По $400 с носа за рекорд Гиннеса

1 марта 2004 в 00:00, просмотров: 463
Виши Ананд и Пласидо Доминго не приехали в Москву

В Москве в гостинице “Россия” закончился коммерческий турнир “Аэрофлот-опен”, в котором в трех группах по швейцарской системе играли: в “А” — гроссмейстеры и мастера с приличным рейтингом, в “В” — с более низким, в “С” — “чайники”, едва отличающие сицилианскую защиту от французской. Плата за удовольствие сыграть в шахматы стандартная — 400 долларов. Круто, если учесть, что в других странах больше сотни не берут (“отбить” свои деньги, а тем более что-то заработать дано не многим). Кстати, ни один семисотник (рейтинг выше 2700) не участвовал в мероприятии. Первоначально планировался Ананд (из-за этого он даже пропустил Линарес), но, видно, Виши обиделся, узнав, что ему тоже надо вносить 400 баксов. Конечно, экс-чемпион мира не разорился бы, но все-таки немного унизительно. Представьте себе, что на концерт приглашают Пласидо Доминго и для начала требуют его уплатить определенную сумму: “А гонорар, уж извините, зависит от того, как вы споете”.

В группе “А” 1—3-е места разделили гроссмейстеры Сергей Рублевский, Рафаэл Ваганян и Валерий Филиппов — 7 очков из 9. О победителях в “В” и “С” умолчим, так как их имена известны лишь в узком семейном кругу.

В главном турнире участвовали два вундеркинда — украинец Сергей Карякин и норвежец Магнус Карлсен. Карякин стал гроссмейстером в 12 лет, сейчас ему 14 — в шахматном отношении он вырос, но, перейдя в отрочество, несколько потерял в детской непосредственности. Карлсен выделяется блестящей игрой, а также своим обаянием. На старте Магнус буквально послал в нокаут опытного гроссмейстера Сергея Долматова. Оба вундеркинда сыграли вполне успешно (у Карякина 6 очков, у Карлсена — 5,5), и им остался всего один шаг, чтобы ворваться в шахматную элиту.

В “России” собралось около 600 шахматистов, примерно четверть из них — гроссмейстеры. Специальная комиссия посетила турнир, чтобы зафиксировать рекорд (для российской Книги рекордов Гиннесса): наибольшее число обладателей высшего титула, игравших в одном состязании. Вопрос в том, будет ли указано в Книге Гиннесса, что гроссмейстеры чувствовали себя в турнирном помещении как сельди в бочке, чуть ли не задыхались во время игры и то и дело выбегали из зала, чтобы глотнуть воздуха. Но может быть, автор слишком строг: без шахмат жизнь скучна, и лучше такой не слишком комфортный турнир, чем вообще никакого.

Второе пришествие Фишера?

После окончания турнира корреспондент “МК” задал 13-летнему норвежскому вундеркинду, юному международному мастеру Магнусу Карлсену несколько вопросов. (Иногда тот “ходил” по подсказке своего отца Хенрика — эта пара заметно выделялась в зале: двухметровый гигант и светловолосый невысокий мальчик.)

— Магнус, ты боевой шахматист?

— Судите сами. В девяти турах сделал всего одну ничью, и то в последнем туре — пять раз выиграл, трижды проиграл.

— Россия в твоих шахматных маршрутах какая страна по счету?

— Уже 25-я.

— Какие дальнейшие планы?

— В Москве я выполнил второй гроссмейстерский балл. Остался третий. Хорошо бы уложиться в 13 лет...

— С какого возраста ты играешь и с кем занимаешься?

— Папа научил играть в 5 лет, но с первой попытки я не особенно увлекся шахматами. Более удачная была, когда мне исполнилось восемь. Пару лет со мной играл только папа. Он сам неплохой шахматист, время от времени участвует в турнирах. Вообще, я самоучка, но в последние годы иногда мне уделяет внимание наш гроссмейстер Симен Агдестейн.

— Василий Смыслов сказал, что ты своими лихими атаками напоминаешь Михаила Таля.

— Комбинации люблю, но, если честно, партии Таля пока не изучал.

— Кажется, ты хорошо играешь вслепую?

— Есть маленький опыт. Однажды встречался с пятью норвежскими ребятами одновременно, и довольно успешно.

— Компьютером пользуешься?

— Конечно, но предпочитаю читать шахматные книги.

— Какие-нибудь чемпионские титулы у тебя уже есть?

— Месяц назад выиграл турнир в Голландии. В 2002 году в чемпионате мира “до 12” разделил первое место с вашим Яном Непомнящим, но дополнительные показатели оказались не в мою пользу. Может быть, в чемпионате “до 14” мне удастся опередить всех?

— Чем увлекаешься, кроме шахмат?

— В Норвегии все катаются на лыжах. Мне нравится также играть в футбол, подниматься в горы.

За время короткой беседы Магнус ни разу не улыбнулся: солидный ребенок. Сейчас все говорят, что он может стать вторым Фишером. Интересно, улыбался ли Бобби в его возрасте или был таким же серьезным?




    Партнеры