Скинхеды за “Pодину”

4 марта 2004 в 00:00, просмотров: 531

В Советском Союзе не было диссидентов и секса. Зато были уголовники и была любовь. Если же не то и не другое, то тогда — “политические отщепенцы” и всевозможные “извращения”.

В современной демократической России нет ни скинхедов, ни нацистов. Зато есть “хулиганы”. Правда, два дня назад и.о. министра внутренних дел РФ Рашид Нургалиев во всеуслышанье заявил по поводу “бритоголовых”: “Это самые настоящие правоэкстремистские, фашистские группировки, какими бы лозунгами они не прикрывались”.

А они, между прочим, не прикрываются — действуют открыто и нагло. Потому что знают (впрочем, как и мы все): от заявлений до реальных действий — дорога дальняя.


Из пяти человек, привлеченных к уголовной ответственности за погром на Ясеневском рынке в 2001 году (погром был приурочен ко дню рождения Гитлера), трое приговорены судом присяжных к условному наказанию, а еще двое — признаны невиновными. Эти двое — сотрудники журнала “Русский хозяин”. Одна из них — внештатная сотрудница журнала; ее в связи с приближающимся Международным женским днем оставим в покое. Примем во внимание трудную женскую долю. Другой “невиновный” — заместитель редактора “Русского хозяина”.

Именно около помещения этого журнала собирались бритоголовые, чтобы, вооружившись железными прутьями и обломками труб, отправиться на рынок “разбираться с черными”. Именно к этому призывал скинхедов, как утверждает следствие, тот самый заместитель редактора. Но в суде подтвердить это обвинение никто из свидетелей не захотел.

Между тем свидетели тут не слишком-то и нужны. Достаточно было познакомить присяжных хотя бы с некоторыми фрагментами журнала “Русский хозяин”. Ну вот, к примеру (с сохранением того “русского” языка, который свойствен практически всем нашим национал-патриотам):

“Мы русские в 1812 году, живьем сжигали раненых наполеоновских солдат в их московских лазаретах. Мы, русские, в 41—45 годах взрывали немцев спящих в домах и казармах, в госпиталях. Мы этим гордимся. И правильно делаем! Так было и так будет! Но почему в таком случае мы хотим от чеченцев чего-нибудь другого? Мы, что? Хотим дождаться того же самого от татар, от башкир, от черкесов, от осетин, ингушей, аварцев, лакцев, акинцев, кабардинцев, балкарцев, адыгов, тувинцев. Они уже ненавидят русских за то, что делается в Чечне. Понимая, что завтра русские сделают то же самое, на их земле. Может быть какие-то придурки и хотят иметь врагов в своем доме. Враждебные народы на своей московской улице. Нам такое безумие не нравится”.

Хоть и безграмотное, однако вполне красноречивое признание. Особенно если учесть, что наполеоновские и гитлеровские войска были захватчиками, чего никак не скажешь о тех народностях, которые перечислены “Русским хозяином”. А уж прозрачный “намек” на то, “что завтра русские сделают то же самое на их земле”, — и вовсе из ряда вон.

Но продолжу:

“Мы за взаимовыгодное сотрудничество между народами, но только при условии отсутствия паразитических толп бандитов, из числа представителей кавказских и азиатских народов на русской земле”.

“Только неизбежность возмездия может остановить инородческих паразитов от попыток причинения вреда русской нации в дальнейшем”.

“В Москве живут враждебные народы. Пусть чеченцы живут в свободной Чечне, а русские в свободной от чеченцев России”.

По окончании процесса в Мосгорсуде государственный обвинитель поражения прокуратуры не признал. Журналистам он заявил, что, дескать, когда работу обвинителя оценивают домохозяйки и инженеры, говорить о проигрыше несправедливо.

Может, и так. А может быть, присяжных стоило ознакомить с цитатами из вышеупомянутого журнала? Тогда не было бы и поражения, и подстрекатели не ушли бы от ответственности...

Впрочем, чего уж теперь... После драки.

Предвижу, правда, что кое-что у нас еще впереди. Ибо теперь, после столь благополучно завершившегося для них судебного процесса, наши нацисты (или скинхеды) почувствуют себя и вовсе безнаказанными. Тем более что есть у них, как выясняется, весьма солидная поддержка.

В те же дни, когда завершался процесс в Мосгорсуде, в Краснопресненском суде столицы состоялось судебное заседание по иску некоего Токмакова к “МК”. Это тот самый Токмаков, который вместе со своими единомышленниками из организованной им скин-группировки “Русская цель” напал на чернокожего охранника американского посольства в Москве. Это случилось в 1998 году. Спустя несколько дней Токмакова изловили и приговорили к трем годам лишения свободы, однако очень скоро амнистировали. С тех пор г-н Токмаков, надо полагать, благоденствует, успешно продолжает “борьбу за правое дело” и обзаводится покровителями. В Мосгорсуде он тоже присутствовал, поддерживал “своих”. Присутствовавшим на процессе журналистам этот г-н заявил:

“Московские власти постоянно говорят, что у нас нет скинхедов, но это ложь. Скины есть и будут. И будет еще больше”.

Так не только московские власти утверждают, будто нет у нас никаких скинхедов, а есть разве что отдельные “хулиганы”. То же самое утверждают и Генеральная прокуратура, и федеральная власть, и депутаты нашей замечательной Думы... Не исключаю, правда, что теперь, после заявления и.о. министра внутренних дел, позиция прокуроров и депутатов изменится. Но — не обязательно: у них, прокуроров и народных избранников, свой взгляд на нацистов. Сочувствующий.

Так вот. Г-н Токмаков подал иск против “МК”, обидевшись на то, что газета назвала его фашистом. И потребовал в качестве возмещения ущерба более трех миллионов рублей.

В суде, однако, выяснилось, что никакого ущерба не было, поскольку “МК” всего лишь констатировал факт: г-н Токмаков — фашист. Что и было зафиксировано судьей Тюленевым, отказавшим истцу в сатисфакции.

Но вот что интересно. В судебном деле имеется письмо депутата Думы г-на Бабурина. Письмо на депутатском бланке, за собственноручной подписью народного избранника. В нем содержится много лестных слов о Токмакове и о его роли в предвыборной кампании на благо блока “Родина”. Из того же письма, а также со слов самого г-на Токмакова (кстати, во время судебного слушания не выпускавшего из рук флажок партии “Родина”) стало известно, что он входил в федеральный избирательный список блока чуть ли не под десятым номером. И только из-за “МК”, обозвавшего кандидата в депутаты фашистом, г-н Рогозин распорядился вычеркнуть его из списка. И если бы не злонамеренность моего коллеги-журналиста, один из главарей скинхедов уже заседал бы в Думе.

Дело тут не в сметливости г-на Рогозина, сумевшего вовремя отделаться (хотя и наверняка с сожалением) от такого “соратника”. И не в позиции отъевшегося г-на Бабурина, который за последние несколько лет сумел (судя по его письму) плавно развернуться: к демократии — задом, к нацистам — передом. А в той поддержке, которой пользуются отечественные нацисты у наших депутатов. Ясное дело — не у всех. У некоторых.

Между прочим. Доктор социологических наук, заведующий лабораторией проблем молодежи НИИ комплексных социальных исследований Петербургского университета Анатолий Козлов в одном из интервью определил скинхедов следующим образом:

“У большинства заметны задержки развития — срабатывает алкогольная наследственность. Они просто не умеют думать, но очень внушаемы. Не пьют, занимаются физкультурой. Они просто играют в солдатиков. Это прямолинейные люди, которые не приемлют консенсуса. Очень часто от нашего прекраснодушия мы пытаемся говорить с ними как с нормальными людьми. Нельзя этого делать! Скинхед для меня — пациент, и говорить с ними можно только как с пациентами”.

Говорить с этими пациентами как с нормальными людьми — нельзя, тут доктор Козлов абсолютно прав. Но вот использовать в своих целях — вполне можно.

Именно это и делают наши депутаты. Некоторые.



Партнеры