Троих надо забрать

25 марта 2004 в 00:00, просмотров: 214

Три минус один — будет два. Это простейшее арифметическое действие далось России с огромным трудом. И то после того, как за решение простейшей, казалось бы, задачки взялся лично Владимир Путин. Во вторник он позвонил эмиру Катара — шейху Хамаду бен Халифу Аль Тани.


Разумеется, содержание такой беседы — не для прессы, которой деликатно сообщили, что “руководители двух стран обменялись мнениями о ситуации... в зоне Персидского залива”. Не нужно, однако, быть экспертом в области дипломатии, чтобы понять, о какой именно “ситуации” идет речь. О троих россиянах, застрявших в Катаре в связи с “делом Яндарбиева”. Того уж нет, а дело — есть. Вот и вынужден был российский президент заняться высшей дипломатической математикой: как из трех сделать ноль, вернуть наших обратно. Для Путина, корнями вышедшего из спецслужб и по сути являющегося их негласным шефом, бросить своих на произвол судьбы — просто немыслимо.

Пока, правда, удалось немногое. Из трех смогли вычесть только одного: после президентского звонка в Россию смог вернуться первый секретарь посольства РФ в Катаре А.Фетисов. Он единственный из трех задержанных 19 февраля по подозрению в покушении на лидера чеченских экстремистов Яндарбиева имел дипиммунитет. После ареста его отпустили, но покинуть Катар не разрешили: дипломат вынужден был отсиживаться под крышей нашей дипмиссии в Дохе. Но после звонка Путина Фетисов смог покинуть Катар. Одновременно два катарских спортсмена, задержанных 26 февраля в аэропорту “Шереметьево-2” нашими спецслужбами, получили свободу и возможность выехать куда им заблагорассудится.

Такое вот сложное решение: чтобы из трех вычесть одного, потребовалось прибавить два и умножить на один телефонный звонок. В классической арифметике, с ее вычитаемым, уменьшаемым и разностью, это было бы признано ошибкой. В дипломатической — выглядит как оригинальное, а главное, действенное решение. С одной поправкой: уменьшаемое уменьшилось, а вот разность — остается: двоих наших, заключенных в катарской тюрьме, теоретически ожидает суд. Он состоится, если события будут развиваться по классическим юридическим законам. Но как и в математике, так и в юриспруденции есть свои исключения из правил. Вероятно, у России припасено еще что-то, кроме группы лучших юристов, направленных в Катар. Какой козырь вынет Путин в следующий раз?..


Из досье “МК”:

Дипотношения России с Катаром насчитывают всего 16 лет. После провозглашения 3 сентября 1971 г. независимости Государства Катар на имя его главы — эмира Али Аль Тани — была направлена телеграмма, в которой заявлялось о признании Советским Союзом Катара и выражалась готовность установить с ним дипломатические отношения. Однако коммюнике об установлении дипотношений между Советским Союзом и Катаром было подписано по инициативе катарской стороны лишь спустя 17 лет — 2 августа 1988 г.

Глава Катара шейх Хамад бен Халиф Аль Тани побывал в России с официальным визитом 24—25 декабря 2001 г. Он был принят Путиным, состоялись российско-катарские переговоры на высшем уровне.

Торгово-экономические отношения находятся в стадии становления. Товарооборот в 2002 г. составил всего 0,4 млн. долл. В основном торговля представлена российским экспортом: машины и оборудование, сырье. В апреле 1998 г. в ходе визита министра иностранных дел Катара Х. Аль Тани в Москву было заключено соглашение о прямом воздушном сообщении. В августе 2003 г. авиакомпания “Катарские авиалинии” открыла прямое воздушное сообщение Москва—Доха.

В стадии подготовки находятся проекты соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений.

Прочие отношения — только начинают развиваться. Некоторая активность отмечается в сотрудничестве в области спорта: в Катаре по контрактам работает 26 наших тренеров и спортивных врачей.




Партнеры