Чудовище из Шарлеруа

4 марта 2004 в 00:00, просмотров: 1133

Восьмилетняя Жюли Лежен, выйдя одним отнюдь не прекрасным июньским днем 1995 года из дому, не знала, что никогда больше туда не вернется. Ее тело нашли спустя много месяцев в могиле, спрятанной во дворе дома, принадлежавшего Марку Дютру.

С тех пор прошло семь лет: следствие по делу Марка Дютру, бывшего электрика из бельгийского города Шарлеруа, вылилось в 56 страниц обвинительного заключения. На первое судебное слушание, состоявшееся 2 марта, его привезли в полицейском фургоне с пуленепробиваемыми стенами. Для Дютру внутри фургона была оборудована отдельная изолированная секция. Вне ее тесной компанией сидели сообщники педофила и убийцы: его жена Мишель Мартен, 62-летний бизнесмен Майкл Ниуль и еще одна фигура, замешанная в этом деле, — наркоман Майкл Лельевр. Был и четвертый участник педофильных оргий, Бернард Вейнштейн, но Дютру еще до ареста избавился от него — напоил снотворным и закопал живьем.

Вновь, как старый фильм ужасов, бельгийские газеты прокручивают сюжет семилетней давности, когда после рейда полиции в дом электрика на шоссе Филипвилль там нашли двух перепуганных девочек, числившихся пропавшими без вести: 12-летнюю Сабину Дарден и 14-летнюю Летицию Дельез. На заднем дворе собаки учуяли могилу, в которой оказалось тело несчастной Жюли Лежен. Вместе с ней было обнаружено захоронение другой ее пропавшей ровесницы — Мелиссы Руссо.

Дютру арестовали. Казалось бы, еще одна — из многих — историй с маньяком-педофилом в главной роли. Но не все так просто в этой истории, не зря многие в Бельгии со скептицизмом смотрят на начавшийся процесс. Бельгийский Интернет полон версий, в которых утверждается, что Дютру не был маньяком, да и психологи не утверждают прямо, что он педофил. А кто же тогда?

* * *

Детство Дютру провел с родителями, работавшими по контракту в Бурунди. Вернувшись в Бельгию, родители развелись. Мать, оставшаяся после развода с пятью детьми на руках, не могла уследить за сыном, который рос неуправляемым и агрессивным. Покинув родительский кров, он женился на воспитательнице детсада Мишель Мартен. Парадокс, но именно жена-педагог составляла мужу компанию в его первых педофильских “забавах”. Насилуя детей, супруги снимали все это на видео. В 1988 году Дютру с женой за похищение и изнасилование пяти девочек от 11 до 18 лет были приговорены... к трем годам тюрьмы. Правда, вскоре после апелляции прокурора тюремный срок был продлен до 13 лет. Но и его преступная чета не отсидела. В феврале 1992 г. по рекомендации психолога супруги Дютру были освобождены от наказания. А там семейка и вовсе вышла из-под надзора полиции, обзаведясь тремя собственными детьми. Но это совсем не означало того, что они решили завязать со своим “увлечением”.

Планируя новые похищения, Дютру соорудил в подвале своего особнячка что-то вроде тюремной камеры. Но у него было еще несколько тайников, вне дома. На это указывают авторы неофициальных версий, задавая резонный вопрос: зачем? Не потому ли, что планы Дютру были весьма обширны? Он создавал свой бизнес по продаже малолетних рабынь состоятельным клиентам, наводил и зарубежные связи. Например, с одним из приятелей ездил в Чехию. Позже среди его вещей полиция нашла пленку со сценами жестокого изнасилования чешской школьницы.

Ничем не приметный дом-тюрьма на шоссе Филипвилль стал ловушкой для двенадцатилетней Сабины Дарден. Она ехала на велосипеде в школу, не помышляя о беде, когда угодила в лапы Дютру и другого сластолюбца — Мишеля Лельевра. Девчушка провела в своей “тюрьме” 80 дней. Сейчас повзрослевшая Сабина — одна из ключевых свидетельниц на процессе.

“Он приковал меня к кровати за шею”, — рассказывает бывшая пленница садиста. Дютру насиловал девушку несколько дней, затем запер в подвале, где был всего лишь матрас и висела оголенная лампочка. О чистоте темницы тюремщик особо не заботился: Сабина жила среди пустых консервных банок “с остатками томатного соуса и корок хлеба, который становился зеленым после 2—3 дней”.

Пленнице Дютру благодушно разрешил писать письма домой, уверяя при этом, что родителям наплевать на судьбу дочери.

“Я им рассказывала о том, как проходит мой день, как если бы я была на каникулах, — вспоминает Сабина. — Я желала им счастья. А он говорил мне, что мои родители подлые. Но, несмотря на это, я их любила”.

Ни одно из писем Дютру не отправил, все 34 полиция нашла в доме при обыске, в то время как отчаявшаяся семья обивала пороги полицейских участков, моля отыскать пропавшую дочь.

Спустя пару месяцев у Сабины появилась “соседка” — 14-летняя Летиция. Вряд ли девочки когда-нибудь увидели бы белый свет, если бы полиция наконец-то не вышла на след Дютру и не освободила их из заточения. Девочки были запуганы настолько, что, когда появилась полиция, они не решались выйти на свет, пока находившийся тут же Дютру не “смилостивился”: “Можете выходить!”

* * *

Узнав подробности этой жуткой истории, страна впала в ужас. Многочисленные вопросы возникли позже, когда миновал первый шок. Бельгию охватили слухи о протекции, которую Дютру имел со стороны полиции и высокопоставленных чиновников. И верно, беспечность полиции, у которой буквально на глазах действовал маньяк, причем “с репутацией”, просто поразительна. После того как в 95-м пропали девочки Жюли и Мелисса, мать Дютру направила в полицию письмо, где указала на возможную связь своего сына с похищением. Полиция не использовала этот шанс, как и сообщение одного из своих информаторов о том, что похищения девушек на совести “человека по имени Дютру”. Информатор заявил, что тот предлагал ему по $5000 за то, чтобы он похищал и поставлял новых девочек.

Все же летом 1995 года полиция наведалась в дом-тюрьму, обнаружила даже перепланировку подвала, но Дютру объяснил, что проводил там дренажные работы. В том же году стражи порядка еще четырежды приходили с обыском, но безрезультатно, пока наконец следователь Жан Коннеротт не проявил большее рвение, чем его предшественники. Он и обнаружил юных пленниц — Летицию и Сабину. Арест педофила и убийцы наконец состоялся.

Началось следствие, и пошли странности. Вот лишь некоторые из них. Когда уже был арестован Дютру и найдены тела Жюли Лежен и Мелиссы Руссо, некто Пиро, владелец сети баров на шоссе Филипвилль, позвонил их родителям, сказав, что знает, что случилось с девочками. Дело в том, что следствие так и не установило, ни где содержались Жюли и Мелисса (следов их пребывания в доме Дютру не нашли), ни как были похищены, ни как погибли, ни кто конкретно сексуально надругался над ними. Пиро сказал, что соберет на поминальный ужин родителей других пострадавших от рук Дютру детей и сообщит им нечто важное об этом деле. Но ужин не состоялся, потому что Пиро был вскоре найден мертвым. В убийстве обвинили его ревнивую жену. Был убит и еще один потенциальный свидетель, торговец автомобильным ломом Таглиферо. Его замечали в обществе Дютру и подозревали как участника педофильных оргий. Но и Таглиферо был убит, когда Дютру пошел за решетку. Его жена заявила, что мужа убрали, поскольку тот знал людей, приходивших в зловещий подвал “лакомиться” юными пленницами. Жена, вернее, уже вдова, Таглиферо тоже так и не дала официальных показаний, не успела — сгорела вместе с собственным домом.

* * *

“Дело Дютру” приобрело масштаб общенационального скандала, им занималась парламентская спецкомиссия. Словно в насмешку над правосудием педофил в апреле 1998-го совершил побег. Когда его доставили в суд для ознакомления с материалами дела, он отнял у конвоира пистолет, выбежал на улицу и, захватив автомобиль, удрал по дороге, ведущей к Люксембургу. Правда, через три часа его схватили в перелеске. Сторожа охотничьего хозяйства, помогшего в поимке Дютру, сделали чуть ли не национальным героем, его приняли король с королевой. Зато Бельгии побег педофила-рецидивиста стоил настоящего правительственного кризиса: в отставку подали министры внутренних дел и юстиции, а также командующий жандармерией генерал Дериддер.

В 2001 году французское издательство “Фламмарион” выпустило книгу Жана Николя и Фредерика Лавашри “Досье педофилов: скандал дела Дютру”. Авторы задались вопросом: почему растянувшееся на годы расследование дела “чудовища из Шарлеруа” полностью замалчивается? Бельгийский монарх Альберт II усмотрел в этом намек на то, что его обвиняют в попустительстве неким заинтересованным силам, и подал на издательство в суд за “оскорбление главы иностранного государства”.

Дровишек в огонь слухов подбросил и сам педофил. В 2002 г. он дал интервью частному каналу фламандского телевидения, заявив, что в стране действует мощная организованная педофильская мафия. Интервью тайком было записано журналистом, которому удалось проникнуть в камеру Марка Дютру в тюрьме города Арлон на юге Бельгии. Преступник сообщил, что регулярно поддерживал связь с членами этой преступной организации. Судя по тому, что никаких конкретных имен не называлось, скорее всего педофил попросту воспользовался шумихой для того, чтобы самому предстать едва ли не “жертвой” VIP-злоумышленников.




Партнеры