Селёдка в зачетке

26 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 409

Счастлив тот человек, который с радостью спешит домой. Корреспонденты “МК” совершили рейд по московским студенческим общежитиям. Возвращаться туда, за редким исключением, не хочется ни за какие коврижки.

Огонь, вода и ржавые трубы

Достопримечательностью общежития №6 Московского педагогического государственного университета (улица Космонавтов, 13) считается... туалет. Один на весь этаж. И какой! На батарею нет даже намека, в окнах — огромные щели. На улице мороз 20 градусов, в сортире — чуть теплее. Спустить штаны здесь по силам лишь закаленному полярнику, а уж сесть на стылый унитаз может только самоубийца-оригинал.

— А еще у нас периодически отключают свет, — вздыхает студентка музфака Таня. — Мы не раз сидели в потемках по нескольку часов...

Соседняя общага №4 того же МПГУ — настоящая школа выживания! Здешним обитателям свет отключают не периодически, а постоянно. Маленький такой Владивосток в Москве.

— Думаете, легко готовиться к экзамену при зимнем световом дне? — возмущается первокурсник Витя. — Мы уже сто раз жаловались в деканат, но реакция нулевая.

Туалет здесь с батареей, зато без защелок на двери. Скажи “нет” смущению!

Фраза “пойду приму душ” прозвучит в этом общежитии как издевательство. Чтобы помыться, надо спуститься в подвал и миновать жуткий коридор, похожий на бункер времен Отечественной войны. Под потолком — ржавая труба, с которой прямо на голову свисают куски изоляции. Уникальный душ — один на все здание в девять этажей!

— Я когда дома рассказываю, что у нас тут творится, мама просто не верит, — жалуется студент журфака Андрей. — И лучше пусть не знает всей правды...

Вся правда — это кухня. На плите, черной от копоти, пламя высотой в полметра напоминает вечный огонь.

В позапрошлом году общежитие на улице Космонавтов уже горело, но, видно, это никому не послужило уроком.

— Мы собираемся делать ремонт общежития №6, так что скоро все изменится к лучшему, — уверяет проректор МПГУ по социальной и молодежной политике Валерий Иванович Жог. — Три этажа мы уже отремонтировали. Иногда сами студенты ведут себя неопрятно — я же не могу приходить и убирать за ними.

На каждого студента, живущего в общежитии Московского государственного открытого университета (улица Бориса Галушкина, д. 9), приходится сразу по нескольку домашних животных. Такому разнообразию позавидовал бы даже дядя Коля Дроздов.

— Мы им даже имена даем, — усмехается студентка МГОУ Оля. — Таракашка Славик, жучок Гришка.

Отодвигаем кровать... Из трещины в стенке, шевеля усищами, выползает жирный таракан.

— Это, наверное, Костик, — узнает “старого друга” Оля.

В “уютном” общежитии МПГУ ребята недавно морили клопов. А в общаге Московского технического университета связи и информатики (МТУСИ) живут не только насекомые, но и мыши.

— Мы уже привыкли, стараемся не обращать внимания, — рассказывает житель общаги Миша.

А вот проректор по административно-хозяйственной работе МТУСИ Александр Розенберг с мышами еще не познакомился.

— Первый раз слышу, что в наших общежитиях живут мыши. Я бываю там несколько раз в месяц, а ректор — каждую неделю. Мы постоянно проводим дератизацию — профилактику от грызунов.

Живучие, однако, попались мыши в МТУСИ! А главное — умные. Научились не попадаться на глаза проректору.

Вечеринка в комнате, которой... нет

— Нам в комнату 310, — бодро заявили корреспонденты “МК”.

Охранник у входа в общагу нахмурился и сказал, что такой комнаты не существует.

— Ну, молодой человек, пропустите! Вечеринку прохлопаем, — нагло врали мы в три часа дня.

Нас пропустили. В несуществующую комнату...

В ГУВД столицы “МК” пояснили, что безопасностью общежитий занимаются исключительно частные охранные предприятия (ЧОПы), нанятые вузом. Как они блюдут порядок, мы убедились на собственном опыте.

Проректор МПГУ Жог рассказал, что нанимать ЧОП дорого, и общежитие охраняют сами студенты, желающие подработать.

— Что греха таить, иногда они могут покинуть пост. А то, что вас беспрепятственно пропустили, даже не проверив документы, неправильно. У нас инструкция — посетителей вообще не пускать, — уверяет проректор.

Шанхайское счастье

На лестничной клетке стоит густой прогорклый запах — хоть топор вешай. Затыкая носы, поднимаемся на четвертый этаж “шестерки” МПГУ и попадаем в “маленький Китай”. Мимо нас, пыхтя и вытирая пот, продавцы тащат клетчатые тюки.

— В МПГУ не хватает комнат для студентов, — жалуется студентка Даша. — На весь факультет предпринимательства выделили девять мест, а для торгашей комната всегда найдется.

Сразу видно, что Даша слаба в математике: со студентов берут по 450 рублей в месяц, азиаты же отваливают по 300 долларов.

— Постоянный запах жареной селедки — не самое худшее, — рассказывают, перебивая друг друга, ребята. — Из-за наших китайских соседей здесь постоянная грязь. Мы чувствуем себя чужими в общаге собственного вуза!

Услышав про торговцев, проректор МПГУ ужасно возмутился:

— Китайцы, о которых вы говорите, — наши студенты. Я не знаю, почему они носят по утрам тюки и баулы, может, просто, подрабатывают на рынке.

По приблизительным подсчетам специалистов, обитателями московских студенческих общежитий может быть от 200 до 350 тысяч человек, не имеющих официальной регистрации в Москве, — при общей численности студентов в столице около 900 тысяч человек.

“Азиатская” статья доходов — не единственная у ректоратов. Во всех общежитиях, которые посетили корреспонденты “МК”, часть помещений сдана в аренду коммерческим фирмам. В общежитии МГОУ под офисы отведен жилой этаж. А в общаге МТУСИ работает целая типография!

— В прошлом году на текущий ремонт общежитий государство выделило 300 тысяч рублей, и Лужков — 537 тысяч, — поделился с “МК” проректор МТУСИ. — А миллион 700 тысяч рублей мы получили от аренды. Сравните цифры. Так и живем.

Зато после пожара в РУДН на этажах студенческих общежитий появились огнетушители, многие вузы разорились и на пожарную сигнализацию. Только грош цена всем этим прибамбасам. Не дай бог, “вечный огонь” с закопченной плиты перекинется на азиатский скарб: всю лестницу заполонят многочисленные тюки и баулы. Беспрепятственно эвакуируются только мыши и тараканы.

Жизнь в студенческой общаге — отдельный учебный предмет. Сдавшие его выходят в жизнь более подготовленными, чем холеные маменькины сыночки. Они умеют морить тараканов, читать без света и ходить в туалет в пальто.



Партнеры