Вилле Хаапсало:

18 марта 2004 в 00:00, просмотров: 257

Трое агентов ЦРУ залезли в машину слежения. Шпионы вольготно расположились в одной из военных частей под Домодедовом, закурили и приступили к работе. “Так, белый минибас... Нет, лучше микроавтобус. Номера швейцарские. За ним, дистанция 20 метров. Сэм, поехали!” — попыхивая сигаретой, прошипел в микрофон Шеф. “Сэм, а сколько отсюда до выезда на шоссе Женева—Лозанна?”...


Станцию слежения с тремя шпионами на борту, особенно не маскируясь, снимал режиссер Олег Фомин. Ради его нового авантюрно-любовного телефильма “КГБ в смокинге” от “REN-фильма” актеры пускались и не на такие жертвы, как сидение круглые сутки в нашпигованном техникой фургончике! Однажды Екатерина Волкова, играющая журналистку, и актеры — “агенты израильских спецслужб” — почти день отсидели в могиле.

— Ну, раз написано в сценарии “два дня в могиле”, надо сделать, — вспоминает режиссер. — Намучились, конечно, страшно. Потому что как это покажешь? Пришлось придумывать снег, который на эту “могилу” нападал, медведя, который на них нападал!..

“КГБ в смокинге” — история из семидесятых. Екатерина Волкова играет в ней умницу-красавицу-журналистку, которая, на свою беду, очень модная и слишком сильно интересуется иностранцами. КГБ берет ее на заметку, а вскоре и дело шьет. Но даже в КГБ есть рыцари в смокингах! Вызволять красавицу из беды берется наш агент Соколов—Фомин. Но и американский шпион, агент ЦРУ Юджин, которого играет знакомый всей России “особенный” финн Вилле Хаапсало, не промах. Юджин тоже влюблен в опальную репортершу и тоже хочет ей помочь. Собственно, на этом любовном треугольнике под эгидой КГБ—ЦРУ и вертится весь сюжет 18-серийного телекино. Да еще как вертится: между погонями-перестрелками-поцелуями некогда дыхание перевести.

— Он такой добрый, хороший герой, — характеризует своего цээрушника только что прибывший из Финляндии на съемки Вилле Хаапсало. — Однозначных персонажей тут нет, есть люди, поставленные в те или иные обстоятельства. Юджин — шпион, работа у него такая. Ну и что?

Пока Вилле в киносъемочном автобусе пьет чай, двое остальных “американских шпионов” тихо сатанеют в замкнутом пространстве станции слежения, “спрятанной” в темном ангаре.

— Может, этот микрофон лучше совсем оторвать?! — не по тексту рычит “Шеф” на неработающую технику.

— Думаю, лучше его, наоборот, подсоединить, — миролюбиво реагирует режиссер Фомин и поправляет на голове “шахтерскую каску” с фонариком во лбу. В импровизированном павильоне полутьма и тишь, иногда нарушаемые влезающими через дверь с брезентовым занавесом любопытствующими. Чуть в стороне от фургона открыв рот толпятся зачарованные киносъемками солдатики-срочники.

Как обычно бывает с историческим кино, особенно стараются бутафоры, костюмеры и гримеры. Сегодняшняя съемка была для них подарком: армейская станция слежения почти не изменилась с 70-х. Но весь прочий “дух времени” надо отыскивать по студиям, музеям, чердакам и коллекциям и ни в одной детали не ошибиться. Рубашечки с острыми воротничками, клетчатые клеши, длинные патлы “под битлов” и сессоны “под Мирей Матье” — всяк, кому дороги те времена, сможет поностальгировать над фильмом. Чего стоит хотя бы настоящий стенд “Лучшие люди района” или кожаное пальто, пыжиковая шапка и индийский мохеровый шарф редактора героини — Михаила Ефремова. Отдельного тщания потребовала сцена выпивания на природе трех главных членов Политбюро — Брежнева, Суслова и Андропова. Водка, закуска, рюмки, какие-то салатники, даже газеты — все из того времени. А больше всего неприятностей бутафорам доставил, как обычно, кефир. Настоящую кефирную бутылку 30-летней давности нашли у одного коллекционера. Но тот заломил за день аренды такую сумму... Пришлось напрячь всех друзей, знакомых: искомая бутыль бесплатно обнаружилась у кого-то на антресолях.




Партнеры