“Победитель демонов”

12 марта 2004 в 00:00, просмотров: 170

О том, как развивается малый бизнес в Северном административном округе, корреспонденту “МК” рассказывает заместитель префекта округа Александр Кидяев.


— Александр Степанович, как поживает в округе ваше детище?

— Грех жаловаться. В нашем округе в малом бизнесе задействован каждый четвертый житель округа — это ни много ни мало двести тысяч человек. На малых предприятиях выпускается треть от общего объема окружной продукции. Примерно столько же составляет доля налоговых поступлений. Так что с малым бизнесом у нас в округе проблем нет. У нас проблемы с бизнесом большим. Акулы окружного бизнеса упорно не хотят встраиваться в общее цивилизованное пространство, держат качество услуг и продукции на непозволительно низком уровне, но при этом демонстрируют мастер-класс, уходя от налогов и вывозя капиталы за рубеж. Есть в городе строительная компания “ПИК”. Она бьет все рекорды по судебным процессам — новоселы многоэтажек, въезжающих в построенные компанией дома, чаще всех недовольны качеством строительства и оказанных услуг. Многие судебные процессы в округе стали просто хроническими. Последний хит сезона компании — многоэтажка, построенная в опасной близости от тоннеля метрополитена. Жители дома судятся с компанией до сих пор. Но эти досадные мелочи не мешают владельцу “ПИКа” Юрию Жукову открывать на Сейшелах офшорные компании и раскручивать новые мегапроекты. Ясно, что товарищ живет не по законам, обязательным для всех, а по понятиям, которые сам же и придумал. Будем работать.

— О том, как вы работаете, лучше всего знают владельцы московских лотерей. Они называют вас “победителем демонов”. Вы действительно их побеждали?

— Да не побеждал я демонов! Я просто направил лотереи в правовое русло. В свое время, когда я был еще начальником управления бюджетного планирования городского заказа, могучая река неучтенных финансовых потоков мирно текла мимо городского бюджета и оседала в карманах разного рода “джентльменов лотерейной удачи”. Неофициальный оборот лотерей в Москве, по оценкам экспертов, составлял порядка ста миллионов долларов. В год. В то время как городская казна на развитие социальных программ получала не более 10 миллиардов рублей — без учета деноминации. В столице разыгрывалось до 70 процентов всех общероссийских лотерей. С моей точки зрения, при соответствующем законодательстве оборот лотерейной деятельности в Москве мог достигнуть одного миллиарда долларов. Причем отчисления в городской бюджет могли составить 35 процентов. Поэтому мы решили перенаправить бесконтрольную финансовую реку в муниципальное русло, ограниченное жесткими тисками налоговых отчислений, и стали продвигать в Мосгордуме закон “О проведении лотерей и лотерей-деятельности в Москве”. Подготовленный нами закон позволял уже не районным управам, а муниципалитетам давать разрешение на проведение лотерей. Я уверен, что многие хозяйственные и социальные задачи на местах можно решить с проведением лотереи, которая может поднять серьезные средства для инвестирования социального проекта.

В процессе подготовки закона к нам действительно приходили лотерейные “демоны” — акулы бизнеса. Они говорили, что сами бесконечно устали от беспредела, который правит бал в этой нише. Мы провели с ними основательный ликбез, объяснив, что любой, даже игровой бизнес в городе должен иметь мощную социальную составляющую. Они безоговорочно приняли наши условия. В результате мощные финансовые потоки были перенаправлены в городской бюджет, что позволило ориентировать их на развитие многочисленных социальных программ. Раскрутили мы и несколько муниципальных лотерей, в том числе и лотерей “он-лайн”, работающих в режиме реального времени. Число участников организованной нами лотереи “Золотой ключ” (выигрышем здесь служит квартира в Москве) растет с каждым годом. Я надеюсь, что рано или поздно проведение муниципальных лотерей в Москве станет такой же традицией, как в Штатах. Там, когда раз в полгода разыгрывается “Джек-пот”, останавливается даже конвейерное производство промышленных гигантов.

— Вы являетесь председателем Московского союза конькобежцев. Вы с детства питаете страсть к конькам?

— Это не я пришел к конькам — коньки пришли ко мне. Когда я работал в системе городского заказа, неожиданно выяснилось, что в Москве нет ни одного ледового дворца, ни одной ледовой дорожки. Был только каток “Искра” в Восточном округе, но он безнадежно отставал от международных стандартов. В результате все ведущие российские спортсмены тренировались за рубежом, преимущественно в Германии. Возможно, именно поэтому московские конькобежцы выбрали меня председателем Федерации конькобежного спорта Москвы. Я сказал: “Ребята, я спортсмен, но не конькобежец”. “Да это и не надо! — успокоили меня. — У нас есть кому бегать и кому ставить олимпийские рекорды. У нас хозяйственников нету!” Тогда и возникла идея построить в каждом округе по ледяному катку. Как всегда, любой проект начинается с того, что кто-то говорит первое слово. Его сказали спортсмены. В результате было принято специальное постановление правительства Москвы о строительстве 10 ледовых катков в каждом из округов столицы. На 90 процентов строительство финансировал город, на 10 — префектура. Мы создали рабочую группу из проектировщиков, архитекторов и спортсменов. В нее вошел и я. Группа съездила для обмена опытом в Норвегию и Голландию. Это была самая черная командировка в моей жизни, потому что ничего, кроме подтрибунного пространства местных стадионов, я в них так и не увидел. После чего мы пришли к выводу, что разработку технического здания дворца все равно надо поручить нашим проектировщикам — зарубежный опыт не адаптировался к нашим климатическим условиям. Строящийся в нашем округе Ледовый дворец, или, как его еще называют, — “крытый конькобежный центр” будет рассчитан на десять тысяч зрителей, со своим паркингом и в будущем — гостиницами. Все будет выдержано в лучших мировых стандартах. Так что не за горами время, когда возродится слава тогда еще советского конькобежного спорта, и мы подарим миру целую плеяду олимпийских и мировых чемпионов.

— Вы кандидат в депутаты Московской городской думы. Какой, на ваш взгляд, закон, принимаемый в Думе, требует самого скрупулезного отношения?

— Несомненно, “Закон о городском бюджете”. Здесь в принципе нет места дилетантизму, и крайне важно мнение человека, владеющего ситуацией “на земле”. Например, в прошлом законе “О развитии физической культуры и спорта в Москве” было сказано, что на эти мероприятия можно выделять не более 1 процента городского бюджета. Но три рубля — это тоже не более одного процента! В таких случаях надо устанавливать не только верхнюю, но и нижнюю границу. К тому же любая правительственная программа должна проходить шлифовку на местном уровне, на земле. Например, в нашем округе, где много старых сталинских домов, программа “Мой двор, мой подъезд”, на мой взгляд, должна быть несколько усечена, а средства должны быть аккумулированы на ремонт старого жилищного фонда.

— А с демонами будете продолжать бороться?

— Обязательно. Нужно соблюдать некие правила взаимного существования, жить по закону, а не по понятиям, платить налоги, принимать участие в городских программах и думать об окружающих, а не только о собственном кармане. Не в банде, в конце концов, живем — в обществе.




Партнеры