Михаил Швыдкой: ФАКК — это по-нашему

15 марта 2004 в 00:00, просмотров: 328

После долгих и продолжительных колебаний Михаил Швыдкой, бывший министр (не путать с мистером Твистером), а по совместительству еще и ведущий трех ТВ-программ, сделал-таки свой судьбоносный выбор. Из всемогущего вершителя судеб оркестров и памятников архитектуры он превратился всего лишь в руководителя агентства по культуре и кинематографии. О мотивах своего решения Михаил Ефимович поведал корреспонденту “МК”.


— Да, аббревиатура агентства ужасная — ФАКК, но это, наверное, такой принцип деятельности теперь. В субботу мы встречались с назначенным первым заместителем министра культуры Леонидом Надировым. Обсудили все вопросы, связанные с будущим устройством, — как разграничивается мера компетенции и кто на какой машине куда должен ездить. Ведь у нового министра должна быть машина.

— А у вас теперь?

— А я просто у своих товарищей машину в долг возьму. К тому же я сам за рулем, так что проблем нет.

— Говорили, что вы очень обижены и ни за что не согласитесь на такое понижение?

— Есть два обстоятельства, из-за которых я согласился стать во главе агентства. Я ни в коей мере не хочу вмешиваться в политику и в стратегию развития тех процессов, которые предполагает осуществлять новая команда. Но с другой стороны, за четыре года было достаточно много наработок и есть задел на будущее. Культура — отрасль достаточно инерционная: то, что закладываешь сегодня, дает результаты иногда через десятилетия. Поэтому интересы дела в данном случае выше, чем какие-то личные амбиции, которых у меня на самом деле нет. Слава космонавта мне не грозит.

— Зато грозит слава телеведущего.

— Это не принципиально. А второе — люди, с которыми мы проработали несколько лет и которые считают необходимым продолжать то, что мы начинали. Я не скрою, что очень много коллег мне звонили и советовали принять предложение. Мне это приятно. Кроме того, я понял, что на меня надеется председатель правительства. Это же командная игра. Да, всегда есть искус частной жизни, и это, пожалуй, важнее всего. Но, видимо, на какое-то время я должен заглушить в себе это чувство.

— Говорят, у вас с новым министром Соколовым не самые добрые личные отношения?

— У меня с ним нет никаких отношений, то есть они у нас ровные, профессиональные и деловые. Я не могу сказать, что между нами были серьезные конфликты. Есть проблема Большого зала консерватории. Это, пожалуй, единственное, вокруг чего у нас с Соколовым возникали споры. Но с понедельника, мне кажется, нужно забыть, кто самый великий ректор консерватории и кто самый великий министр культуры, и начинать работать.

— Страна у нас довольно приблатненная, поэтому простите, но на этом жаргоне то, что случилось с вами, называется...

— Вы хотите сказать, что меня “опустили”. Но я же не превратился в предмет страстей для всей камеры. Если говорить о логике моей отставки, то ее внятно сформулировал Дмитрий Олегович Рогозин, который сказал, что президент сделал подарок патриотическим силам, убрав из правительства одиозных разрушителей русской культуры — Починка, Лесина и Швыдкого. С одной стороны — это, конечно, комплимент. Но с другой — те люди, которые звонят после каждой программы “Культурная революция” и кричат в трубку: “Чтоб он сдох”, — будут удовлетворены, и голосов на выборах будет больше. Я кого-то раздражал, теперь раздражать не буду. Я уже не вхожу в элитный клуб министров. Я просто менеджер.





Партнеры