Не все Mедведеву Mалин

4 марта 2004 в 00:00, просмотров: 387

АНЕКДОТ ДНЯ

Скандальный режиссер Ганин поставил порномюзикл “Эротические приключения Ивана Рыбкина”. Интересно, теперь другие кандидаты в президенты тоже потребуют от Центризбиркома предоставления им равных возможностей?

Есть вещи, которые поначалу не кажутся очень важными. Но потом вдруг выясняется, что они как раз и были серьезнейшим поводом к большим изменениям. Предъявление обвинений председателю Фонда федерального имущества Владимиру Малину — из их числа. И дело не в том, что под суд должен пойти министр. И даже не в том, что Малин стал очевидной жертвой в погоне за “головой Ходорковского” (не обвинив Малина, трудно выходить на суд по возможному хищению Ходорковским и Лебедевым акций “Апатита”). Главное — сама форма, которую выбрали следователи для своих действий. Она в состоянии вызвать пренеприятнейшие разборки на самом верху.

Российский фонд федерального имущества (РФФИ) — одно из ключевых ведомств, которое находится в постоянном диалоге с бизнесом. Именно через счета фонда осуществляются все приватизационные сделки. Он является формальным владельцем госсобственности. Через него, если возникает необходимость, государство может приобретать интересующие его акции. Признание в судебном порядке недействительным мирового соглашения РФФИ и “ЮКОСа” неприятно прежде всего потому, что создается прецедент. До сих пор ни одно из подобных соглашений РФФИ не оспаривалось. Теперь же все может стать по-другому. Бизнес — и отечественный, и иностранный — и без того напуган делом “ЮКОСа”. А тут еще один повод для страха. Поэтому ситуация, возникшая вокруг РФФИ, — совершенно объективный повод для политического руководства страны разобраться, что происходит. Тем более во время предвыборной кампании.

Но именно действия следователей и не позволили это сделать. Представители прокуратуры вошли к Малину в кабинет ровно за десять минут до того, как он должен был ехать на доклад к главе Администрации Президента Дмитрию Медведеву. Малину не позволили не только поехать в Кремль, но даже позвонить в приемную Медведева и сообщить, что он не приедет. Ведь с момента их появления в кабинете председателя РФФИ “начались следственные действия”. Во всяком случае, такую картину рисуют в самой Администрации.

Если все так и было, то нельзя не признать: так далеко сотрудники силовых структур еще ни разу не заходили. Во-первых, не может не встать вопрос о несанкционированной слежке за высшими государственными чиновниками. Ведь поверить в такое совпадение практически невозможно. Во-вторых, один из главных политических руководителей страны — глава Администрации Президента РФ — был лишен возможности лично разобраться в ситуации. Прокуратура все решила за него. В Кремле такого не было года с 37-го.

Расформирование РФФИ, которое теперь многим кажется неизбежным, и так ставит слишком много вопросов. Ведь с исчезновением фонда исчезнет и прозрачная отработанная схема приватизации госимущества. А только в этом году должно быть приватизировано собственности на 1,2 млрд. долларов. Там, где нет прозрачности, сразу возникает коррупция, с которой сейчас все борются. Как уже говорилось ранее, оказывается под вопросом огромный пласт сделок и соглашений РФФИ за последние 10 лет, что создает еще более питательную среду для возникновения самых разных злоупотреблений. Но, похоже, главная проблема теперь будет лежать в другой плоскости. После того как Малину не дали сделать доклад Медведеву, огромное количество чиновников впадет в ступор. Они будут больше следить не за требованиями своих министров и даже Администрации Президента, а за пожеланиями Владимира Устинова и его замов.

Сама форма следственных действий не может не обострить и без того непростые отношения Администрации Президента с силовыми органами. Молча снести пощечину Медведеву не позволит его статус. Учинить скандал — спровоцировать мини-кризис в самый неподходящий момент. В итоге демонстративное неуважение прокуроров к политическому руководству создает объективные трудности в управлении. В СССР все это проходили неоднократно. Иосиф Виссарионович время от времени приводил своих опричников в чувство, устраивая массовые чистки среди них самих. После смерти Сталина были выпущены специальные ведомственные инструкции, что не имеет право делать КГБ и прокуратура без получения санкции партийных органов. Эти инструкции соблюдались строже, чем законы. За их нарушение погоны клались на стол незамедлительно.

Теперь свой рецепт предстоит выработать и Путину. Он не может оставить ситуацию без внимания. Запущенный конфликт может обернуться очень серьезными проблемами. Сейчас советские способы уже невозможны. В ФСБ недавно опробовали новый вариант. Заместитель Патрушева по экономической безопасности Юрий Заостровцев был выведен в резерв. И хотя он получил при этом внеочередное повышение воинского звания до генерал-полковника и теплое место в правлении Внешэкономбанка, можно не сомневаться, что по сути это была отставка. Отставка, возможно, вызванная сложной репутацией Заостровцева в СМИ. Если исходить из этой логики, то часы почетной отставки Устинова уже запущены. Просто неизвестно, когда зазвонит будильник.




Партнеры