Стань фараоном!

22 марта 2004 в 00:00, просмотров: 357

Из полутора тысяч столичных школ почти треть (486) участвует в образовательных экспериментах. Благо закон “Об образовании” позволяет талантливым педагогам воплощать свои творческие замыслы и учить детей не всех “под одну гребенку”, а каждого индивидуально.


Гендерные школы. Гендерная методика — это образование с учетом пола ребенка. Ее цель — дать школьнику как можно больше знаний и сохранить при этом его здоровье. Но надо иметь в виду: речь идет не об “однополых” учебных заведениях (типа дореволюционных мужских и женских гимназий), а о раздельном (гендерном) обучении детей разных полов внутри одной школы.

Мужская и женская физиологии различны. Девочки обычно учатся лучше мальчиков, они внимательнее, усидчивее, легче усваивают новый материал. Ребята же отстают в развитии в среднем на два года. Это отрицательно сказывается на их психике и занижает самооценку. При раздельном обучении школьные программы корректируются с учетом половозрастных особенностей детей. Уроки в гендерных классах проходят по-разному. Девочкам проще копировать написанное на доске, чем самим искать ответы. Им важна эмоциональная окраска занятия, хорошее настроение учителя, благожелательная атмосфера в классе. Поэтому они привыкли все повторять за педагогом. Мальчики же больше любят заниматься сами. Перед ними можно поставить трудную задачу, и они будут биться над ней до тех пор, пока не решат. И чем сложнее задание — тем им интересней. Успехи мальчиков и девочек, по мнению школьных психологов, нельзя оценивать по одной системе, нужен отдельный подход и даже отдельные отметки. Как показала практика, после введения гендерного обучения успеваемость как мальчиков, так и девочек улучшается. Уроки, построенные с учетом половых различий, усваиваются легче.

В московской школе, расположенной в конце Ярославского шоссе, цели гендерного обучения несколько иные — упор делается на патриотическое воспитание мальчиков. Их с первого класса готовят быть защитниками Родины. Накануне 23 февраля в школе происходит “Посвящение в мужчины”. Это театрализованное действие, в котором принимают участие и школьники, и взрослые. Учителя переодеваются в исторические и былинные персонажи (Илью Муромца, Александра Невского, Дмитрия Донского) и дают мальчишкам наказ: “Беречь и хранить Отчизну”. В этой школе есть даже специальные предметы: у девочек — “Ведение домашнего хозяйства”, у мальчиков — “История российской армии и флота”.

Авторские школы. Учеба в них строится по оригинальным авторским методикам. Таких учебных заведений в столице немного — Ушинские и Макаренко всегда уникальны.

Главное в образовании, по мнению Александра Наумовича Тубельского, не сумма вдолбленных знаний, большую часть которых школьник все равно забудет, а возможность самовыражения, самореализации. Его учебное заведение так и называется — “Школа самоопределения”. Учебные предметы в ней делятся на три группы: обязательные, спецкурсы и интенсивы. В первую входят труд, литература, математика, обществоведение, физкультура. Спецкурсы (мастерские) выбирают сами ученики: зарубежная литература, история искусства, история Москвы, история религий, психология, кино, театр, основы медицины... Набор у каждого ученика получается свой, индивидуальный, но общее количество уроков в неделю должно быть не менее 25. Расписание занятий у ребят из одного класса часто не совпадает: пока одни зубрят историю Москвы, другие занимаются психологией.

В школе Тубельского учителя работают по специальным методикам. Историю изучают через “погружение” в эпоху: все школьные дисциплины подстраиваются под определенную тему. Скажем, в 6-м классе ребята “погружаются” в Древний Египет. На уроках математики они считают, сколько мешков зерна они должны оставить себе, сколько — отдать фараону и жрецам, виртуально участвуют в строительстве пирамид. На литературе читают древние мифы и предания, проходят иероглифы. Позже дети “погружаются” в эпоху античности: становятся “жителями” Древней Греции и Рима. Есть свои “изюминки” и в других авторских школах столицы: Казарновского, Рачевского, Ямбурга...

Триместровые школы. Школьный год делится на части неравномерно. Не успели ученики 1 сентября сесть за парты, как занятия подошли к концу: в 20-х числах октября учителя уже подводят итоги. Вторая четверть еще короче — полтора месяца. О последней “четвертушке” вообще говорить не приходится: с середины мая уроки превращаются в формальность. Зато третья четверть самая долгая и тяжелая — с середины января по конец марта. Дети, особенно младшеклассники, сильно устают, успеваемость резко падает...

— Триместры позволяют равномернее распределять учебную нагрузку, — поясняет завуч одной из таких школ Ольга Малинина. — За вычетом праздников и каникул (они сохраняются без изменений) получается по 11—12 недель учебного времени в каждой части.

За две недели до конца триместра учителя выставляют предварительные оценки. Если есть колебания (скажем, между “тройкой” и “четверкой”), у ученика достаточно времени, чтобы исправить отметку. Отсюда меньше нервотрепки и больше здоровья у школьников и учителей.

В другой столичной школе учебный год делится на 6 “долек”, продолжительность каждой — примерно 30 дней. Затем следует неделя отдыха. Таким образом, ребята отдыхают чаще — у них в течение учебы каникулы 5 раз. Это позволяет снизить нагрузку на учеников и сделать занятия более эффективными.

Здоровьесберегающие школы. Главный упор в них делается на сохранение здоровья учеников. В школе на Ярославском шоссе младшеклассники пишут в тетрадях перьевыми ручками, стоя за партами-конторками.

— Современное “безотрывное” письмо вредно для маленьких детей, — объясняет директор Владимир Гармаш. — Мы доказали, что через 20 минут письма шариковой ручкой у ребенка наблюдаются все признаки стенокардии: повышается кровяное давление, начинается аритмия. Все потому, что он сидит в согнутой позе и сердце зажимается. Если же ребенок пишет перьевой ручкой, то получается импульсно-нажимное письмо. Через каждые 10—15 секунд он вынужден тянуться к чернильнице и обмакивать в нее перо. Это позволяет сердцу расслабиться и дает дополнительную моторику организму. Кроме того, таким образом значительно легче “поставить” красивый почерк. А парты-конторки позволяют бороться со сколиозом и близорукостью. У них изменяется как высота, так и угол наклона поверхности. Парты подгоняются под каждого ученика индивидуально. В современных школах столы сделаны по-другому: горизонтальная крышка и стул. Дети сидят скрючившись, поэтому каждый второй ребенок в начальной школе — сутулый, у 60% — зрение менее единицы!

На потолках в “здоровьесберегающих” классах школы нарисованы “восьмерки” и эллипсоиды. Во время разгрузочных переменок дети глядят на эти загогулины. Так происходит зрительная тренировка глаз, поэтому ребята меньше устают. Или взять экологические стенды на стенах — панно с русским пейзажем. Они нужны для создания психологического комфорта. Когда ребенок видит картину, а не голую стену, он отдыхает, отвлекается от монотонного урока.

Школы без двоек. Вместо “троек”-“четверок”-“пятерок” в одной из столичных альма-матер перешли на 12-балльную систему.

— Мы отказались от “двоек”, которые психологически травмировали ребят. Ученику достаточно прийти на урок, чтобы получить 3 балла, — объясняет сущность новшества директор Людмила Курбатова. — Отвечаешь у доски — плюс еще 2 балла, решил сложную задачу — получи сразу 8.

Чтобы заработать более высокую, чем “восьмерка”, оценку, нужно проявить творческий подход к делу — придумать интересный пример, написать сочинение, реферат. Высшую оценку (12) получают ребята, которые могут самостоятельно провести урок, организовать семинар. Но учителям мало 12 баллов! Они ставят оценки даже с десятыми — 5,5 или 6,9. Это означает, что школяр чуть-чуть не дотянул до “круглой” отметки. В конце четвертей, полугодия и года настает момент истины: выводится рейтинг каждого ученика. По словам директрисы, ребята буквально дерутся за каждую десятую — никто не хочет быть последним в списке. В аттестаты ставят, конечно, традиционные отметки, для этого существует специальная шкала перевода: 3—5 баллов — “три”, 6-7 — “четыре”, 8—12 — “пять”. И никаких двоечников!

Специальные школы. Правильное их название — “школы с углубленным изучением предметов”. Наиболее известные из них — языковые. Они открылись в 60-х годах прошлого века. Устроить ребенка в такое учебное заведение (особенно с английским “уклоном”) всегда считалось чрезвычайно престижным: в английских “спец”, как правило, учились дети партийных боссов и высокопоставленных чиновников. Иностранный изучали в них со 2-го класса (в обычных школах — с 5-го), и не два урока в неделю, а 5—6. Ряд предметов давали сразу на чужом языке. Качество обучения в таких школах было выше среднего, и после их окончания открывалась прямая дорога в престижный институт.

С начала 90-х, когда появились многочисленные гимназии и лицеи, языковые “спец” утратили свою элитность, но и сейчас учиться в них все еще престижно. К тому же хорошее знание иностранного дает возможность без проблем поступить не только в российский, но и в заграничный вуз. В школе на улице Красина, к примеру, ученики в 8—11-м классах зубрят итальянский язык, а потом получают возможность без экзаменов стать студентами университетов на родине Леонардо да Винчи и Микеланджело.

Помимо языковых существуют математические, физические, биологические, химические и другие “предметные” спецшколы. В них принимают детей не по должности или кошельку родителей, а по способностям. Учиться в таких альма-матер трудно, но потом открываются прекрасные перспективы для научной карьеры. Из стен физ- и химшкол вышло немало прославленных российских академиков, в т.ч. лауреатов Нобелевской премии.


Школы Москвы

общеобразовательные — 1507

лицеи — 21

гимназии — 40

спецшколы — 132

“школы здоровья” — 18

с этнокультурным компонентом — 37

вечерние — 29



Партнеры