Пост не прост

22 марта 2004 в 00:00, просмотров: 702

Гуслицкие староверы считаются людьми суровыми, с крутым нравом. Именно таких, самых непримиримых, ссылали в здешние места при царе Иване III. Живут они, проводя дни и ночи в трудах, постах и молитвах. Называют себя истинными православными, крестятся двумя перстами. Корреспонденты “МК” решили выяснить, чем Великий пост староверов отличается от нашего, нововерческого.

В Шувое не говорят “спасибо”. Только “спаси Христос” и “благодарю”. Иначе от Бога буква отлетает (спасибо — спаси Бог).

— Отведайте щей с белыми грибами, — просит пенсионерка Вера Горячева. — А еще риску с сухофруктами, киселя клюквенного.

Вера Георгиевна не представляет себе, как можно не поститься.

— А в чем тогда смысл? Господь дал заповеди, которыми нужно руководствоваться как инструкцией.

Максим — человек молодой, помогает батюшке на службе и воспитывает своих детей в старообрядческой вере. Его называют уставщиком, потому что он следит за соблюдением церковного устава. У его жены Татьяны волосы убраны в повойник, который она никогда не снимает.

— В храм всегда надеваю церковный сарафан — праздничную одежду до пят с белой блузкой, — рассказывает Татьяна. — И еще беру с собою лестовки — старообрядческие четки. Их в Шувое плетут все женщины, украшая бисером.

Старообрядческий пост куда строже, чем пост нововеров.

— У никонианцев, то есть у вас, только первая и последняя неделя строгие, а во все остальные можно пост нарушить, — укоризненно качает головой отец Алексей. — А у нас, если чуточку дал поблажку, считай, что пост пропал.

Старообрядцы не едят крольчатину, конину, медвежатину. “Эти животные нечистые, — объясняет отец Алексей. — Из рыбы в пищу употребляем только чешуйчатую. Угорь, например, все равно что змея. А змея — дьявол, искуситель”.

У батюшки в доме нет телевизора. Он считает, что новости лучше слушать по радио. А с голубого экрана часто демонстрируют непристойности. У остальных жителей во время поста телеки покрыты скатертями — до Пасхи их все равно не включают.

— К причастию допускаю только тех, кто соблюдал все 4 поста в году и воздерживался от скоромной пищи по средам и пятницам, — говорит батюшка. — На исповеди предупреждаю, что если скрыт хоть один грех, то Господь не простит ему и те грехи, в которых он покаялся.

Идем за батюшкой в церковь. На пороге он колеблется: пускать ли нас. Для него мы хоть и православные, но нововеры — все равно что безбожники. Деревянная церковь поражает своей строгостью и скромностью. Нет привычной позолоты, зато все иконы старинные. Вместо люстр с лампочками — светильники с лампадками. Иисус Христос в алтаре благословляет двумя перстами. Служба у староверов длится 5—6 часов, у нововеров она сокращена почти вдвое. Прихожане держат сложенные руки на груди, крестятся и кладут поклонны одновременно, а не как кому вздумалось.

В церкви не продают ни золотых, ни серебряных крестиков — только медные. Ведь староверы — скромны, как Господь. Но женщины носят крестики округлой формы, а мужчины обычной. Вот такая традиция. Старообрядцев всего 10 млн. человек по всему миру. Но верят они истинно, по-настоящему. Во всяком случае, корреспондентов “МК” они в этом почти убедили.




    Партнеры