За все ответил спасатель

16 марта 2004 в 00:00, просмотров: 543

Вчера Черемушкинский суд вынес приговор по “Трансвааль-парку”. Речь шла не о февральской трагедии, которая оборвала жизни 28 человек. А о том, что случилось в водном раю несколько раньше. 15 ноября 2002 г. в “Трансвааль-парке” погиб каскадер Валерий Сапрыкин из конного театра “Каро”. О том, что счет смертям в проклятом парке открыт давно, “МК” писал уже не раз (“Смертельная загадка “Циклона”, “МК” от 4.06.2003 г., “Экономный рай”, 15.02.2004 г.). И вот приговор — 1,5 года условно единственной обвиняемой — спасателю Елене Юдаевой.

Утонувшего Сапрыкина нашли в воде уже после закрытия аквапарка. В его организме был обнаружен алкоголь — правда, немного. Следствие сочло, что при спуске с “Циклона” он получил перелом шейных позвонков. Валерий упал в бассейн и захлебнулся.

Вопрос, почему на опасную “горку” допускали нетрезвых клиентов, следствие оставило без ответа. Под суд отдали “стрелочника” — спасателя, 18-летнюю студентку пединститута Елену Юдаеву, которая “в бассейн не нырнула, Сапрыкина на бортик не транспортировала...” Однако даже после окончания следствия (его вела Черемушкинская прокуратура) оставалось только гадать, что же в действительности погубило Сапрыкина.

На процессе выяснилось, что следствие не ответило на очень важные вопросы: каким образом Сапрыкин получил перелом, как и в какое время попал в приемный бассейн “Циклона”, кто из спасателей в это время дежурил у бассейна.

Уже в ходе процесса, по заказу самого аквапарка, городское бюро судебно-медицинской экспертизы выполнило независимую экспертизу. Так вот, в экспертном мнении, представленном суду 13 февраля, сказано: “Точного времени смерти определить невозможно”. А это значит, что об обвинении конкретного спасателя вообще не может идти речи. Только о коллективной ответственности нескольких спасателей или юридического лица — владельцев аквапарка. Но следствию оказалось проще найти единственного обвиняемого...

Вечером 15 ноября в аквапарке отдыхали 259 человек, их имена остались в компьютерной базе. Когда обнаружили труп, администрация попросила задержаться с полсотни клиентов: вдруг понадобятся свидетели? Но ни один из откликнувшихся так и не был допрошен. Ходатайства адвокатов о назначении технической экспертизы “Циклона” для разрешения вопроса о механизме образования травм следователь тоже почему-то отклонил.

“Я сразу сказал следствию, что надо проводить судмедэкспертизу заново. Выяснить, как Сапрыкин получил свои повреждения, невозможно без комплексной судмедэкспертизы и технической экспертизы аттракциона. А мне даже не прислали фото этой горки...” — удивился допрошенный в суде эксперт.

Теперь аквапарк развалился. То есть утрачена даже сама возможность провести техническую экспертизу, от которой зависит судьба спасательницы. А на пресловутую повторную судмедэкспертизу у следствия не нашлось 50 тыс. рублей. Ее предложил оплатить адвокат потерпевшей стороны — снова безрезультатно. Судья Татьяна Захарова также оставила без удовлетворения ходатайства о назначении повторной экспертизы. Знаете, почему? “У меня не одна Юдаева”, — заявила судья во всеуслышание.

Кстати, на суде стало ясно, в каких условиях в рухнувшем “Трансваале” работал персонал. Инструкторы-спасатели вкалывали буквально в поте лица: по 12 часов в смену, при температуре воды и воздуха около 30 градусов. В основном это была молодежь — студенты педвузов, 18—25 лет, окончившие краткосрочные курсы. Взамен положенных по трудовому кодексу 40 часов в неделю они работали 48 часов. До техники безопасности ли им было? Они даже не имели положенных средств связи и подавали друг другу знаки жестами и свистками.

— Нас пытались убедить, что посещение аквапарка было безопасным. Но, согласно документам, за год там произошло 39 несчастных случаев, — заявил адвокат потерпевшей, вдовы каскадера Екатерины Путилиной. Он напомнил, что в комплексе было 2 бара и ресторан на 100 посадочных мест, где щедро наливали спиртное.

— Выпивать или нет — дело клиента, — огрызнулся на это представитель управляющей компании ЗАО “Европейские технологии и сервис”.

— Моя доверительница винит в гибели мужа аквапарк, — заключил адвокат.

Гражданский иск вдовы каскадера Екатерины Путилиной рассматривался в рамках этого же дела. Общая сумма компенсации за материальный вред — 250 тыс. руб., еще 108 тыс. — за моральный. Представитель компании ЗАО “Европейские технологии и сервис” (после февральской трагедии она по-прежнему управляет “Трансвааль- парком”) тут же вручает судье справку: оказывается, вдова купила участок на кладбище стоимостью 95 тыс. руб. не на одно, а на два места! Судья приобщает справку к делу. Амосов громко возмущается: “Большего цинизма я не видел! Вы предлагаете вдове лечь в ту же могилу?! Да ведь участки так и продают — на два места”. В итоге судья решила выделить иск Путилиной из общего дела и “отправить” его в гражданский процесс.

На суде выяснилось, что, хотя в России уже эксплуатируются 7 аналогичных “Циклонов” (при 27 — в Европе), госстандарта РФ по этим водным горкам до сих пор нет. Только сейчас его разрабатывает техническая комиссия при Госстандарте на основе немецкого стандарта “DIN”. “Закон о безопасном оборудовании”, которым руководствовалась управляющая компания, действует на территории Германии, но не в нашей стране. Напомним, что за краткую историю “Трасвааля” на смертоносном “Циклоне” успели погибнуть несколько человек...

Елену Юдаеву осудили по статье “причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей”. По той самой статье, по которой теперь возбуждено уголовное дело об обрушении купола, повлекшем массовую гибель людей. Почувствуйте разницу.



Партнеры