Катаракта

27 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 183

Катар — государство в Персидском заливе. Катаракта — известное глазное заболевание, ведущее к слепоте. Катар явно страдает катарактой — в упор не видит террористов, укрывающихся на его территории. Таковым был покойный ныне Зелимхан Яндарбиев. Он и при жизни осложнял российско-катарское мирное сосуществование, а после смерти его призрак стал причиной настоящей дипломатической войны.


Посол государства Катар С. аль-Кубейси — персона в России малоизвестная. И вдруг попал во все новостные ленты — 25 февраля он был вызван в МИД РФ, где ему было сделано крайне резкое заявление. Оно касалось троих россиян, которых спецслужбы Катара задержали 18 февраля по подозрению в организации покушения на одного из лидеров чеченского терроризма — Зелимхана Яндарбиева. Его автомобиль взлетел на воздух 13 февраля. Россия тогда заявила, что к делу непричастна, и напомнила, что вообще-то власти Катара фактически предоставили убежище человеку, на чьей совести сотни жизни российских граждан, а также причастность к захвату “Норд-Оста”.

При жизни катарские спецслужбы равнодушно взирали на пребывание в стране пособника “Аль-Кайеды”, официально внесенного в санкционный список ООН как один из наиболее опасных международных террористов. Но гибель Яндарбиева пробудила от спячки местную контрразведку. Мертвый чеченец уже никого не интересовал, но тот факт, что кто-то провел в катарской столице такую беспрецедентную операцию, привел, очевидно, к тому, что погоны на плечах катарских чинов безопасности “затрещали”. Начался ударный поиск если не самих исполнителей акта возмездия, то хотя бы козлов отпущения. Таковые вскоре нашлись — трое российских граждан, один из которых имеет дипломатический паспорт. К тому же все трое оказались — это МИД подтверждает — сотрудниками российских спецслужб.

Если они и виновны, то вина эта весьма сомнительна — ликвидация террориста, возможно, причастного и к недавнему взрыву в московском метро, акт благородный. Да и вопрос возникает: если эта тройка и “убрала” Яндарбиева, то чего она целых 5 дней до ареста прохлаждалась в Катаре? Пила пиво, “обмывала” успех операции? В таких случаях мгновенно уносят ноги, а уж вытащить трех своих агентов оттуда наши спецслужбы за это время могли бы без проблем. И чтобы выдвинуть обвинения в организации взрыва яндарбиевской машины, нужны веские улики. Сомнительно, чтобы троица потом бродила по городу с карманами, полными взрывчатки или схемами передвижения Яндарбиева по городу. Скорее всего их взяли “пустыми”, с тем чтобы “выжать” впоследствии признания, не зря же говорится в заявлении МИД: “на протяжении семи суток российским гражданам отказывали во встрече с представителями посольства России”.

Поэтому напрашивается несколько иная версия. Этих троих взяли, потому что катарской контрразведке надо было сохранить лицо (и чины). О руке Москвы в ликвидации Яндарбиева в прессе писалось много, и вот вам эта рука, правда, только три пальца от нее. Зато какие — офицеры российских спецслужб! Одного этого достаточно.

Виновны или нет? Вопрос, прямо скажем, наивный. Ну кто на него сейчас ответит в такой щекотливой ситуации? А вот то, что бросать наших на растерзание в чужой стране никак нельзя, должно быть ясно. В этом ключе и действует наш МИД, и действует правильно, жестко, решительно. В результате переговоров один из арестованных уже освобожден и переведен в посольство. Судьба других решается. А властям Катара следовало бы задуматься вот о чем. Если не предоставлять свою территорию террористическим отбросам, не важно, какой национальности, то и неприятностей не будет.


Комментарий “МК”.

Случаи, когда сотрудники спецслужб попадаются за границей при проведении спецопераций, не столь уж редки. Например, в истории Израиля было немало моментов, когда по заданию правительства спецслужбам приходилось заниматься ликвидацией террористов за пределами страны. Однако среди операций израильской внешней разведки, о которых стало известно в мире, были не только удачные. Так, например, 25 сентября 1997 г. “Моссад” совершил в Иордании неудачное покушение на Халеда Машаля, одного из лидеров ХАМАСа. Чтобы замять скандал и освободить двоих арестованных агентов из иорданской тюрьмы, израильтянам пришлось выпустить на свободу духовного лидера ХАМАС шейха Ясина.

Другим провалом стало дело Ицхака бен-Таля, сотрудника “Моссад”, 21 февраля 1998 года арестованного швейцарской полицией при попытке установить подслушивающие устройства в доме ливанца Абдаллы аль-Зейна, занимавшегося в Европе сбором средств на террористическую деятельность “Хезболлах”.

Во всех случаях в результате закулисных сделок арестованные израильтяне были очень скоро возвращены на родину. Какова же была цена их свободы, можно судить по случаю в Иордании. Тогда Иерусалиму пришлось освободить из тюрьмы человека, считающегося сегодня одним из главных врагов Израиля.




    Партнеры