Голодовки отменяются

3 марта 2004 в 00:00, просмотров: 224

Все заключенные Санкт-Петербурга и Ленинградской области, участвовавшие в недавней беспрецедентной голодовке — а таких было 5088 человек! — живы-здоровы и питаются отменно. “Ведь на самом-то деле они не голодали, а просто отказывались от казенной пищи, — объяснил вчера на пресс-конференции первый замначальника ГУИН Минюста РФ Валерий Краев. — Личные запасы продуктов из посылок и передач они продолжали есть”.

Так в чем же был глубокий смысл этой странной голодовки?

Все началось с того, что одновременно в нескольких питерских СИЗО и колониях заключенные подали жалобы, абсолютно одинаковые по содержанию и объему. Смысл их сводился к одному: в питерских тюрьмах — беспредел. Зэки пеняли на случай в ИК-4, где скончался осужденный Юрий Коряков. Правда, это скорбное событие случилось полтора года назад — 17 октября 2002 г. К тому же Корякову были нанесены смертельные травмы в ходе драки, затеянной самими арестантами. Пострадавшего пытались спасти — оперативно доставили его в больницу, но он не выжил.

Почему-то именно этим давним случаем и воспользовались как поводом организаторы голодовки. Вернее, как выяснилось в ходе проверки, организатор был один — вор в законе Алексей Гудына по кличке Леша Иркутский. До недавнего времени 30-летний Гудына был на свободе, но разыскивался за разбой. Правда, непонятно, каким образом Гудына, никогда не сидевший на зоне, присвоил себе “почетное” звание “вор в законе”. В 18 лет он был судим за вымогательство, но ему дали 3 года условно.

Так или иначе, через свои связи в криминальных кругах Гудыне удалось распространить в питерских местах заключения образец жалобы, под которой подписались более 5 тыс. зэков. “Это было организовано через адвокатов, родственников и даже правозащитников, — сказал Валерий Краев. — Конечно, наверняка не обошлось и без помощи самих сотрудников УИН”.

По словам Краева, регулярно всплывают случаи сотрудничества персонала колоний и СИЗО с заключенными. В прошлом году, например, за связи с арестантами были возбуждены уголовные дела в отношении 43 работников УИН.

Словом, Гудыне удалось добиться своего — поставить на уши весь ГУИН. А вообще-то таким образом, как говорят, он “хотел поднять свой авторитет в криминальных кругах”. Но при этом здорово навредил сам себе. 26 февраля, через два дня после так называемой голодовки, его задержали и отправили на нары.

Примечательно, что слухи о питерском бунте едва не вдохновили на подвиги и московских арестантов. 25 февраля в знаменитой Бутырской тюрьме одновременно более 100 человек обратились с жалобами на... некачественный хлеб. Якобы хлебопекарня в Бутырке работает из рук вон плохо. Стоит ли говорить, что жалобы были написаны одним почерком и слово в слово повторяли друг друга...

Самое интересное, что буквально накануне, 19—20 февраля, Бутырку посетили представители Московской Хельсинкской группы. Они беседовали со многими заключенными и ели... тот же самый хлеб. И все было в порядке, никаких жалоб, по крайней мере по поводу хлеба, от арестантов не поступало. Когда же стали разбираться, выяснилось, что на самом деле в Бутырке и других СИЗО Москвы провели большой шмон — время от времени сотрудники изоляторов тщательно проверяют камеры и изымают запрещенные вещи. В последний такой заход у заключенных отобрали более 100 мобильных телефонов. Это, можно сказать, рекордное количество. Кроме того, в отношении некоторых заключенных усилили режим изоляции. Как заявил начальник УИН по Москве Виктор Злодеев, это делается для того, чтобы разного рода лидеры и авторитеты, пытающиеся взорвать ситуацию изнутри, не могли влиять на основную массу заключенных. Все это и стало причиной того, что зэки в Бутырке попытались организовать голодовку. Но не сумели.

Что касается условий содержания так называемых VIP-персон, как-то: Ходорковский, Лебедев и т.п., — то в этом смысле никаких поблажек для них, как сказал Валерий Краев, не предусмотрено: “Сидят, как все”.

По данным на 1 февраля с.г., в исправительных учреждениях и СИЗО России содержались 844 тыс. человек, из которых 146 тыс. — в СИЗО, остальные — в исправительных колониях.

ПЛЮС 20 ГРАММОВ МАРГАРИНА
Арестантов стали кормить на выезде

Впервые в России разработаны и утверждены “Нормы сухого пайка” для этапированных осужденных, а также обвиняемых и подозреваемых при их нахождении в суде.

Удивительно, но раньше о питании зэков, находящихся вне “родного” учреждения, никто не заботился. Надо сказать, что этим категориям наедаться от пуза не придется. Нормы более чем скромные, и на них взрослый человек дольше двух-трех дней вряд ли протянет.

Кроме своей скудности новые нормы отличаются “сухостью”. Впервые предлагается давать заключенным не полноценную пищу, а концентраты. Естественно, при этом человека обязаны обеспечить горячей водой — для разбавления и — цитирую приказ Минюста — “придания блюдам свойственного им готового вида”. Есть еще одно новшество: этапированному и находящемуся в суде должны выдать одноразовую посуду. Правда, в одном экземпляре (1 ложка и 1 стакан) на все сутки. Будет ли зэк при повторном использовании их мыть или вытирать сам, или ему помогут надзиратели — закон умалчивает. Кроме того, впервые утверждены нормы еще для двух категорий осужденных: следующих к месту жительства, ссылки или поселения, а также несовершеннолетних, направляющихся к месту жительства или работы. Их паек выглядит чуть более прилично — включает различные консервы и даже соль. К перечисленным продуктам могут быть добавлены сало (шпик) или маргарин (20 г) и еще хлеб (200 г).

ИЗ ДОСЬЕ “МК”
КАК БАСТУЮТ В ЗАРУБЕЖНЫХ ТЮРЬМАХ

Октябрь—декабрь 2000 г. — одновременно в 48 тюрьмах Турции началась бессрочная голодовка 1300 заключенных в знак протеста против их предстоящего перевода в новые тюрьмы усиленного режима. В ходе нее погибли 15 узников и 2 военнослужащих, 57 человек с обеих сторон пострадали.


Июль 2002 г. — 300 боссов итальянских мафиозных группировок объявили голодовку в тюрьмах по всей стране, протестуя против планов властей ужесточить уголовно-процессуальный кодекс.


Апрель 2003 г. — более 700 заключенных эстонской тюрьмы Мурру объявили голодовку в знак несогласия с вступлением в силу новой редакции закона о тюремном заключении.


Апрель-май 2003 г.— около тысячи заключенных двух тюрем в Тбилиси и Кутаиси объявили бессрочную голодовку, протестуя против затягивания расследований и судебных процессов. В последующие несколько дней к ним присоединилось еще около 4 тыс.


Февраль 2004 г.— заключенные изолятора шведской тюрьмы строгого режима Кумла, в 200 км к западу от Стокгольма, начали голодовку в знак протеста против ужесточения правил их содержания.



    Партнеры