Полный onlove

28 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 561

Я никогда не думала, что кто-то может влюбиться в моего мужа. Влюбиться отчаянно, до спазма в горле. Так, много лет назад я никак не могла себе представить, что однажды женятся мои одноклассники с их вечно потертыми на локтях пиджаками, заспанными по утрам физиономиями и полным нежеланием хоть что-либо понимать в школьной программе за выпускной класс. За десять совместно прожитых лет они стали как родные, я относилась к ним со всем мыслимым снисхождением и понимала их как никто, но чтобы терять голову... Я никогда не думала, что кто-то может влюбиться в моего мужа.

Домовенок “Ася”

Их было двое — Карри и Феня. Вообще-то обеих звали Натальями, но в компьютерной Сети люди выбирают себе “ники”, как правило, по своему истинному образу и подобию. Обе “пришли” в “аську” к мужу с каких-то интернетовских конференций, в которых я отродясь ничего не понимала, да и не желала понимать, и остались в окнах нашего компьютера как два смешных человечка: ручки, ножки, огуречик, с указанными рядом “никами”. У них не было возраста, внешнего облика, черт лица. Да, Бог мой, были ли они вообще женщинами?! Они никогда не злились, не обижались, не шутили, их эмоции выражала лишь следующая за короткими фразами, возникающими на мониторе, мешанина из звездочек и скобок, в которой я не разбиралась. Приглашение на разговор и вовсе выражалось громким стуком, возникающим ниоткуда. На мой взгляд, так мог призывать к общению Барабашка или домовой.

Конечно, меня удивляло, что в близких друзьях мужа — компьютерные символы, но и мои приятели казались ему не без греха. На том мы и сходились, ссорясь лишь, как политики из-за эфирного времени, из-за доступа в телефонную сеть. Как только телефонный сигнал был разделен по-братски — мне вечер, ему ночь, — проблем больше не возникало.

А потом я познакомилась со странными “никами”, ведь и муж привечал моих друзей и даже готовил для них изысканные яства — моих способностей хватало лишь на яйца всмятку. Иногда я из чувства вежливости приходила поболтать с рисованными человечками. Ощущение при этом возникало странное, как будто тебе отвечает фантом, живущий в недрах компьютера.

Вскоре я составила себе собственное представление об обеих и даже мысленно нарисовала себе их образы, общаться с голыми “никами” я не могла, хоть ты тресни. Карри была мне близка и понятна: умная, дерзкая, самостоятельная, независимая ни финансово, ни эмоционально от окружающих — она была бизнес-вумен в самом классическом представлении. Квартира, и не одна, приличный доход, муж, ребенок — все было делом исключительно ее рук. Мой муж ее искренне любил. “Еще бы, — думала я, — ведь она так похожа на меня!” Впрочем, мне она тоже нравилась.

— Давай возьмем Карри второй женой, — часто полусерьезно шутил муж.

— Карри? Карри давай! — соглашалась я.

Не соглашалась только Карри: “Мать вашу, я — антижена!” — писала она, сопровождая это чередой смеющихся рожиц, что, как я уже знала, означало в переписке по “аське” шутливый разговор.

Феня вызывала во мне чувства сложные, граничащие с шоком. Мне всегда казалось, что такие люди, если и появляются на свет, то умирают в младенчестве, раздавленные бременем, который охотно взваливают на их плечи окружающие. Она безропотно принимала в свои объятия чужие беды и горести, послушно подставляя шею в качестве опоры для пытающихся упасть. А последних была пропасть. Когда же к навешенным со стороны несчастьям добавлялись и ее собственные, которые, учитывая наличие мужа, ребенка и собаки, тоже почти не кончались, Феня оказывалась в отчаянном положении. И тогда мой муж, которому она тоже искренне нравилась, мог утешать ее всю ночь напролет, анализируя нарисовавшиеся проблемы. Я, заставая его на рассвете за реанимационными процедурами, лишь усмехалась. Я никогда не любила крайностей, включая уважаемую мать Терезу...


Комментарии психолога:

Общение по компьютерной Сети не так невинно и безопасно, как кажется со стороны. То обстоятельство, что собеседник не просто не знает тебя лично, но даже и не видит, упрощает общение. Раскрыться, исповедоваться становится до смешного просто. Исчезают комплексы внешности, физических недостатков, которыми страдает большинство. Мысль, что ты в любой момент можешь сменить “ник”, электронный адрес и потеряться в Сети, позволяет людям полностью расслабиться. Если общение не выходит за рамки сброса негативных эмоций, то это полезно. В противном случает дело может закончиться бедой.

Красная Шапочка в Паутине

Мирное сосуществование “асечной” братии рухнуло в один день. Все началось с телефонного звонка мне на сотовый.

— Это — Карри, — сказал незнакомый женский голос, — я у тебя с твоим мужем. Ты не боишься?

— Боюсь, — отозвалась я, — что вы забудете поменять постельное белье. А так — чувствуй себя как дома.

— Приезжай пораньше, — предложила она, — водки захвати, а то у вас пустыня, и батон хлеба.

— Ага, — согласилась я, — и еще одного мужика для ровного счета.

Нет, все-таки она мне нравилась.

Мужика искать оказалось некогда, а водку я купила — украинскую горилку с медом и перцем. Пол-литра. Карри отличалась от придуманного мной образа, как вода ото льда, по ее уверенному тону в “асечных” разговорах, по небрежным высказываниям в адрес сильного пола я представляла ее совсем другой, куда более эффектной. Но все равно она была хороша — раскованна, уверенна, спокойна. Мы выпили по первой: “за нас, за женщин, ранимых и гонимых”, затем по второй и по третьей. Муж пытался разруливать ситуацию. “Иди в Интернет!” — сказали мы наконец в один голос. Он подумал, оценил расстановку сил и пошел. А мы раскурили кальян...

— Я ушла от мужа, — вдруг неожиданно сказала Карри, затягиваясь дымом с ароматом яблока.

— Разумно, — заметила я, уже зная, что мужчина не играл заметной роли в жизни сидящей рядом женщины: зарабатывал на сигареты, подращивал ребенка и обеспечивал сексуальный комфорт.

— Оставляю ему шикарную “трешку” в центре, двадцать штук баксов, машину “десятку”, — продолжила Карри, — ухожу голая в никуда.

После паузы я высказалась нецензурно.

— Я влюбилась, — коротко отозвалась Карри.

Я впала в окончательный ступор. Кто? Карри? Эта железная леди? Влюбилась?

— Три месяца в Инете, два часа в реале, один трах, — соизволила пояснить она.

— Кто он? — только и смогла спросить я.

— Да я толком и не знаю, — пожала она плечами, — моложе меня лет на десять, живет в Истре, кажется, женат. По профессии психоаналитик.

— В Истре? — переспросила я. — Там водохранилище хорошее...

— Я не умею плавать, — резко сказала Карри, — я влюбилась, понимаешь ты?

— Значит, он тебя психопроанализировал?

— Немного, — согласилась она.

— Нет, я все-таки не понимаю, — не сдавалась я, в моих глазах Карри делала страшную глупость, — хорошо, влюбилась, бывает... Но зачем строить из себя Аню Каренину? Зачем все рвать, зачем на рельсы? Там холодно! Живи так...

— Не хочу так! Я так больше не могу! — она опять затянулась дымом.

— А что муж?

— Плакал... Не отпускал. Да ему без меня будет лучше, я же задавила его совсем, деньги — я, квартиры — я, бизнес — я. А теперь он поднимется, человеком себя почувствует, мужиком!

— Зачем ты ему хату оставляешь?

— Я ему и ребенка оставляю, — усмехнулась Карри. — А сама уезжаю...

— В Истру.

— Да, Москва меня давно раздражает.

— А как же твой бизнес?

— А я его бросаю, — равнодушно пожала плечами Карри, — вторую квартиру продаю, надо будет неустойки проплатить, еще штук десять набежит.

— Он такой же, как все, — осторожно заметила я.

— Они другими не бывают, — согласилась Карри. — Да мне он и не нужен, просто я поняла, что не могу жить прежней жизнью. Я всегда была должна, должна, должна! Бросила когда-то науку, потому что нужны были деньги. Родила сына, потом вертелась, вкалывала, зарабатывала! Я не хочу больше, я хочу найти себя!

— А как же ребенок?

— Буду часто приезжать. Раньше я его вообще не видела — сутками работала, теперь наверстаю.

В комнату заглянул муж, бросил оценивающий взгляд на пустую бутылку и спросил только одно: “Вам сходить?” Мы снисходительно кивнули.


Комментарии психолога:

Главная опасность заключается в том, что за “добрыми, чуткими никами” может стоять кто угодно, поэтому детям и женщинам следует быть крайне осторожными в общении по Сети. Далеко не всегда человек “под ником” именно такой, какой он есть на самом деле, гораздо чаще такой, каким хочет выглядеть в глазах окружающих. К тому же нельзя забывать, что однажды в проблемах подростка может охотно разобраться педофил, а в женских — маньяк-интеллектуал. Этакий Серый волк из “Красной шапочки” в интернетовском варианте.

Вот это фенечка!

...Карри уехала на рассвете, одинаково по-братски обняв и расцеловав и меня, и мужа. В тот же день я в силу сложившихся обстоятельств срочно проверяла электронную почту, чего обычно никогда не делаю, и открыла только что полученное письмо. Оно предназначалось не мне. Но прежде чем я это поняла, глаза успели охватить написанное, а мозг оценить смысл слов. А ведь я никогда не думала, что можно влюбиться в моего мужа. Влюбиться отчаянно, до спазма в горле.

Отношения мы выясняли вечером. Голова у меня еще болела после выпитой накануне горилки.

— Как ты мог? — шипела я на мужа, словно кошка на непрошенного в дом пса. — Как ты мог так поступить?

— Как так? — держал оборону муж.

— Влюбить в себя человека! Женщину! Зачем ты полез в ее жизнь?! Что она теперь будет делать?! Ладно бы это была — Карри: сильная и независимая! Но Феня!!! Она же не переживет, чертов ты дурак!

— Я ничего не делал специально! — огрызался муж, испытывая, но упорно не признавая вины.

— Что ты теперь намерен делать?

— Я сейчас к ней поеду, — чуть заискивающе сказал муж.

— Да уж поезжай, конечно, — фыркнула я, — утешай, не терять же человека!

...Муж вернулся поздно, привез шикарную ветку мимозы. До того вечера я не видела в продаже этих резко пахнущих, отвратительно желтых, фальшиво пушистых первых признаков наступающей весны.

— Ну что, психопроанализировал? — ледяным голосом поинтересовалась я, имея в виду совершенно другое.

— Да при чем тут это, — горько вздохнул муж, — если бы все было так просто!

И я поняла, что вторая Наталья тоже бросила своего мужа...


Комментарии психолога:

Обе женщины “купились” именно на внимание к себе и психоанализ своих личностей. Первая, более сильная, по всей видимости, действительно попала в поле зрения профессионального психиатра, к которому отнеслась как к обычному человеку и даже другу, отчего безбоязненно раскрылась. Он же, в свою очередь, применил к ней весь набор профессиональных навыков. Скорее всего был задет его профессиональный интерес, и он искренне старался “разгрызть твердый орешек”. Насколько это повредит женщине, сказать сложно. Если она и впрямь не связывает свою дальнейшую жизнь с этим мужчиной, что было бы ошибкой, а резко сжигает мосты, чтобы реализоваться в чем-то другом более мощно, то, вполне возможно, ей это и удастся. Состоявшаяся, значимая личность всегда жаждет большего, и иногда достаточно одного толчка, чтобы человек решился изменить привычный, комфортный образ жизни и шагнуть в никуда за еще большим успехом.

У второй женщины ситуация куда более сложная. В основе ее любви лежит само желание быть любимой. От нее требуют внимания все: близкие, друзья, соседи, но о ней самой никто не заботится. Внимание со стороны мужчины, который сам в поддержке не нуждается, поднятие им ее собственного женского и личностного реноме и привело к возникновению чувства любви. Она теперь жаждет быть рядом с ним и постоянно подпитываться его вниманием. Мужчина же оказывается не в лучшем положении. С одной стороны, он вынужден нести пресловутую ответственность за “того, кого приручил” — личность слабую и ранимую, с другой — необходимость дарить подобную заботу, которая никогда не обходится без сексуальной составляющей, резко усложнит, а может, и вовсе разобьет его жизнь. Лучше всего попробовать мягко уговорить женщину, убедить ее вернуться на круги своя. Если не удастся, остается рвать по живому.

* * *

На третий день обе виртуальные женщины ушли в offline и отключили мобильник. А я немного подумала и выбрала себе зверский “ник” — “кроличий бандикут”. Куда бы сходить?





Партнеры