Глазьев на трех шурупах

6 марта 2004 в 00:00, просмотров: 313

Во фракции “Родина” под руководством хирургов из Кремля прошла уникальная операция по пересадке головы: с поста лидера фракции свергли Глазьева, заменив его Рогозиным. Кресло вице-спикера опустело. За особые заслуги перед Администрацией Президента туда делегировали ассистента кремлевских эскулапов Сергея Бабурина.


Штаб по свержению Глазьева расположился в кабинете Рогозина. Депутаты должны были поставить подпись под одним из пяти проектов решения о главе фракции. Например, был вариант избрания лидером генерала Варенникова. Но он взял самоотвод.

Документ о смене лидера подписали 22 депутата из 38. У Рогозина был вид Георгия Победоносца, только что убившего змия. Но если бы он слышал, что сказал представитель “Единой России”, прибежавший посмотреть на развязку драмы, то боевой задор слегка бы подрастерял. “Кролики думали, что они сношаются, а их разводили”, — вполголоса произнес единоросс...

“Часть депутатов “продавливали” как могли, — рассказали историю появления антиглазьевских подписей наши источники. — Зампредов комитетов грозили лишить их постов, у других обещали отобрать кабинеты... Вчера вечером у Рогозина было только 17 подписей. Еще пятерых депутатов “сломали” сегодня с утра. Депутат Савельева уже месяц тяжело болеет. Так ей сначала названивали с требованием поставить подпись, а сегодня отвезли документ на дом. Сейчас мы ей звонили — она плачет”. Один из тех, кого “продавили” в последний момент, по словам источника, стал бывший командующий ВДВ Георгий Шпак. Сейчас он баллотируется в губернаторы Рязанской области. Взяли его тем, что “пообещали устроить проблемы с кампанией”...

* * *

Глазьев назначил альтернативное заседание фракции на семь вечера. На двери повесили объявление об этом. Но из общей приемной лидеров “Родины” выскочил помощник Рогозина и, плотно сжав губы, сорвал бумажку. “Распоряжение руководства фракции”, — пояснил он. “Ну ничего себе — срывают прямо на ходу, — изумился представитель глазьевского стана. — Штаны-то мои на месте?..” И на всякий случай потуже затянул ремень. Вскоре на двери возникло второе такое же объявление. “Теперь его будет сложно сорвать”, — злорадствовали глазьевцы, закрепляя бумагу скотчем. “Я и это сниму”, — сказал другой рогозинец. И снял. Скотч не помог.



* * *

Вызывало сомнение, придет ли на глазьевское заседание хотя бы десять человек. Пришли, по разным данным, от 13 до 20. В их числе были даже те, кто проголосовал за отставку Сергея Юрьевича. Например, Бабурин, который несколькими часами раньше заявлял, что “не хочет смотреть Глазьеву в глаза”. По итогам было принято решение: собраться на следующий день и еще раз все обсудить. Хотя обсуждать было нечего: на Глазьеве поставил крест даже думский аппарат. Пришли три человека с отверткой и молча принялись откручивать табличку “Руководитель фракции “Родина” Сергей Глазьев”. Через несколько секунд из кабинета выскочил мускулистый помощник Сергея Юрьевича. “Покажите документы!” — потребовал он. “Мы на работе”, — вяло упирались “анонимы”. Вырвав у незваных гостей отвертку, помощник закрутил три шурупа, которые те уже успели открутить. Незваные гости ретировались, но, аки вороны, продолжали кружить вокруг фракции допоздна. Заподозрив, что ночью табличку таки свинтят, глазьевцы пошли на отчаянный шаг: свинтили ее сами и спрятали в укромное место. А утром прикрутили назад. Но все равно они понимали, что это — конец. А потому стали фотографироваться на фоне таблички. На добрую память, так сказать...






    Партнеры