Круто он попал...

19 марта 2004 в 00:00, просмотров: 438

Первый канал на прошлой неделе всех сильно удивил. Во-первых, именем нового продюсера очередной “Фабрики звезд” — Игоря Крутого. Народный артист России и композитор из когорты эстрадных мэтров совершенно не вписывался в развеселенько-примодненный формат подросткового шоу. Во-вторых, в отличие от прошлых “Фабрик”, где процессом безраздельно рулили именитые продюсеры Игорь Матвиенко, Макс Фадеев, Александр Шульгин, г-ну Крутому придется возглавить целый “фабричный” продюсерский пул, в котором собрались сплошь именитости да крутости: Игорь Николаев (без комментариев), Евгений Орлов (породивший “Гостей из Будущего”, “Отпетых Мошенников”, “Дискомафию”, “Сливки” и долго управлявший “Smash!!”) и композитор Виктор Дробыш (сочинивший все последние хиты для Кристины Орбакайте и Валерии). Это уже — не бомба, это — целые звездные войны!

На съемках премьерного выпуска новой “Фабрики” в прошлую пятницу г-н Крутой исполнял на рояле собственное сочинение, сфабрикованное (сообразно положенному формату) DJ-ем Грувом в удалом трансовом миксе, и на лице композитора читалось неподдельное изумление. Номер в итоге вырезали, но изумление осталось. С чего понесло композитора Крутого в эти “фабричные” дебри? Чего ему не хватало? “ЗД” поспешила поделиться с мэтром и маэстро Крутым недоумением и попросить объяснить причины столь неожиданной загогулины в его блестящей и добропорядочной карьере.

— Есть категория людей, которым я, композитор Крутой, отказать не могу. К этим людям относится Константин Эрнст (гендиректор Первого канала. — Прим. “ЗД”), и когда он предложил мне “Фабрику”, я сказал: “Да”.

— Но парадокс в сочетании — “Фабрика звезд” и Игорь Крутой — очевиден, не так ли?

— Ты меня куда-то ближе к Утесову ставишь?

— Ближе к Крутому.

— Не обязательно ведь мне писать все песни. Я пришел туда с командой, и, если даже будут ошибки с моей стороны, что возможно, мы будем их преодолевать коллегиально.

— Кстати, о команде. Она, конечно, ослепительна. Но зачем всего так много и сразу?

— Есть задача сделать этот проект не слабее первых двух “Фабрик”. Потому что по третьей есть большие вопросы, и связаны они с музыкальным продюсером проекта (Александром Шульгиным. — Прим. “ЗД”). Это единственная “Фабрика” из всех существующих, которая до сих пор не гастролирует — в силу разных обстоятельств и, наверное, личных качеств и характера продюсера.

— Но она ведь была самой успешной по рейтингу.

— Вот именно. На мой взгляд, ребята, которые участвовали на “Фабрике-З”, как личности, исполнители и музыканты отличались в лучшую сторону от предыдущих двух. Вот что значит — роль личности в истории.

— Но у вас уже не “роль личности”, а целая групповуха! Не просто “Фабрика”, а “суперфабрика”...

— Есть опасность. Когда ожидают супер-шмупер, то потом, когда все происходит, разочарованно разводят руками и восклицают: “И это все?!” А вот когда ничего не ожидают, даже скромные успехи порождают восторг, мол: “Это круто!” Пугает, что как раз все в ожидании чего-то супер.

— Нет опасности, что вы там как пауки в банке перегрызетесь?

— С чего бы это?! Уж мы с Николаевым столько песен написали. Женя Орлов — маститый открыватель молодежных талантов. Виктор Дробыш на сегодняшний день, как мне кажется, не востребован полностью соразмерно своему таланту автора. Всем есть к чему приложить руку. А чтобы что-то делить? Мы же не дети малые...

— Уже определили свои участки работы — кто чего кому сколько сочинит, придумает?

— Мы еще присматриваемся к фабрикантам, вникаем, обсуждаем. Пока невозможно предугадать, что будет внутри проекта. Много ведь субъективного и личностного. Я, например, боялся кого-то во второй раз пригласить на просмотр, потому что другие ребята могли, например, из ревности начать плавить кого-то — у них же есть такие права, они могут кого-то оставить, кого-то выкинуть. Это очень тонкая штука. Главное, чтобы у них сохранился доброжелательный микроклимат. Пока у них — дружба-любовь, но я уже вижу, что иногда косые взгляды мелькают...

— Из-за того, что кому-то больше внимания уделяется?

— Я стараюсь всем одинаково уделять внимание, но иногда это сложно. Пока мы все вчетвером присматриваемся к ребятам, и есть несколько вариантов. Возможно, будет группа и несколько сольных проектов, а может, просто несколько сольных проектов, и мы будем работать просто как авторы. А если распределить по жанрам, то вот Дробыш хотел бы иметь женскую группу, Николаев — дуэт и сольный проект, я, может быть, два сольных проекта — парня и девушку...

— То есть уже появились любимчики из “полуфабрикатов”?

— Любимчиков нет, но они неодинаковы ни по таланту, ни по личностным качествам. Есть такие темные лошадки, которые непонятно как раскроются в какой-то момент. Я слежу в Интернете за реакцией зрителей и сталкиваюсь подчас с очень неожиданными для меня откровениями.

— Не страшно ли мэтру Крутому, чья планка — это эстрадные звезды традиционного формата, окунаться в эту молодежную и, полагаю, чуждую субкультуру?

— Страшновато, конечно. Но я же — молодой папаша, мне надо быть перед своими детьми молодым человеком.

— Жизнь заставляет молодиться?

— Ха-ха.

— Но насколько органично ты себя ощущаешь в этой подростковой компании с совершенно другой, чем, допустим, у Валерия Леонтьева, Лаймы Вайкуле или даже Филиппа Киркорова, ментальностью?

— Не могу сказать, что ощущаю себя как рыба в воде. Хотя и я когда-то ходил в супермодных авторах...

— Да-да, когда Серов зажигал с “Мадонной”...

— Сейчас я по-новому переживаю эти эмоции, по-другому смотрю на это поколение, слушаю, о чем они говорят, как они думают, и мне это ужасно интересно. Нахожу много неожиданного.

— Теперь ведь не просто надо писать музыку — надо колбасить, утюжить и оттопыриваться...

— Не знаю, как это получится. Колбасить, может, аранжировщики будут...

— И манеру письма ты менять не будешь?

— Конечно, придется менять.

— И как это на практике? Заслушиваешься теперь по ночам диджейскими сборниками?

— Ну, конечно, не заслушиваюсь по ночам-то, но молодежной музыке уделяю больше внимания. Я всегда присматривался с интересом к молодой поросли, тем более что с “АРС’ом” вот сотрудничает “Дискотека Авария”. Я всегда смотрел на них со стороны. А теперь я оказался внутри процесса и пытаюсь уже вникать. С одной стороны — это смешно. А с другой — стал себя моложе чувствовать.

— Не плющит?

— С моей фамилией меня мало что может плющить.

— Тогда что привлекает в эстетике и харизме молодого поколения?

— Полное отсутствие умничанья. Все просто. Вначале, с высоты своих лет и музыкального опыта, тебе кажется, что это тупо и примитивно, и вдруг, когда попадаешь туда, то понимаешь, что расстояние между двумя точками — прямая. Это доступно, это тот язык, на котором разговаривают молодые. Их мысли, рассуждения — своя история и свой мир. Мы во многом усложняем жизнь и себе, и окружающим. А молодые не собираются усложнять себе жизнь — им проще живется. И они не так уж и неправы. Это все чувствуется и в их музыке.

— То есть такие вот новые ощущения праздника на душе?

— Не сказать, что праздника, но безусловно — новые ощущения есть. Мне интересно. Когда насилие неизбежно, нужно расслабиться и получить удовольствие. Назад уже дороги нет...


Итак, “Фабрика звезд-4” стартовала на Первом. На канале, правда, от цифры 4 шарахаются, словно черти от ладана, ибо по всем социологическим канонам все, что больше трех, обречено на провал. Поэтому они даже нумерацию отменили. Но факт беспримерной популярности закупленного в Европе развлекательного формата бьет пока все рекорды. И не только в России. В конце марта в Канне соберется “Eurobest-2004”, куда съедутся победители национальных “Фабрик” со всей Европы. В “Останкино” решили делегировать Юлю Савичеву — победительницу “Фабрики-2” и уже объявленную надежду России на грядущем в мае конкурсе “Евровидение” в Стамбуле. Чтобы девочка, мол, пообтесалась да посветилась заранее. “ЗД”, разумеется, уже навострила лыжи в этот Канн...



Партнеры