил: если хочешь спрятать вещь, положи ее на самое видное место. Путин уже дал понять, что состав нового кабинета будет иметь символическое значение. Глядя на него, россияне должны четко понимать, в каком направлении пойдет страна в ближайшие четыре года.






Партнеры