Умер Борислав Брондуков

12 марта 2004 в 00:00, просмотров: 918

В среду вечером не стало Борислава Брондукова. Один из самых любимых артистов советского кино умер на 67-м году жизни в деревне под Киевом в страшной нищете.

Брондуков дебютировал в 1962 году в картине Сергея Параджанова “Цветок на камне”. В его фильмографии насчитывается более 110 фильмов, из которых едва ли можно выделить один, прославивший его на всю страну. Кто-то помнит его в образе инспектора Лестрейда в “Приключениях Шерлока Холмса”, кому-то запал в душу непутевый Грищенко из “Зеленого фургона”, а кому-то — нетерпеливый жених из “Гаража”. Фраза, произнесенная его героем в “Афоне”, — “Афоня, ты мне рубль должен!” — вмиг стала крылатой...

Три последних года чета Брондуковых жила в селе Быковна под Киевом. Актеры, знавшие, как нежно и неустанно ухаживала Екатерина Петровна за Бориславом, как легко и без малейшего сожаления ушла от мирских радостей и светской жизни, все силы бросив на спасение мужа, иначе как “святой” ее не называли.

Первый инсульт у Брондукова случился в 1984 году, но он тогда выкарабкался и даже снялся у Аллы Суриковой в “Человеке с бульвара Капуцинов”. А после второго, в 1993-м, три дня лежал в коме.

— Все это время я молилась Богу: пусть только выживет, ничего другого я не боюсь! — вспоминает Екатерина Петровна. — Бронечка выжил, но речь пострадала. Он очень изменился, не вставал с дивана, пребывал в тяжелой депрессии, часто говорил, что теперь никому не нужен. Но в 1996—1997 годах нас стали приглашать в “Артек” в жюри молодежного фестиваля “Жемчужины сезона”, и он ожил, воспрянул духом. А третий инсульт случился дома, и кома длилась 14 дней, вот тогда старшему сыну пришлось бросить институт и пойти работать в казино. Я стала шить на заказ, и все уходило на лекарства. Мы едва сводили концы с концами, пока по российскому ТВ не показали о нас сюжет. После этого со всего СНГ хлынули письма; некоторые люди присылали посылки, и все объяснялись Бронечке в любви. Помню, из Иерусалима пришло письмо с таким адресом: Киев, народному артисту Брондукову. Старый эмигрант писал, что засмотрел его фильмы до дыр, и прислал 50 долларов. Нас и сейчас не забывают. В январе прошлого года приехал Мережко и снял о Бронечке документальный фильм.

— Как вы познакомились с мужем?

— Это было очень давно. Я до Бронечки ни с кем не встречалась, даже за руку не держалась. Была хорошей девочкой и страстно мечтала стать актрисой. С моей подругой Любой Борисовой, режиссером, мы приехали в аэропорт проводить на съемки популярного актера Ивана Миколайчука. Стоим, ждем — и видим: Иван шагает по залу, красавец, чьи фото продавались во всех киосках, а рядом маленький смешной человечек с чемоданом. Наверное, носильщик, подумала я. Иван подошел, представил нам Брондукова как очень талантливого коллегу и отошел с Людой в сторону. Я села скромно на лавочку, а Броня тут же пристроился рядом и смотрит на меня так нахально. Вот, думаю, бессовестный какой!

В феврале 69-го мы устроили помолвку. Я приехала к нему в Одессу на съемки, Бронечка заказал столик в шикарном ресторане “Черное море”, пригласил Виктора Мережко, Георгия Юматова, Киру Муратову. Он был в строгом костюме, я — в красном вязаном платьице, которое мне очень шло. А потом он пришел ко мне в номер и до утра объяснялся в любви. Но между нами ничего такого не было, Броня щадил мои принципы.

— У вашего мужа были друзья среди звезд?

— Он легко сходился с людьми. Когда снимался в “Шерлоке Холмсе”, сдружился с Ливановым, в “Афоне” — с Леоновым, очень теплые отношения сложились с Гафтом, Копеляном, Бурковым, Эльдаром Рязановым и особенно с Виктором Мережко. Бронечка очень любил разные розыгрыши, когда Мережко знакомил его с режиссером Мельниковым, он напустил на себя вид мрачного типа. Его представляют, а он, честно глядя Мельникову в глаза, запустил 2 пальца в карман, вытащил кошелек и спрашивает: “У вас ничего не пропало?”

Похороны Борислава Николаевича Брондукова пройдут в пятницу на Байковом кладбище в Киеве.




Партнеры