Кто сжег Манеж?

16 марта 2004 в 00:00, просмотров: 611

До вчерашнего дня в мире оставалось всего 5 зданий, спроектированных знаменитым Бетанкуром. Теперь их 4. То, что восстановят на месте сгоревшего Манежа, будет только копией. Пять часов страшнейшего пожара лишили Москву еще одной частички ее истории.

Почти все это время корреспонденты “МК” провели на месте трагедии.

22.10. Идем со стороны Никитской к горящему Манежу. Пожар длится уже почти час. Горящие головешки и сажа падают с неба еще метров за 100—150 от Манежной площади.

Подходим к главному входу в Манеж. Несколько заведенных до предела пожарных, только что выскочивших из пылающего здания, делятся впечатлениями. Из отрывистых фраз становится понятно, что кто-то из пожарных погиб. Заглядываем в парадное Манежа. В лицо пышет гарью, влажным паром. Из глубины здания раздается грохот. “Что там?” — спрашиваем у выбежавшего пожарного. Тот машет рукой: “Ничего не разобрать. Жара такая, горит все, что может гореть...”

Со стороны Александровского сада огонь поменьше, чем со стороны старого здания МГУ. С огромной фермы на остатки крыши бьет струя воды. Это абсолютно не помогает. Кажется, что огонь пылает еще ярче. Наблюдаем за событиями со двора журфака, с постамента памятника Ломоносову. Почти вся кровля уже обрушилась, держится только ее часть у главного входа со стороны Госдумы.

* * *

22.37. Пожарные поливают здание библиотеки МГУ. От пожара до дома метров 50. Заведующая библиотекой с тревогой смотрит на окна: “Ну теперь не загорится, слава богу!”. Можно сказать, библиотеке повезло: в здании сейчас идет ремонт, и рабочие успели закрыть оконные проемы трехслойным стеклом. В нескольких окнах треснули стекла, но книги уцелели.

На факультет журналистики МГУ приехал декан Ясен Николаевич Засурский. Вокруг всего старого здания университета расположились пожарные расчеты: опасались, что пламя перекинется на журфак — постройку середины XVIII века, которая, по словам декана, “сгорит как спичка, потому что все перекрытия деревянные”. К счастью, обошлось. Хотя искры от горевшего Манежа долетали до храма Святой Татианы, который имеет общую стену со зданием журфака. Крыша церкви начала сильно дымиться, пожарные залили ее, потолок в церкви протек, но иконы и утварь сильно не пострадали.

8 лет назад на втором этаже факультета уже полыхал пожар. Пламя тогда поднялось до самой крыши. Это было очень опасно: крыша старого здания, как и в Манеже, сделана только из дерева с особой пропиткой. В этот раз пожарные заливали водой в первую очередь крышу и стеклянный купол над балюстрадой, чтобы тот не треснул от жара.

Рядом с нами стоит Сергей, охранник из развлекательного центра “Даун-таун”, расположенного в подземном торговом центре.

— Как заполыхало, нам по рации сообщили, — рассказывает он. — Я сюда скорее. Начался пожар со стороны служебного входа в Манеж. Минут за 15 заполыхало все. Хорошо еще, пожарные успели отогнать машины, припаркованные у Манежа. Там весь тротуар ими был заставлен. И они уже практически задымились. Если бы еще и бензин взорвался...

— А я работала, ни о чем не подозревая, — говорит одна из сотрудниц центра. — Мне мама на мобильный позвонила, она про пожар по телевизору узнала. Ближе к 10 вечера охранники стали выводить посетителей.

А вообще-то Манежная площадь живет почти нормальной жизнью. Дворники убирают мусор в Александровском саду. Работают рестораны быстрого питания. К ним от Манежа подходят пожарные, покупают гамбургеры и газировку. Их пропускают без очереди.

— Граждане, убедительная просьба освободить площадь! Пожалуйста, отойдите! — увещевают милиционеры собравшихся зевак. Те отходят, но недалеко. Милиция особо не упорствует. Хотя в оцеплении со стороны Знаменки дело доходило до драк с рвущимися в эпицентр событий журналистами.

На Манежной молодежь уже вовсю фотографируется на фоне пожара. Люди оставляют машины на Тверской и идут к Манежке, вооруженные биноклями и видеокамерами.

Народ обсуждает причину случившегося. Главная версия — поджог. “Специалисты” больше толкуют о причинах экономических.

— Так по всей Москве места под застройку расчищают. Вот и тут сделают какую-нибудь... из стекла и бетона... Плохой знак, и прямо в день выборов...

На память приходит собственный репортаж из здания Манежа двухгодичной давности. Тогда директор Манежа сказал: “У меня претензий к состоянию здания нет”. Это было сказано перед визитом Лужкова в выставочный комплекс по случаю начала реконструкции. И тогда же один из рабочих обронил: “Эти балки еще сто лет простоят, с позапрошлого века не сгнили, лиственница...” Вот и накаркали.

* * *

22.58. Начинает обрушиваться часть фронтона над главным входом.

В 22.59 с грохотом рушится весь фронтон. Балки громоздятся одна на другую. Кто-то из пожарных произносит в пространство, ни к кому не обращаясь: “Три революции простоял, две мировые войны — и на тебе...”

23.10. Здание уже догорает. Кровли нет, остались только стены. Внутри Манежа уже не сплошная стена огня, а только горящие отдельные балки.

1.00. Заходим внутрь Манежа. Перекореженные балки, сквозь них видно небо. Кое-где еще горит. Пожарные продолжают заливать огонь, но главная опасность миновала. Огонь не перекинулся ни на МГУ, ни на Кремль. Но Манежа больше нет.

5.00. На ходу пытаемся уточнить версии загорания.

— Горело не сверху, а снизу, — рассказывает один из спасателей. — Пламя занялось сразу с четырех сторон и только затем перекинулось на крышу. Об этом говорит тот факт, что несущие вертикальные балки из металла деформировались и закрутились в спираль. А уникальные стропила из лиственницы, каждое длиной в 45 метров и “возрастом” более 200 лет, даже не сгорели полностью, а обрушились вниз. Вместе с фрагментами древесины уцелели чугунные гвозди и крепеж.

10.00. Погибших спасатели нашли только утром в понедельник.

— От них мало что осталось, — говорит спасатель. — Под развалинами мы сумели обнаружить только перчатки с фалангами пальцев и... стельки от сапог. Рядом лежали развороченные кислородные баллоны и использованные регенерационные патроны...

Прямо под местом страшной находки диггеры из “Центроспаса” наткнулись на каменную подклеть (неглубокий погребок или полуподвальчик) и откопали из-под земли “таинственную голову”. Вернее, это был бронзовый бюст какого-то античного деятеля, и пожарные долго искали какого-нибудь историка, чтобы “опознать” голову. Еще одну таинственную находку обнаружили возле служебного входа в Манеж — 4 канистры, на дне которых еще плескались остатки бензина. Конечно, маловероятно, что поджигатель бегал по Манежу и поливал его стены бензином, однако...

11.00. Слава Богу, что пожар произошел вечером. Путей эвакуации для людей в Манеже не было предусмотрено вообще! Посетители ринулись бы к главному входу, уже объятому пламенем, и все здание превратилось бы в громадный пылающий могильник.

Старушки-уборщицы, пришедшие утром на пепелище, тоже крестятся. Накануне вечером у них был аврал: для выставки акварелиста Андрияки требовалось срочно перестелить ковролин на полах. Бабули допоздна таскали на себе паласы.

Самые крупные пожары в Москве за последние годы

20 августа 1998 г. При пожаре в здании РАО “ЕЭС России” выгорело 2 тыс. кв. м площади.

11 февраля 1998 г. Полностью выгорело здание Росморфлота на Рождественке.

16 марта 1999 г. На Бутырской улице загорелось здание криминальной милиции Северо-Восточного АО и Тимирязевской районной прокуратуры. Выгорело 200 кв. м площади.

5 апреля 1999 г. При пожаре в здании Министерства транспорта РФ на Софийской набережной его правое крыло выгорело полностью, на площади 800 кв. м обрушились перекрытия. Пострадали несколько пожарных.

19 декабря 1999 г. При пожаре в общежитии МГУ на улице Кравченко погибли 12 человек.

27 августа 2000 г. Пожар на Останкинской телебашне. Погибли 3 человека.

2 августа 2002 г. Пожар на эстакаде третьего транспортного кольца на Лужнецкой набережной вывел из строя 200-метровый участок трассы.

23—24 ноября 2003 г. В результате пожара в общежитии РУДН на улице Миклухо-Маклая погиб 41 человек, более 160 были госпитализированы.

РЕБЯТА ПОТЕРЯЛИСЬ В ДЫМУ

ЭДУАРД ФОМИН

Почти за 10 лет работы у старшего пожарного 2-й специализированной пожарной части Эдуарда Фомина было немало опасных выездов. Москва ведь горит каждый день...

То дежурство, начавшееся в 10 часов утра, было спокойным. Только в 21.20 на пульт поступил первый за весь день вызов. Через минуту Эдуард уже ехал на Манежную площадь. А когда начали рушиться деревянные перекрытия Манежа и пожарные повыскакивали на улицу, бригада автоцистерны недосчиталась одного бойца — прапорщика внутренней службы Эдуарда Фомина.

— Он был тихим, скромным парнем, — с грустью вспоминает о сослуживце замначальника по общим вопросам старший лейтенант внутренней службы Александр Смирнов.

Эдуард родился в декабре 1971 г. в Павловском Посаде, закончил среднюю школу в Мордовии — отец находился там в командировке. После школы отслужил в армии и в 1995 г. пришел во 2-ю специализированную пожарную часть.

14 марта на Манежную площадь выехало 60 пожарных расчетов. 2-я спецчасть отправила туда все свои три специализированные машины, включая автолестницу, автоцистерну и газодымозащитную машину.

— Поначалу ничего серьезного пожар не предвещал: ну возгорание и возгорание, — говорят те, кто тушил Манеж. — А потом огонь начал очень быстро распространяться в сторону пожарных. В этот момент начали трескаться и рушиться стекла, из-за подпора воздуха огонь пошел на нас. Перекрытия Манежа, полностью деревянные, сгорели за несколько секунд и начали рушиться...

У Эдуарда Фомина остались жена и дочь, живущие сейчас с родителями Эдуарда, — у них нет собственной квартиры, и прописаны они в общежитии. У 10-летней девочки тежелое врожденное заболевание.

ГЕННАДИЙ ЗОЛОТКОВ

Больше всего на свете 28-летний Геннадий Золотков любил футбол. Играл в него даже на работе — перед гаражами, где стоят пожарные машины. В части создали свою футбольную команду — гоняли мяч между вызовами.

14 марта 4-я смена выехала на Моховую улицу. Геннадий Золотков с этой смены так и не вернулся.

...У дома Золотковых в Егорьевском районе собрались в буквальном смысле все жители поселка Юрцово, где жил Геннадий: родственники, сослуживцы, командир пожарной части и даже учителя. По их словам, другого такого искреннего и отзывчивого парня в поселке не сыскать.

— У Генки даже девушки не было, так он бредил своей работой, — не скрывая слез, говорит его младший брат Андрей. — Он один тянул всю семью, а мне даже обещал подарить машину ко дню рождения.

Геннадий Золотков мечтал стать пожарным с детства. Сразу после армии устроился в 47-ю пожарную часть ЦАО.

— На Гену всегда можно положиться, претензий к нему никогда не было, — говорит замначальника части Александр Дарыкин.

К Манежу пожарная машина К 734 ММ приехала 8-й по счету. По приказу трое пожарных: старший пожарный Геннадий Золотков, начальник караула Дмитрий Понтюхин и пожарный Алексей Кутузов вошли внутрь.

— Внезапно стала рушиться крыша, из здания выбежали Леша и Дима, — вспоминает водитель пожарной машины, Роман. — У Димы было страшно обожжено лицо, мы с трудом смогли снять с него очки. Дима прохрипел, падая на землю: “Ищите Гену!” Я повернулся к Леше и увидел, что тот бьется головой о машину, повторяя одно и то же: “Гену потеряли!”

...В густом дыму ребята потеряли друг друга из виду. Алексею и Дмитрию лишь по счастливой случайности удалось выйти живыми.

— Когда рухнула балка, перегородившая ему выход, Генка запел песню — смерти назло, — вспоминает Алексей Кутузов. — Он всегда шел первым и ничего не боялся.

— От Геночки остались лишь обгоревшие кости, — рыдает Антонина Золоткова, мать погибшего. — “Мамка, поцелуй меня!” — крикнул мне Гена у порога, собираясь на службу.

Похороны пожарного пройдут в поселке Юрцово. Администрация Егорьевского района окажет поддержку семье: выделит материальную помощь и автотранспорт на похороны.

А Дмитрий Понтюхин с ожогом внутренних дыхательных путей и тепловым ударом лежит сейчас в реанимации НИИ им. Склифосовского. Его состояние тяжелое, но стабильное. Дома Диму дожидаются жена Света с дочкой и сыном, который родился в прошлом году.

ПАРКИНГУ БЫТЬ
Московские власти не прочь вернуться к своим “подземным” планам

Грандиозный пожар в Манеже высветил проблемы московских памятников архитектуры в “принципиально ином свете”.

Много лет подряд московские власти с переменным успехом ведут борьбу со строгими ценителями архитектурной старины за судьбу того или иного памятника. На повестке возможной реконструкции время от времени всплывали все новые и новые “подводные рифы”: “Военторг”, гостиница “Москва”, Гостиный Двор… Возникал в свое время среди этих “неприкасаемых” исторических плацдармов и Манеж. Любители архитектурной старины на общественных градостроительных советах дрались за него с яростью обреченных, не желая уступать ни одной исторической “пяди” неугомонным реставраторам. Если бы городские власти адекватно реагировали на каждый душераздирающий “плач архитектурной Ярославны” и “зов предков” из глубины архитектурных веков, город давно бы превратился в руины.

Два года назад в споре за Манеж архипатриоты в очередной раз не на живот, а на смерть схлестнулись в острой дискуссии с московскими властями. По оценкам экспертов, Центральный выставочный зал уже тогда находился в аварийном состоянии. Тогда московские архитекторы предлагали избавиться от промежуточных опор в центре зала. Чудо-фермы, спроектированные Бетанкуром, предлагалось отреставрировать, заменив часть поврежденных бревен клееными брусьями, а также разобрать все подвесные потолки, тем самым значительно увеличив площадь зала и открыв его для более полного обозрения.

Тогда любители старины встали стеною. В результате Манеж был сохранен в первозданном виде — несмотря на то что с точки зрения пожароопасности он представлял собой натуральное наглядное пособие для начинающего пиротехника-поджигателя.

В воскресенье огромное здание в центре города полыхнуло так, что пепел вдоль по Тверской долетал до памятника Пушкину. Здание выгорело в рекордно сжатые сроки.

Теперь “архипатриоты” могут праздновать полную и безоговорочную “победу” в многолетней и изнурительной борьбе с московскими властями. Точку в их споре поставило само время. “Цена вопроса” — два погибших пожарных. Кстати, за “Военторг” тоже пришлось заплатить: там обвалившийся от старости элемент конструкции убил одну из продавщиц, а другую навсегда сделал инвалидом. Сколько еще человеческих жизней нужно положить на алтарь упертости любителей архитектурной старины? И не пора ли власти проявить власть и, невзирая на негодующий многоголосый хор оппонентов, разобраться с дальнейшей судьбой исторических зданий, которые в силу преклонного возраста, устаревшей технологии строительства, повышенной пожароопасности готовы в любое время погрести под своими дряхлеющим останками ни в чем не повинных людей? В Москве с пожаром в Манеже был перейден незримый Рубикон многолетнего противостояния. После огненного мятежа в Манеже ситуация, сдается мне, должна быть пересмотрена принципиально. Иначе молох старых стереотипов потребует новых жертв….

* * *

Пережив первый шок, столичные чиновники постараются снова поставили на повестку дня вопрос: кто именно должен решать проблемы, связанные с содержанием находящихся на территории Москвы памятников: городские власти или федералы?

С 1998 г. московские власти мечтали приступить к реставрации Манежа, однако им то и дело давали по рукам. Сначала проект оценили в 200 млн. долларов, и ни один инвестор не хотел ввязываться в это дело. Потом серьезно ухудшились отношения с Министерством культуры: Михаил Швыдкой выступил против планов устроить под Манежем двухуровневую автостоянку и пристроить к нему банкетный зал на 300 мест. Поступить с Манежем так же, как с гостиницей “Москва”, отцы города не смогли. В отличие от “Москвы” это памятник федерального значения, и право определять его судьбу на 100% принадлежит государству.

Тем не менее в 2002 г. Юрий Лужков распорядился еще раз обследовать Манеж. По информации московского Управления охраны памятников, здание находилось в ужасающем состоянии, и мэр надеялся, что авторитетное экспертное заключение позволит сдвинуть дело с мертвой точки. Так оно в принципе и произошло. В Минкульте согласились, что деревянные балки — просели и прогнили, а фундамент нуждается в укреплении. Однако пожертвовать историей во имя безопасности не захотели.

“Все так любили Бетанкура, что Минкульт, Главное управление охраны памятников, историки никак не могли прийти к окончательному согласию о судьбе этих ферм”, — констатирует сегодня главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Авторам проекта пришлось проработать несколько вариантов: от полной замены прогнивших балок до создания дублирующих их металлических конструкций (таким образом, фермы из конструктивного элемента превращались в элемент декора). Владимир Ресин в интервью “МК” утверждал, что в конечном варианте были по максимуму учтены все пожелания историков и общественности. По некоторым данным, отцы города были даже не прочь отказаться от создания под Манежем паркинга.

В Москомархитектуре не исключают, что проект реконструкции, подготовленный 14-й мастерской Моспроекта-2 под руководством Павла Андреева, будет учитываться и при разработке концепции восстановления сгоревшего теперь здания. Юрий Лужков уже распорядился по максимуму сохранить уцелевшие стены, однако пока трудно сказать, насколько это будет возможно.

Как утверждают источники “МК” в Москомархитектуре, после пожара у авторов проекта появилось гораздо больше шансов воплотить свои идеи в жизнь: “Теперь нет необходимости отказываться от паркинга и современных строительных приемов. Даже при высочайшем качестве работ это будет уже не памятник, а новодел”.

5 ВЕРСИЙ ОДНОЙ ТРАГЕДИИ

Еще во время пожара началось активное обсуждение его причин в телеэфире. Сегодня можно выделить несколько основных версий.

1. Короткое замыкание. Практически с самого начала эта версия рассматривалась как основная. Специалисты говорят о возможности короткого замыкания в электропроводке самого здания или замыкания в системе вентиляции.

Стоит заметить, что весной именно короткое замыкание становится причиной большинства пожаров. Под горячими лучами мартовского солнца (а вчера был как раз такой теплый, по-настоящему весенний день) слежавшийся снег на крышах начинает активно таять. Часть капели, особенно в старых зданиях, протекает через прохудившиеся крыши на чердаки. А там вода быстро находит слабые места в системе электропроводки.

2. Сварочные работы. По некоторым данным, днем в воскресенье на крыше Манежа их проводила одна из коммерческих структур, арендовавших там помещение. Сварка могла стать причиной пожара, вызвав все то же короткое замыкание. Могла попасть на деревянные конструкции и случайная искра, которая потом разгорелась, а рабочие этого не заметили.

3. Продувка вентиляции. Юрий Лужков отметил, что возгорание могло произойти из-за искры во время продувки вентиляционных систем, которую также проводили в воскресенье.

4. Петарда. Специалисты в качестве одной из версий рассматривают возможность попадания петарды в слуховое окно чердака Манежа. Гуляющих в этот день в центре города было много, и петарды действительно запускали.

5. Поджог. Мэр Москвы еще ночью исключил версию поджога. “Не ищите здесь никакого терроризма, никаких диверсий, — сказал он. — Это причины, которые наверняка связаны с обыденными, хозяйственными моментами”.

Тем не менее о возможном умышленном поджоге говорит глава ЦИК Вешняков, который допускает, что это могли сделать противники нынешней политической власти. Уж больно “удачно” пожар в Манеже совпал с президентскими выборами.

По утверждению некоторых пожарных, огонь слишком быстро распространился по всему зданию — а в случае, если где-то замкнуло электропроводку, это было бы маловероятно. Если же здание было подожжено снизу и пламя шло наверх, такая быстрота распространения огня вполне объяснима.



Партнеры