Вспомнить всё!

15 марта 2004 в 00:00, просмотров: 561

В нынешнем году — две “круглые” даты. 90 лет назад началась Первая мировая война. А 100 лет назад — русско-японская.

На 1904 год пришлось несколько важнейших событий той войны: начало осады крепости Порт-Артур, Ляоянское сражение, легендарный бой крейсера “Новик”...

Однако об этих событиях и вообще о русско-японской войне мы, похоже, вспоминать не хотим. Причина нашего беспамятства кроется в набившей оскомину, но тем не менее достигшей своей цели коммунистической пропаганде. Стоит ли помнить о войне, с позором проигранной царизмом? Нынче ведь в чести только те события, что принесли славу России и русскому оружию...

Но, может быть, именно поэтому итоги русско-японской войны давно нуждаются в переоценке. Да и сам процесс переосмысления ее уроков весьма актуален — и в политическом аспекте, и в нравственном.

Мои заметки основаны на исследованиях замечательного военного историка Павла КНЫШЕВСКОГО. Он умер несколько лет назад совсем молодым, не успев завершить многие свои работы. В том числе — о русско-японской войне.


Тезис о том, что Россия не проиграла Японии войну 1904—1905 годов, впервые прозвучал сразу после переговоров в Портсмуте в августе 1905 года. От российской стороны переговоры вел граф Сергей Витте.

В 1919 году в журнале “Былое” был опубликован дневник секретаря Витте (несколько позже дневник оказался в спецхране, поскольку противоречил большевистской концепции о ходе русско-японской войны). В нем подробно описан ход переговоров, а также многочисленные подробности военных действий. По свидетельству автора книги, с первого дня пребывания в Портсмуте граф Витте недвусмысленно дал понять всем присутствовавшим на переговорах делегациям, и в первую очередь — японской: Россия стоит на позиции державы, войну не проигравшей.

В частности, после предъявления японцами 12 пунктов условий мирного договора, один из которых содержал требование к России выплатить контрибуцию в размере 470 миллионов долларов, Витте заявил:

“Контрибуцию платит страна побежденная. Мы же себя таковой не считаем. Контрибуцию платят лишь тогда, когда нельзя избавиться от неприятеля. Между тем неприятель находится вне России. Если бы мы потеряли весь Уссурийский край, то и тогда положение не изменилось бы. История показывает, что даже когда враг был в пределах России, то не считал возможным предъявлять подобные требования”.

Положение российских войск к тому времени было таково, что Россия действительно могла продолжать войну. Аргументов в подтверждение этого множество. Достаточно вспомнить, что ни Ляоянское сражение (оно длилось 11 дней и ночей), ни последующая Мукденская операция (потери японских войск в ней составили 70 тысяч убитыми и ранеными, у русских — 59 тысяч) русскими войсками генерала Куропаткина проиграны не были. Вообще обвинения этого генерала в некомпетентности по большей части беспочвенны. Известный военный дипломат Владимир Егорьев, хорошо знавший главнокомандующего вооруженными силами на Дальнем Востоке генерала Куропаткина, много лет спустя после русско-японской войны писал о нем так:

“Куропаткин принадлежит истории. И в оценке его личности я примыкаю к тем, кто считает, что Куропаткин как стратег был только дополнением к Скобелеву. Но, просматривая впоследствии “физиономии” старших генералов Маньчжурской армии, я нахожу, что, кроме Рузского (начальник штаба 2-й Маньчжурской армии. — М.Д.), он все-таки был лучшим из генералов того времени”.

* * *

Русско-японская война пришлась на период военно-технической революции в России. Многое из того, что было привнесено в военное дело, относится именно к этому периоду: воздушная разведка, артиллерийская стрельба с закрытых позиций, создание принципиально новых видов боеприпасов — бронебойных, минных и других...

Россия вполне могла продолжать войну — кстати, этого упрямо требовали так называемые патриотические круги российского общества. Но был и иной, мирный путь выхода из конфликта. И русские, и японские войска были до крайности утомлены напряженными боями, и те и другие несли тяжелые потери. Причем потери противника в живой силе были в несколько раз больше...

В советской историографии события русско-японской войны освещались более чем тенденциозно. Утверждалось, к примеру, что Россия, исходя из своих имперских амбиций, пыталась диктовать свои политические условия на Дальнем Востоке. Но это утверждение далеко от истины. Конфликт начался из-за Китайской восточной железной дороги, которую Россия строила 6 лет и закончила в 1903 году. Ее протяженность составляла 2500 километров. Это был торговый (отнюдь не военный) путь, дававший возможность экономического развития Дальнего Востока.

Россия пыталась противостоять японской экспансии в Корее и Китае, что было весьма важно для последующего развития и Дальнего Востока, и всей Сибири. Но речь шла именно об экономическом развитии и дальнейшем процветании этого региона, а не о достижении доминирующего военного положения в Юго-Восточной Азии. Мирные намерения России были подтверждены и во время Портсмутских переговоров, которые явились — и мир признал это — подлинным триумфом российской дипломатии.



* * *

Есть еще один аспект тех событий, о котором поныне стараются не вспоминать. За весь период мировой истории русско-японская война была самой цивилизованной — если, конечно, таким термином можно охарактеризовать военные действия. Обе стороны соблюдали все существовавшие на то время правила ведения войны, международные конвенции и соглашения. Вот лишь несколько примеров.

При появлении флага с красным крестом прерывался самый ожесточенный бой: стрельба прекращалась, на поле боя с обеих сторон выходили санитары и врачи. Они уносили раненых и погибших, и только тогда бой возобновлялся. Неукоснительно действовало правило погребения погибших. Нередко русские хоронили японских солдат и офицеров на православных кладбищах в специально отведенных местах. Русские воины предавались земле на японских кладбищах с соблюдением японцами всех воинских ритуалов. В зоне боевых действий под патронатом Красного Креста работали передвижные госпитали из Германии, Австрии, Италии, Румынии и других стран. При штабах русской и японской армий были аккредитованы журналисты и военные наблюдатели из многих стран.

Неукоснительно выполнялись международные требования по содержанию военнопленных. Русские военнопленные (их было около 70 тысяч) содержались в Японии не в лагерях, а в специальных поселениях. Они регулярно получали письма с родины, посылки и даже свежие газеты. Квалифицированная медицинская помощь и вполне сносное питание были сами собой разумеющимися.

Короче говоря, русско-японская война отличалась удивительной терпимостью и уважением к противнику. Мы до сих пор об этом не знаем. Или не хотим знать.



* * *

Одно из главных событий той войны — падение крепости Порт-Артур. Оно якобы свидетельствовало о крупнейшем за всю историю России поражении русских войск и русского флота. Именно на основе этого события Ленин сумел выстроить теорию обреченности русского самодержавия. Но и тут все было не так просто.

Прежде всего: Порт-Артур не пал. Он был сдан генералом Стесселем в январе 1905 года. В условиях полной блокады крепость держала оборону 150 дней, причем вполне успешно. К моменту сдачи Порт-Артура потери русских войск в крепости составляли 17 тысяч солдат, матросов и офицеров. Потери японцев — 110 тысяч. В Порт-Артуре оставались 15 тысяч боеспособных защитников, 610 исправных орудий, боеприпасы и продовольствие. Но обороняться дальше не имело смысла: крепость была отрезана от основной группировки русских войск. В этих условиях генерал Стессель, вопреки военному совету, принял решение сдать Порт-Артур — чтобы спасти жизнь оставшимся. Впоследствии за это решение Стессель был осужден и заключен в Петропавловскую крепость.

По случаю “падения” Порт-Артура будущий вождь мирового пролетариата высказался так: “Отсталыми и никуда не годными оказались и флот, и крепость, и полевые укрепления, и сухопутная армия”. Утверждение вождя — пропагандистская ложь. И тем не менее она на долгие годы стала определяющей в оценке событий тех лет. И самое удивительное: похожие взгляды высказывали тогда многие политические деятели России и большинство депутатов Думы.

Дело в том, что такая точка зрения была удобна и большевикам, и так называемым новым демократическим силам России. Именно тогда в стране началась активная борьба за власть. К этой борьбе были причастны — как выяснилось лишь недавно — иностранные разведки. Не случайно как раз в те годы в США начала работу “финансовая группа” большевиков, которую возглавляли Буренин и Андреева (будущая вторая жена Максима Горького). Финансовые операции группы были столь успешны, что Ленин наградил Андрееву кличкой Товарищ Феномен. Значительная часть средств шла на пропаганду, результаты которой сказались и на оценке русско-японской войны.

Между тем ее последствия актуальны и сегодня. Прежде всего в связи с попытками разрешения конфликта относительно так называемых спорных территорий: южной части Сахалина и четырех островов Курильской гряды. Согласно Портсмутскому договору они были признаны за Японией, а в 1925 году договор признали и большевики. Однако до сих пор почему-то никто не пытался проанализировать процесс ведения переговоров с Японией относительно этих территорий, суть выдвинутых японцами требований и суть российских контрдоводов. Нынешние российские дипломаты, пытаясь обосновать ту или иную точку зрения на этих переговорах, зачастую просто путаются — как в историческом, так и в политическом аспектах.

Еще и сегодня заключение Портсмутского договора считается позором для России. В действительности это был акт великодушия со стороны великой державы, не проигравшей войну, — во имя добрососедских отношений между двумя государствами, от которых зависел мир в Азиатском регионе. Этот акт открывал возможность тесного экономического сотрудничества между Россией, Японией, странами Восточной Азии.

Да, Россия отторгла 4 острова Курильской гряды и южную часть Сахалина в пользу Японии — для развития рыбного промысла и поддержания жизненных интересов Японии как будущего экономического партнера. При этом Китайская восточная железная дорога — “камень преткновения”, из-за которого и началась русско-японская война, — осталась за Россией. В 1935 году Сталин продал ее за бесценок властям Маньчжоу-Го. И прежде чем положительно оценивать действия советского правительства, в одностороннем порядке аннулировавшего Портсмутский договор после Второй мировой войны, не мешало бы прежде разобраться во всех связанных с ним тонкостях. И вникнуть в великодержавную игру Сталина, в которой он сделал значительную ставку на “возвращение” южной части Сахалина и Курил.



* * *

По словам Пушкина, нравственная основа государства начинается с любви к отеческим гробам. Какой была эта любовь при большевиках, вспоминать стыдно. Павел Кнышевский показывал мне фотографию титульного листа рукописной “Книги памяти павших в русско-японскую войну”, куда были вписаны имена ВСЕХ погибших. Судьба книги неизвестна. В 20-е годы по распоряжению новой власти были уничтожены тысячи пудов архивных документов по русско-японской войне. Вероятно, та же участь постигла и “Книгу памяти”.

В 1911 году в Петербурге была построена уникальная церковь Храм на водах, символизировавшая братскую могилу русских моряков, погибших в той войне без погребения. Внутри храма на бронзовых досках были выбиты их имена — от юнг до адмиралов. В 1932 году храм снесли.

Сегодня почти никто не знает о том, что в Японии находится 30 кладбищ русских солдат и офицеров, умерших в плену от ран и болезней (самое большое кладбище — в Иокогаме). Огромное количество могил русского воинства в Китае. Что с ними сталось? Помнит ли о них хоть кто-нибудь?

15 лет назад в СМИ появились сообщения о том, что в Китае пытаются поднять броненосец “Петропавловск”. Он затонул 31 марта 1904 года, то ли подорвавшись на мине, то ли в результате диверсии. Вместе с броненосцем погибли великие сыны России: адмирал Макаров, художник Верещагин и сотни моряков. Они покоятся на сорокаметровой глубине в акватории залива возле Порт-Артура. Китайцы, пытавшиеся поднять “Петропавловск”, намеревались основательно его “почистить”: собрать находящиеся на броненосце предметы быта, ордена, драгоценности, золото и серебро, после чего устроить на нем плавучий ресторан...

За годы советской власти о героях русско-японской войны вспомнили лишь единожды. Это произошло уже после смерти Сталина, в 1954 году. В ознаменование 50-летия подвига крейсера “Варяг” Президиум Верховного Совета СССР наградил медалями “За отвагу” 19 членов экипажа, чудом уцелевших и доживших до 54-го года. Ни до этого, ни после об участниках той войны никто не вспоминал.



* * *

Чем объяснить, что до сих пор в отечественной историографии преобладает ленинский взгляд на события русско-японской войны?

По сей день ключевые посты в науке занимают историки, когда-то, при советской власти, защищавшие по этой войне диссертации, получавшие за свой “вклад в науку” всевозможные премии, регалии и академические звания. Большинство из них остаются членами компартии и иных взглядов, кроме ленинского, не признают и в научную печать не пропускают. Это значит, что мы лишаемся исторической правды.

В связи с этим уместно вспомнить старый афоризм: кто посмеет выстрелить в историю из ружья, получит в ответ пушечный залп.






Партнеры