Бывший “дьявол”, ныне “ястреб”

27 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 161

Уникальный случай: едва-едва завоевав престижнейший Кубок Стэнли, Олег Твердовский не стал продлевать контракт с “Нью-Джерси Дэвилз”, а решил вернуться в Россию! Только не в “Крылья Советов”, из которых когда-то уезжал за океан, а в самый, говорят, богатый клуб нашей хоккейной Суперлиги — “Авангард”: эту команду называют еще полуофициально “Омскими ястребами”.

Он вернулся — и с ходу показал всем, что такое настоящий атакующий защитник: назвать лидерство Твердовского среди наших оборонцев-бомбардиров просто внушительным — не сказать ничего. Да и в сборной, где Олег ныне является вице-капитаном, его авторитет непререкаем. Что лишний раз подтверждает красующаяся на свитере буква “А” — “ассистент капитана”. Нет, кроме шуток, без Твердовского нашей сборной на чемпионате мира, который стартует через пару месяцев в Чехии, было бы очень тяжело...

— Олег, прошлым летом вы говорили, что возвращаться в Россию пока не собираетесь, — и вдруг... Неужели не было предложения ни от одного североамериканского клуба?

— Предложения были. Сразу от нескольких команд. Но все они, скажем так, тянули резину, надеясь предложить контракт поменьше. А я считаю, что, выступая в сильнейшей в мире хоккейной лиге, игроки должны знать себе цену. Вот и отправился в Россию, в “Авангард”.

— Омичи были единственными, кто вышел на связь?

— Да. Мой агент распространил информацию, что я рассматриваю любые варианты, но, думаю, другие наши клубы просто не восприняли ее всерьез. Или считали, что для меня российская Суперлига — страховочный вариант, хотя я сразу сказал, что это не так... Как бы то ни было, для меня было ясно, что в России есть лишь несколько клубов, с которыми можно вести серьезный разговор, и “Авангард” — один из них.

— Не пугало, что Омск — не близко от Москвы?

— Нисколько. Для меня это не имело никакого значения. На протяжении сезона город все равно не видишь: постоянные игры, перелеты, тренировки, а на остальное времени не остается...

— Выдвигали ли какие-нибудь особенные условия — например, квартира, дом или машина?

— За время, проведенное в Америке, я привык к тому, что команда только выплачивает положенные по контракту деньги, а своими бытовыми проблемами ты занимаешься сам. Не знаю, может, в России все обстоит иначе, но никаких условий я не выдвигал. Живу где хочу, сам оплачиваю свое жилье, езжу на автомобиле, который мне нравится.

— Сейчас многие российские хоккеисты и тренеры жалуются на сверхжесткий календарь. А вам как — после НХЛ?

— Не считаю его таким уж жестким. Если правильно поставить тренировочный процесс, то хватит сил на весь сезон. И эмоциональных, и физических.

— Что приятно, а что не очень удивило в России?

— Порадовал интерес болельщиков к хоккею. Когда я уезжал, он был практически нулевым, а сейчас, особенно в глубинке, полные дворцы спорта уже никого не удивляют.

— То, в каком состоянии находятся ледовые площадки, раздевалки, гостиницы, не стало откровением?

— Нет. Именно это я и ожидал увидеть. Но все хоккейное хозяйство постепенно развивается. Конечно, нам еще далеко до НХЛ, но такой огромной пропасти, что была 10 лет назад, уже не существует.

— На что мог бы претендовать “Авангард” в НХЛ?

— Сложно говорить. Там — совсем другая игра, намного больше силовой борьбы на каждом участке поля, и в этом компоненте моя команда уступила бы всем. Если бы играли на европейских площадках, то, возможно, и имели бы какие-то шансы, а на североамериканских — без вариантов...

— Бытует мнение, что игрок, вернувшийся из Америки, из-за более низкого класса нашего чемпионата может и не выкладываться на все сто процентов.

— Не знаю таких случаев. Всегда надо играть в полную силу — это твоя работа, за которую получаешь деньги. Да и то, что в России легче играть, не более чем миф. Из-за большего размера площадки приходится гораздо больше двигаться, чем в НХЛ, это отнимает много сил.

— А как считаете, сможет ли классный игрок-американец — например, нынешний супербомбардир Рик Нэш — адаптироваться в России и стать лучшим снайпером у нас?

— Все зависит от способности каждого отдельно взятого хоккеиста к адаптации. Не каждый сможет освоиться после европейских площадок в НХЛ. Но и половина игроков американской лиги никогда не смогла бы заиграть в России. Особенно это касается игроков обороны — больших, мощных, привыкших к постоянной силовой борьбе. А вот скоростные нападающие с хорошим катанием могли бы успешно выступать в российской Суперлиге.

— Живое подтверждение ваших слов — Максим Сушинский, который не смог проявить себя в НХЛ.

— Ну почему же не смог? Играл прилично, забивал. Но очень важно попасть в свою команду. Например, оказаться в таком клубе, как “Миннесота”, играющем просто в убийственный хоккей с постоянным выбросом шайбы — а там как получится, для такого техничного игрока, как Максим, смерти подобно. Попади он в “Ванкувер” или “Детройт” — кто знает, как бы все сложилось...

— Вы выступали за разные команды — “Анахайм”, “Бостон”, “Нью-Джерси”; в какой из них была самая здоровая атмосфера?

— Наверное, мне везло, и во всех командах подбирался хороший коллектив. Но все же стоит выделить “Нью-Джерси” прошлогоднего образца, выигравший Кубок Стэнли. Это была возрастная, опытная команда с богатыми традициями. Видимо, это и стало залогом нашего успеха. Создать хороший коллектив — главная задача тренера в НХЛ. Кататься, бросать по воротам умеют все, поэтому на первый план и выходит психологический аспект.

— Как в этом плане обстоят дела в “Авангарде”?

— У нас действительно сплоченная команда, с характером, и, считаю, нам по силам решать любые задачи.

— Очевидно, что во многом в блестящей игре, которую показывает ваша команда, заслуга главного тренера Валерия Белоусова. Каким волшебным образом он сумел поднять команду с 13-го места в первую тройку, да в придачу вернув атакующий стиль, за который так любили “ястребов” не только в Омске, но и за его пределами?

— Думаю, Белоусов — идеальный тренер для нашей команды. У нас много ребят, умеющих и любящих играть в комбинационный, остро атакующий хоккей. В “Магнитке” ему удалось создать такую команду — видимо, получается воплощать свои идеи в жизнь и в Омске. Хочу отметить, что с предыдущим тренером — Герсонским — никакого конфликта не было. Просто, когда команда проигрывает, кто-то должен за это отвечать. Выхода два: либо увольнять тренера, либо игроков. Руководство клуба пошло по первому пути. С приходом нового тренера в команде, как это обычно бывает, произошел эмоциональный всплеск. Белоусов доказал, что умеет найти общий язык не только с отдельными игроками, но и со всей командой в целом. Ребята поверили в него, зарядились его энергией и верой в себя, заиграли.

— Говорят, первое, что сделал Белоусов, возглавив “Авангард”, — это собрал у себя всех лидеров, и вас в том числе, для доверительной беседы. Так и было?

— Никаких мини-собраний не было. Если разговор и шел, то со всей командой.

— Уже много говорилось о проблемах адаптации. Ну а вам самому как легко дался переход из самой закрытой команды НХЛ в самую атакующую Суперлиги?

— Я пытался строго выполнять установку тренера, работал на тренировках и, можно сказать, довольно легко приспособился к игровой модели моей новой команды. А проблем с переходом на большую площадку я даже не почувствовал.

— Как складываются внутрикомандные отношения? С чехами нормально общаетесь?

— Они все прилично говорят по-русски, не первый год в “Авангарде”, вжились в коллектив. У нас нет деления на русских и иностранцев.

— Есть ли команды, против которых вам удобно играть и против которых тяжело?

— Сейчас со всеми тяжело. Хотя есть, конечно, более мощные команды, такие как “Лада”, “Локомотив” или “Динамо”, против которых приходится сложнее. А так — уровень в Суперлиге выравнивается: в полноги уже никого не обыграешь.

— В последнее время часто говорят о том, что наш хоккей все больше берет от канадского: много силовой борьбы, постоянные бессмысленные забросы шайбы в зону противника... Вы это замечаете?

— Скорее мы не берем, а пытаемся что-то взять. Поймите, все это называется одним словом — “хоккей”, потому что одинаковые клюшки, шайбы, коньки, но сама игра и правила совсем разные. В Америке, на маленькой площадке, выше скорости, больше бросков по воротам и силовой борьбы...

— Но все же можно сказать, что наш хоккей изменился, стал более грязным, что ли?

— Борьбы действительно стало больше, а вот по поводу грязи... Каждый тур чемпионата России заканчивается каким-нибудь судейским скандалом, в Америке такого себе представить невозможно, там это единичные случаи. И дело даже не в том, что в НХЛ не принято обсуждать судейство, а в том, что судят там грамотно и непредвзято. Кто в России встречает арбитра в аэропорту? А кто размещает его в гостинице? Правильно — принимающая сторона. В НХЛ этим занимается специальная организация. Вот в России и получается, что выиграть на выезде практически невозможно — сражаться приходится не только с соперником, но и с судьями. С этим необходимо что-то делать, ведь в некоторых матчах происходит такое... Это тормозит развитие нашего хоккея.

— А драки во время матчей — это слепое подражание НХЛ или они действительно нужны как часть шоу?

— Я считаю, что в драках нет ничего плохого. Если игроки хотят выяснить отношения, не надо им мешать, а удалять до конца матча тем более не стоит — за океаном обычно больший штраф дают инициатору, но не выгоняют из игры. Хоккей — мужская игра, и если кто-то позволил себе таким образом выразить свои эмоции — пускай. А доходит до того, что игрока дисквалифицируют и на следующий матч! К тому же драки на льду привлекают болельщиков — это элемент шоу.

— А как относитесь к высказываниям современных комментаторов в духе “такой хоккей нам не нужен”?

— Знаете, иногда, слушая комментарии матча, удивляюсь: человек все это специально говорит или просто настолько не разбирается в игре? Иногда смешно, но бывает и грустно: обыкновенный болельщик принимает все это за чистую монету, и в голове у него складываются определенные стереотипы. На комментаторах лежит очень большая ответственность — они в какой-то мере формируют общественное мнение, понимание игры.

— Говорят, что “полицейские” в жизни добрейшие люди...

— Драться — просто их работа. Кто-то забивает шайбы, кто-то раздает пасы, а кто-то дерется — в России нет таких узких специалистов.

— А Юдин?

— Не считаю его чистым “полицейским” в американском понимании.

— В командах НХЛ, в которых вы выступали, были колоритные бойцы?

— Когда я только попал в “Анахайм”, там был тафгай — Тодд Юэн. Когда он выходил на лед, в его глаза было страшно смотреть — там была пустота, а в жизни этот страшный человек писал детские книжки. Вот такой контраст...

— Про Кубок Стэнли давно хотели спросить. Как игрокам удается поднимать эту 15-килограммовую махину над головой, словно пушинку?

— По сравнению с тем, сколько сил затрачивается для выигрыша Кубка, — это ерунда. Эмоции переполняют. Некоторые игроки по 20 лет выступают в НХЛ, но выиграть заветный трофей им не удается. Считаю, что для победы в Кубке Стэнли надо быть очень везучим человеком — и оказаться в нужной команде в нужное время. Пожалуй, это самый сложный турнир в мире. Взять олимпийское “золото”, мне кажется, проще: надо выиграть 5—6 игр — и все. Это своего рода лотерея, да и список претендентов не так велик. В НХЛ же упорнейшая борьба идет на протяжении всего сезона и достигает своего апогея к играм плей-офф. Пройти всю дистанцию на высоком уровне очень сложно. И не только физически, но и психологически.

— Чемпионский перстень часто надеваете?

— Раньше довольно часто, а сейчас только на официальные мероприятия. Боюсь держать такую ценную для меня вещь дома, поэтому храню его в банке.

— Приятно было привезти Кубок Стэнли в Москву?

— Конечно. Договорились с Сергеем Брылиным вместе везти трофей. В итоге где-то два с половиной дня Кубок находился в России. Жаль, что не получилось свозить его на родину, в Донецк.

— В футболе, наверное, за донецкий “Шахтер” болеете?

— Ну, болельщиком меня назвать нельзя. Очень редко бываю в Донецке — 3—4 дня в году, когда летом приезжаю повидать родственников, на футбол времени нет. А так по газетам слежу за “Шахтером”. Радовался за ребят, когда они стали чемпионами.

— С кем-то из команды лично знакомы?

— Нет, но если бы представилась возможность — с удовольствием бы познакомился. Я человек открытый, общительный.

— А за время работы в Америке не завели знакомых среди голливудских звезд? Или среди политиков?

— Времени на это не было. Вот ребята из “Нью-Джерси” побывали на приеме в Белом доме, общались с Джорджем Бушем. Я там присутствовать не мог, ведь на тот момент уже был игроком “Авангарда”, а в России вовсю шел чемпионат.

— Каких высот способна добиться российская сборная?

— По подбору игроков и уровню мастерства мы не уступаем никому в мире. Главное — иметь сплоченную команду, и тогда нам любые задачи по плечу. На Кубке “Балтики” мы не выиграли в основное время ни одной игры, но чувствовался командный дух. Удастся сохранить такую обстановку внутри сборной, в чем лично я нисколько не сомневаюсь, — порадуем болельщиков.

— Сейчас роль законодателя мод выполняет сборная Чехии. Не считаете ли, что было бы целесообразно пригласить в российскую сборную тренера-чеха?

— Вопрос не ко мне. Считаю, игроки не вправе критиковать или обсуждать тренерскую деятельность... И все же — чувствуется, что мы “заплесневели” за последние 10—15 лет. Если сборная не выигрывает золотых медалей на чемпионатах мира последнего десятилетия, это не чья-то конкретная ошибка, это уже система — виноваты и тренеры, и игроки...

— Поставим вопрос иначе: лично вы испытывали бы дискомфорт, возглавь национальную команду иностранец?

— Нет. Иностранцы довольно успешно работают в российских клубах, и это не вызывает у игроков негативных эмоций. Неважно, какой национальности тренер, главное, чтобы его работа приносила результат.




    Партнеры