Ночная шапочка и светский волк

13 марта 2004 в 00:00, просмотров: 220

Двадцатитрехлетняя Александра провела в ночных клубах практически всю свою сознательную жизнь. Работа и отдых, романы и секс, друзья и недруги — все там.

Андрей Коновалов, психолог и психотерапевт, тоже знает ночную жизнь не понаслышке: несколько лет работал директором элитного клуба. Но в отличие от Саши считает этот период далеко не лучшим временем в своей жизни.

Это их взгляд на клубную жизнь столицы: такую соблазнительную и такую обманчивую...


Александра: Я впервые пришла в клуб на первом курсе Плешки. Раньше родители прессовали по полной программе: английская школа, музыкалка, когда поменьше была — еще и балет в придачу. Чуть ли не до одиннадцатого класса из школы за ручку водили… А как вступительные сдала, так предкам и объявила: все, обязательную программу выполнила, теперь идите сами знаете куда!

Сначала тусили по клубам с однокурсниками, потом я с ребятами-музыкантами познакомилась, интереснее стало. Собиралась огромная толпа, человек по двадцать, каждый раз новые люди, но Арсений, мой молодой человек, он саксофонист, всех знал, и у меня столько знакомых сразу появилось, просто класс!

В Арсения я влюблена была, как душевнобольная. Между прочим, это он меня первый раз заставил стриптиз показывать! Мы в клубе сидели, смотрели на девиц у шеста. Все уже набухались, а когда они выступать закончили, Арсений говорит:

— Лажа — эти ваши стриптизерки! Саш, покажи им, какое тело бывает!

— Ага, — говорю ему, — разбежался, прямо вот сейчас начну показывать!

— Да, сейчас! Иди к шесту и покажи стриптиз!

Он вскочил, денег менеджеру отбашлял, чтоб тот не влезал, и потащил меня за руку. Я, конечно, не хотела, но тоже сильно “хорошенькая” была, вот и стала раздеваться. Ребята просто выли от восторга, и Арсений был доволен. Девчонки-стриптизерши до трусов раздевались, а он заставил меня и трусы снять… Говорю же, дура была, влюбилась как недоразвитая. Да, влюбляются только неумные женщины, не сомневайтесь, и со мной этого больше не случалось. А за тот стриптиз я Арсению только благодарна, он с меня зажим снял, научил проще к разным вещам относиться. Вообще он хороший парень, спился потом только, жалко…

Андрей: В наш клуб пускали только “своих”, по клубным картам. Однако “свои” тоже сильно разнятся между собой. Первая группа — деловые люди. Это бизнесмены, топ-менеджеры и прочие солидные граждане, которые приходят один-два раза в неделю отдохнуть или обсудить свои дела. Для клуба — самая что ни на есть благодатная публика, спокойная, уравновешенная. К сожалению, составляют они не более 25% от всех гостей.

Вторая группа — так называемые тусовщики. Эти ходят в клуб почти каждый день, как правило, богемные или околобогемные персонажи, а также “золотая молодежь”. Куча каких-то писателей, которые ничего не написали, артистов, которые нигде не выступают… Деньги добывают по-разному, кому-то небольшой бизнес достался, кто-то наркотой приторговывает, кто еще как, но большинству мама с папой дают. К этому типу относятся и известные личности, те, что когда-то где-то мелькнули, а теперь не поймешь, то ли есть они, то ли нет, певицы, певцы типа Богдана Титомира и иже с ним. Ксюша Собчак тоже типичный представитель — никто, ничто, просто богатая невеста с хорошим пиаром. Это у них стало как профессия — светская львица, тусовочный персонаж…

Очень громкая публика, для них главное — пафос, демонстрация себя, любимого. Когда за душой ничего нет, хочется хоть что-то из себя изобразить. Ведут себя так, чтобы все внимание на них обращали, приветствуют друг друга через весь зал, орут, бегут целоваться, если кто-то знакомый пришел. У них постоянно кипят страсти, но это страсти в стакане воды. Тусовщики тоже составляют около четверти всех посетителей, много пьют, и основная прибыль от них заведению именно по выпивке.

Чтобы привлечь к себе внимание, любят поскандалить. Например, начинают вопить:

— Убери пепельницу, видишь, в ней окурок, это грязь, я не могу в грязи сидеть!

Персонал на них особо не реагирует, ну возьмет официантка и поменяет эту пепельницу. Хотя это для VIP-персон меняют пепельницу с одним окурком, а этим тусовщикам, которые смолят беспрерывно, вполне можно менять и пореже.

Иногда пытаются морды друг другу бить, вином друг в друга плескать, охране приходится их растаскивать. Но в целом публика безобидная и для клуба неизбежная. Они у нас — как, скажем, нищие у церкви…

Александра: Девушке замуж выходить надо, правильно? Вот и мама мне это говорит. А за кого выходить-то? За прыщавых недоумков-однокурсников? Или за алкашей вроде Арсения? Нет уж, увольте! Приличных мужиков вообще мало, их отслеживать надо, искать, сами к тебе не придут. Клуб для этого самое подходящее место, только надо уметь отличать пустозвонов от серьезных людей, а это совсем несложно. Сложно то, что, втянувшись в веселую компанию, трудно заставить себя от нее отойти, хочется же отрываться, а не пахать… А надо как раз пахать, потому что искать подходящего мужа — это нелегкий труд.

Мне скоро надоели все эти творческие малолетки, я нашла очень приличный клуб и стала ходить туда одна или с кем-нибудь из подруг. Грубо говоря, подцепить кого-нибудь... Нет, это не бл..во, ничего подобного. Он подсядет, я выбираю, смотрю, что за кекс, общаемся так культурненько, разговоры разговариваем. Потом, если захочу — уеду с ним, не захочу — никто меня не заставляет.

Идиотов, конечно, везде хватает, и там тоже. Один такой дядечка все ручки мне целовал, пятистишия какие-то читал, а потом, когда мы к нему приехали, попросил меня подождать, зашел в ванную, а вышел оттуда в чем мать родила и на роликах! И всю ночь мне пришлось его по комнате возить, держа за член!

Еще плохо, если на бандюков нарвешься. Их, конечно, видно за версту, но не всегда сумеешь правильно себя поставить. С ними такое не пройдет — разговорчики, улыбочки, бокальчики, а потом: нет, извините! Однажды я по неопытности повела себя именно так с каким-то “братаном”, в клубе он вроде бы ничего не сказал, отвалил. А позже, когда пошла домой — я в тот день, как назло, одна уходила, — догнал, в машину свою затолкнул и там отымел всеми способами. Я так испугалась, что даже не пыталась сопротивляться, кричать. Ну и где-то понимала, что наказана за дело. Когда чем-то занимаешься, надо знать правила игры…

Андрей: Около 5% посетителей клубов — женщины, ищущие спонсоров, они ходят туда как на работу. В некоторых заведениях такие дамы даже пользуются льготами, потому что они полезны клубу: во-первых, хорошо раскручивают клиентов на выпивку, закуску, фишки для игры — они никогда не уезжают с мужчиной, едва познакомившись, часа 2—3 обязательно посидят. А во-вторых, хорошо, что такие девушки всегда есть под боком — если кого-то из посетителей потянет на любовь. В серьезных заведениях их обычно две-три, больше — тоже плохо, могут начаться разборки, скандалы, если не поделят какого-нибудь “кошелька”. Кстати, может показаться удивительным, но чаще всего это девушки из благополучных семей, студентки престижных вузов, начитанные, культурные, не вульгарные. Это штучный товар, своего рода московские гетеры, способные удовлетворить изысканный вкус. Вот только такой ценности, как любовь, рай в шалаше, для них не существует в принципе.

Еще одна категория клубных завсегдатаев — это члены различных ОПГ, проще говоря, братки. Выглядят одинаково, униформа — черный костюм (раньше “Версаче”, теперь “Армани”), черные носки, черные ботинки. Приносят заведению немалый доход — ходят группами, хорошо едят, хорошо пьют, играют по-разному, в зависимости от настроения. Вот только крайне болезненно реагируют на недостаточно почтительное отношение к себе. Уделяют повышенное внимание обслуживанию, тому, как с ними разговаривает персонал, как смотрят секьюрити. Думаю, там имеют место глубинные комплексы, неуверенность, выливающаяся в постоянную готовность к агрессии, конфликту. Шутки, ирония — боже упаси, они этого не понимают. Даже просто взгляд официантки не понравится, и сразу:

— Ты, коза, подойди сюда! Вот ты сейчас как на меня посмотрела? Ты кто такая, да я вот сейчас куплю тебя с ног до головы, ты сейчас со мной уедешь, ты понимаешь об этом? Кто над тобой командир, давай, зови!

Старший смены приходит, объясняется, как идиот, клянется, что больше такого не повторится, девчонок потом на кухне валерьянкой отпаивают. Эти разговоры обычно так разговорами и заканчиваются, но напряжение нагнетают ого-го какое.

Александра: Стриптизом я начала заниматься от скуки, для развлечения, хотя и деньги тоже, лишний раз к предкам обращаться не надо. Главное — я поняла, что бы там мужики ни говорили о твоей тонкой душевной организации и громадном умище, интересует их только тело. И чем больше человек смогут его оценить, тем проще найти себе нужного мужчину. К тому же зря, что ли, меня балетом в детстве мучили?

Никакого чувства стыда, когда я на сцене раздевалась, у меня не возникало: к тому времени у меня столько мужиков было, столькие уже нагляделись на мое тело, что смущаться было бы просто смешно. Наоборот, мне нравится, когда все на тебя пялятся, возбуждаются. А уж предложения о встрече стали сыпаться немерено.

Один друг у меня тогда появился, мы встречались довольно долго — пока я работала, он играл в рулетку. А потом мы с ним вместе уезжали. Очень богатый человек — мог по нескольку тысяч долларов проиграть и глазом не моргнуть. Только улыбнется и скажет: ну, не везет!

Но потом он на этой рулетке как помешался. Играет и играет, я уже работу закончила, жду его, час жду, другой, а он никак оторваться не может. А однажды вообще такое отмочил! У него деньги кончились, а отыграться хочется, он дергался-дергался, а потом подошел ко мне и говорит сладеньким таким, виноватым голосом:

— Знаешь, мне в долг просить западло, ты уж выручи…

— Как это? — удивилась я.

— Вон, видишь, у колонны сидит Вася… Ты езжай с ним, мы так договорились…

То есть он продал меня этому Васе! Мной торговать ему — не западло! А когда я отказалась, он еще и орать на меня стал, козел! Потом приезжал, прощения просил, но я, естественно, больше с ним не общалась.

Андрей: Мужчины с явно выраженной зависимостью от азартных игр, “подсевшие”, составляют еще одну группу посетителей клубов. Немалую — примерно 20% от общего числа. Именно на них казино делает деньги. Мне встречались такие, что играли по 25 часов без перерыва. Такой клиент встает из-за стола только в туалет, пьет за столом, ест с тележки — мы ему подвозим салатики какие-то, и он, не прерывая игры, заправляется. Вообще-то так не положено, но клуб идет ему навстречу — лишь бы играл, не уходил. Хотя чаще всего ему не до еды. В 6—7 часов утра клуб закрывается, но если такой игрок не хочет уходить, то вызываем новую смену персонала, и игра продолжается. До тех пор, пока человек не падает буквально от усталости. Ведь крупье, бармены, официантки — все меняются, а он нет. Если деньги заканчиваются, звонит куда-то, и ему подвозят. Эти люди, которые играют до полного истощения, больны, им необходимо лечиться, но редко кто это делает.

Иногда “подсевших” пытаются увести любовницы — жены реже, эти обычно дома сидят и не знают, где глава семьи проводит время. Любовницам больше известно, они их здесь находят, здесь же и ищут. Звонит по телефону:

— Петя здесь?

Если Петя нас не предупредил, что его нет, даем ему трубку. Начинается шум, крик, трубки о пол швыряют, их постоянно менять приходилось. Иногда она приедет — сидит, ждет, курит нервно. Он орет: убирайся! Некоторым все-таки удавалось уводить “подсевшего” домой, но это нечасто.

Кстати, женщины, которые играют в рулетку или покер, не подсаживаются практически никогда, по крайней мере, я о таких не слыхал. Женщины вообще гораздо менее азартны, чем мужчины.

В целом же о большинстве постоянных посетителей клубов можно сказать, что это нувориши, не приобретшие вместе с деньгами должной культуры. Те, о которых говорят “из грязи в князи”. Конечно, в том, чтобы отдохнуть в клубе изредка, время от времени, ничего плохого нет. Но проводить там все свободное время, приходить по нескольку раз в неделю… В жизни есть много куда более интересных занятий.

* * *

Прощаясь с нашей героиней, я не удержалась от прямого вопроса — уж очень хотелось найти хоть что-то романтическое в образе отечественной гейши.

— Саш, а каким должен быть мужчина твоей мечты?

— Богатым, конечно. Жизнь длинная, и денег нужно очень много. Хорошо, чтоб симпатичный был. А то все время целовать жирное пузо и стонать: “Ах, как мне хорошо с тобой!” — это тоскливо. Хотя… тоже можно.

— И все?

— А что, мало? Или ты про всякую любовь-морковь хочешь услышать? Так я из этого возраста уже вышла. Мужчины нужны только ради денег. А за хорошие бабки я изображу такую любовь, что мало не покажется…

И тут мне стало жаль мужчин — всех, скопом. Хотя такое со мной случается не часто.





Партнеры