Все красное

19 марта 2004 в 00:00, просмотров: 152

Под ногами — сотни разбросанных бумажек, в ушах — скрежет и бормотание. Да вдобавок сбивает с ног странная бритоголовая парочка, мечущаяся из стороны в сторону. Так встречал зрителей, только ступивших с улицы в фойе Театра Луны, скандальный гость — питерский театр “Дерево” со своим не менее скандальным спектаклем “Красная зона”. Безумие быстро переместилось на сцену, а потом и в зрительный зал.

В “Красной зоне” все вызывающе красное. Через сцену протянулась красная тряпка, посреди красуется такая же красная кадка, красный чемодан с инструментами, красные барабаны и такие же костюмы. Бритоголовые Красная Шапочка, Сатир, Дед Мороз и бородатая женщина — вот и все артисты. Правда, по ходу действия они перевоплощаются в десятки других персонажей. А пока... в пыльных костюмах вся комическая четверка дурачится на сцене: бьет в барабаны, глотает лампочки, устраивает шуточный стриптиз и раздает друг другу тумаки. Но кто бы мог предположить, что, разыгравшись, они спустятся в зал и начнут раздавать тумаки... счастливым обладателям билетов первых рядов. Шок зрителей.

А в самый разгар веселья ярко освещенная сцена вдруг погрузилась в темноту. Спектакль превратился из комедии в трагедию. Без слов, но одной лишь пластикой “Дерево” поведало историю человеческой жизни. И страданий. Вот прожектор выхватил из темноты эмбрион, шевелящий ножками и ручками. И вот этот ребенок растет и уже пытается в первый раз встать на ноги... А дальше — все красное. Беззащитного малыша впервые избили соседские мальчишки, а потом жестоко избила мать, пытаясь отыграться на крохе за несостоявшееся супружеское счастье, потом детское растление... Красное — вообще символ агрессии, секса, крови. Именно в такую зону, по мнению автора, и попадает маленький человечек. Чего уж тут удивляться тому, что потом из этой среды вырастает. Тумаки посторонних людей? Свои бьют... Вот страшно.

Потрясающая пластика актеров, как будто перед нами и не люди вовсе, а пластилиновые фигурки. А еще — синтетичность спектакля, в котором легко уживаются рядом комедия и трагедия, низкое и высокое, уличный балаган и театр теней.

Концовка у спектакля не менее экстравагантная, чем начало. Актеры в полной темноте просто... исчезли со сцены. Правда, перед этим неизвестно откуда взявшееся радио протранслировало первую и последнюю за весь спектакль членораздельную фразу: “Перерыв в передачах 15 минут”. Это сообщение окончательно смутило публику. Переглядываясь, зрители то хлопали, догадываясь, что спектакль все же закончен, то переставали хлопать, памятуя о загадочных 15 минутах. И полчаса билетерши объясняли вконец заинтригованным зрителям, что “кина не будет”. Вот такое оно — это “Дерево”.




Партнеры