Адское отродье

17 марта 2004 в 00:00, просмотров: 290

На фестивале “Лики любви” показали самую радикальную картину — “Анатомия ада” (“Порнократия”) скандального французского режиссера Катрин Брейа. Фильм стремительно выходит в российский прокат, поэтому, как и два года назад, для его представления Катрин приехала в Москву.

“Анатомия ада” — кино не для слабонервных. То есть тем, кого могут необыкновенно взволновать крупные планы влагалища и мужского члена, а также вид использованного тампона, стоит временно поберечь себя от посещения кинотеатров. Однако для людей, стойких к провокациям и обладающих хотя бы зачатками чувства юмора, фильм Брейа вряд ли будет так уж неприятен.

Брейа хотела живописать собственный философско-религиозный трактат на тему войны полов (в основу сценария положена ее новелла “Порнократия”). Сценарий написан специально для звезды итальянского порнокино Рокко Сиффреди, снявшегося более чем в 200 фильмах, среди которых только два — “Экстремальная любовь” Марии Мартинелли и “Романс” той же Брейа — демонстрировались не в порнокинотеатрах. А на роль девушки режиссер пригласила бывшую модель Хельмута Ньютона Амиру Касар. Героиня этой экстремальной истории, отчаявшись привлечь к себе внимание мужчин, за которым она отправилась в ночной гей-клуб, вызывает одного из представителей сексуального меньшинства (Рокко Сиффреди) на своеобразную дуэль. Сделав ему на улице минет, барышня с византийскими чертами лица предлагает гомосексуалисту деньги за то, чтобы четыре ночи подряд он провел у нее. Главная его задача — наблюдать за ней. А уж она постарается продемонстрировать ему все-все-все, вплоть до использованного тампона, вынутого — ну, понятно откуда.

Фильм задумывался как библия в картинках для феминисток, а получилась порнокомедия с этаким донкихотским вызовом. Только вместо копья наперевес Брейа угрожает миру огромным членом Рокко Сиффреди — звезды итальянского порнокино. Не страшно, но смешно.

После пресс-конференции корр. “МК” задал режиссеру несколько вопросов:

— Когда вы впервые увидели секс на экране?

— В 12 лет — “Вечер шутов” Бергмана и “Виридиана” Луиса Буньюэля, одновременно религиозная и эротическая лента. Эти фильмы просто снесли мне крышу. Так же как “Анатомия ада” сейчас сносит крыши простым зрителям (смеется).

— Расскажите, как вы познакомились с Рокко Сиффреди?

— Однажды поздно вечером я увидела его по телевизору в ток-шоу. Это было 10—15 лет назад. Я не знала тогда, что он звезда порноэкрана. И шесть месяцев спустя на кабельных каналах французского телевидения стали крутить порнофильмы с его участием. После того как я посмотрела один, я позвонила ему в Рим — как раз в тот момент, когда он занимался любовью! Я снимаю Рокко потому, что он совершенно отличается от остальных порногероев, у него особенная харизма, и когда он это делает, видно, что он не просто трахается — он именно занимается любовью. Рокко можно считать переводчиком моих мыслей, потому что мужчине очень сложно передать то, что думает женщина. А ему это удалось.

— То есть он разделяет ваши взгляды?

— Нет, Рокко — актер, которым полностью обладаешь, он как пластилин.

— Вы работали и с Феллини и с Бернардо Бертолуччи. Вы знаете их реакцию на ваши фильмы?

— Нет. После “Романса” вдруг выяснилось, что я все-таки снималась в “Последнем танго в Париже”! У меня там незначительная роль, но газетчики разглядели ее в моей фильмографии и раструбили об этом всему миру. Возможно, это забавляет Бертолуччи, а может быть, это его расстраивает — не знаю.

— У вас трое детей — они видели ваши фильмы?

— Младшему ребенку сейчас 11 лет, и он, конечно, не смотрел мое кино (смеется). У меня старшая дочь, ей 22, и сын — ему 30. Но, вы знаете, детям достаточно сложно воспринимать, когда их мать снимает фильмы на такие темы.

— Им не нравится?

— Это зависит от фильмов. Некоторые им нравятся, а другие их просто шокируют. Но со временем, с возрастом их точка зрения может поменяться.

— Почему в “Анатомии ада” вам пришлось взять дублершу на женскую роль?

— Амира Касар на самом деле снимается почти во всех сценах. Там есть только пять крупных планов женских половых органов. Это не так уж много, согласитесь. Я пригласила профессиональную порноактрису, потому что они с Амирой отличались чисто физически — у одной больше волос на лобке. Зритель может отследить момент появления дублерши. И для меня это было находкой, потому что получалось, что герой Рокко видит не то, что есть на самом деле, а то, что хочет видеть мужчина в женщине.

— “Анатомией ада” вы закрыли серию фильмов — “Романс”, “Интимные сцены”. Что дальше?

— Хватит с меня таких радикальных фильмов. Теперь я буду снимать фильмы об удовольствии, о его многочисленных аспектах.

— Но в них найдется место сексу?

— В отношениях мужчины и женщины, какими бы они ни были, всегда присутствует момент соблазнения, так что можно сказать, что это неизбежно.





Партнеры