Таран — оружие героев

27 марта 2004 в 00:00, просмотров: 259

Не успел свежеиспеченный председатель российского правительства вжиться в новую для себя роль, как ему довелось угодить в автомобильную аварию. Впрочем, таков уж удел всех сильных мира сего. Даже Президент России за последние четыре года как минимум трижды “влетал” в ДТП. Хотя сам гарант, наверное, обо всех этих инцидентах если и узнавал, то значительно позже — всегда удар принимал на себя кортеж. Так случилось и с Михаилом Фрадковым. Две недели назад лихач протаранил машину сопровождения премьера, когда тот ехал на службу (это был всего лишь второй рабочий день нового главы кабинета).

В той аварии никто не пострадал — за исключением разве что самого горе-шофера. “МК” навестил нарушителя и выяснил: после аварии жизнь мужчины превратилась в настоящий кошмар. Он настолько запуган, что даже боится выходить из дома.

Напомним, как развивались события. 12 марта примерно в 14.45 дорожно-патрульная служба первой спецтрассы освободила для проезда премьера Рублево-Успенское шоссе, Рублевское шоссе, Кутузовский проспект и Новый Арбат. А в это время на Ярцевской улице маялся в ожидании разрешения на выезд 30-летний Александр на автомобиле “Ауди-А8”. Когда правительственный кортеж поравнялся с Ярцевской улицей, крутой водитель сообразил, как воспользоваться ситуацией. Он вылетел на пустую Рублевку и пристроился в хвост машине сопровождения.

Ринувшись вдогонку, дорожный патруль еще больше осложнил ситуацию. Лихач бросился убегать и влетел в машину сопровождения, следовавшую позади авто Фрадкова. Это случилось, когда кортеж уже собирался сворачивать с Рублевки на пандус Кутузовского проспекта.

Продолжая преследовать нарушителя, патруль погнался за “Ауди”, но шофер ринулся вниз по Аминьевскому шоссе и удрал.

Нашли его, как вы понимаете, быстро. После оформления протокола дерзкий нарушитель был отпущен, а дело “о покушении на премьер-министра” затребовала ФСБ.

“МК” навестил Александра вскоре после покушения. Оказалось, что виновник переполоха уже который день таится в своей квартире. Насмерть напуганный обвинениями водитель не подходит к телефону, не зажигает света до позднего вечера, не посещает магазинов и вообще не выходит из дома. Соседи думали, что Александр Валерьевич выехал из квартиры, поскольку там царила мертвая тишина.

На самом деле Александра после аварии не арестовали. Оформили, изъяли права и отпустили. Но затем якобы последовали изнурительные профилактические беседы (так говорят знакомые Александра). Вот москвич и затаился. Квартиру участника “политического” ДТП мы буквально взяли измором. Оказалось, что регулярно по вечерам к нему приходит посетитель. Мужчина. На сей раз он вышел из квартиры около 21 часа — молодой человек в длинном пальто. Его провожал сам хозяин — абсолютно голый, если не считать накинутого на плечи махрового халата. Увидев нас, он поспешил захлопнуть дверь.

— Да не будет он разговаривать, — пояснил давешний приятель. — Вы не представляете, как его замучили органы!

— А Александр не рассказывал, зачем он таранил кортеж?

— Никого он не таранил. Работал ночь, спешил домой. Увидел, что впереди свободная дорога, вот и дал по газам. Он даже не знал, что это Фрадков едет.

— Права-то ему вернут?

— Он сам за руль боится сесть.

На вопрос, чем зарабатывает на хлеб обидчик премьер-министра, наш собеседник не ответил. Соседи же Александра судачат по поводу частых визитов в его дом молодых людей. И якобы эти же посетители доставляют мужчине провизию. Сам он на улицу нос не кажет — то ли ареста боится, то ли еще чего.

Кстати, основания опасаться за свою свободу у Александра есть. В сентябре 2000 года “МК” рассказывал о двух бедолагах, которых угораздило врезаться в машину из кортежа Путина. Одного из них потом арестовали, второго затаскали по судам.

КОММЕНТАРИЙ ПРЕСС-СЕКРЕТАРЯ УПРАВЛЕНИЯ ДЕЛАМИ ПРЕЗИДЕНТА РФ ВИКТОРА ХРЕКОВА

— Виктор Анатольевич, ходят слухи, что аварий с участием кортежей первых лиц государства в последнее время становится все больше. Дескать, связано это с резким увеличением количества машин в Москве...

— Наоборот, таких аварий с каждым годом становится все меньше. Доказательством тому является хотя бы тот факт, что три года подряд автобаза №1 Управления делами президента занимало первое место в конкурсе “За безопасность движения”. У нас работают профессионалы самого высокого уровня. А министров и вовсе возят водители, которые проработали на автопредприятиях Управления делами президента минимум пять лет. Если меняется марка машины, человек дополнительно проходит двухнедельную спецстажировку.

Снижение числа аварий, думаю, связано и с тем, что идет сокращение количества госмашин со спецсигналами. Вообще существует внутриведомственное распоряжение, по которому включать мигалки и нарушать правила водители первых лиц могут лишь в крайних случаях. К примеру, если министра вызвал президент, и на дорогу у него всего 15 минут.

— ДТП были связаны с нарушением Правил дорожного движения именно водителями чиновничьих машин?

— Как показывают служебные расследования, большинство аварий были спровоцированы другими водителями.

— ГИБДД на такие аварии не вызывают? Рассказывают о случаях, когда человеку просто бросали визитки и уезжали...

— За подобное водителя обычно серьезно наказывают. Понятное дело, что министр или депутат на месте аварии не остается (его забирает резервная машина), но водитель его автомобиля — в обязательном порядке.

— Попадают ли машины руководителей государства в “пробки”?

— Звонить в ГИБДД и требовать “очистить” дорогу для проезда водители министров (не считая силовиков) не имеют права. Поэтому и в “пробки” они попадают. Не так давно сам управделами президента простоял в пробке пару часов и опоздал на важную встречу.

— Когда аварии случаются чаще?

— Разумеется, зимой. Кстати, в это время года все госмашины ездят исключительно на шипованной резине.

— Предусмотрены ли какие-то особые средства безопасности в автомобилях министров и депутатов?

— У машин стандартная комплектация. Ничего лишнего, кроме спецсвязи. Сейчас у нас в основном “БМВ”, “Форды” и “Волги”, причем все отечественного производства. Претензии есть только к качеству последних. Мы часто связываемся с заводом и высказываем замечания. Ну а что касается “БМВ” и “Фордов”, они в дороге никогда не ломаются.

— Если уж вы заговорили о “наворотах”, верно ли, что все машины — с кожаными салонами, со стереосистемами и кондиционерами ценой в несколько тысяч долларов?

— Стерео и кондиционеры устанавливает завод. Они стандартные и недорогие. Машины с кожаными салонами можно по пальцам пересчитать. Телевизоры, бары не предусмотрены. Хотя министр может за собственные деньги купить себе что-нибудь из этого в машину.

— Правда ли, что за машиной министра закреплено по три автослесаря (причем в основном зарубежные специалисты)? И что автомобиль осматривают перед каждым выездом?

— Перед выездом автомобиль проверяют техник и водитель. Автослесаря, который бы обслуживал только одну министерскую машину, нет. Зарубежные специалисты у нас не работают. Однако наши недавно выезжали на стажировку в ФРГ, когда закупалось оборудование для станций техобслуживания.

— Сколько машин находятся в “ведении” одного министра?

— Только одна. Если машина сломалась, ее замещает другая из резервного автопарка.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТОВ:

— Поведение вашего персонажа во многом типично, — считает психиатр, кандидат медицинских наук Евгений Семенов. — У него развился своего рода синдром страха перед государством. В нашей стране это очень распространенное явление. Люди боятся государственной машины, их страшит не просто перспектива оказаться за решеткой, а даже сами контакты с госструктурами. Конечно, во многом этот страх закладывался во времена массовых репрессий, когда даже стук в дверь по ночам мог вызвать сильнейший стресс. Очевидно, Александр переживает именно это. Кстати, он не первый — коллеги говорят, что число пациентов с подобными страхами возросло за последние месяцы.

— Сказать, что автомобили с “флаговыми” номерами чаще остальных попадают в дорожно-транспортные происшествия, нельзя, — считает заместитель начальника лицензионно-разрешительного отдела ГУ ГИБДД МВД России Василий Белобородов. — К примеру, за 12 месяцев 2003 года транспортные средства депутатов Госдумы 27 раз становились участниками ДТП, в 11 из которых виновниками были они. Машины Совета Федерации в прошлом году 13 раз попадали в дорожные неприятности, причем 4 раза по своей вине. Оформление и регистрация подобных ДТП происходит точно так же, как и аварий обычных участников движения...

Но, как стало известно “МК”, далеко не все аварии с участием “флаговых” авто регистрируются на общих основаниях. Машины ФСО, ФСБ, а также тачки охраняемых лиц в сводках проходят под “липовыми” номерными знаками. Делается это исключительно в целях сохранности государственных тайн. О том, чтобы взыскать причиненный ущерб от спецслужб, виновных в ДТП, говорить, увы, не приходится, поскольку в большинстве случаев гаишники делают “обоюдку”.

ИЗ ДОСЬЕ “МК”: ДТП С УЧАСТИЕМ ПРЕЗИДЕНТСКИХ КОРТЕЖЕЙ

27 июля 1998 г. — в Вашингтоне три машины из кортежа президента США Билла Клинтона врезались одна в другую, когда колонне пришлось резко остановиться при выезде на эстакаду. Водителю Билла Клинтона удалось избежать столкновения.

11 сентября 2000 г. — в Москве при следовании кортежа Президента России Владимира Путина произошло столкновение автомашины “Жигули” с одним из автомобилей сопровождения. Сотрудники охраны, находившиеся в машине сопровождения, получили ушибы. Водитель “Жигулей” не пострадал.

14 марта 2001 г. — в Болгарии кортеж находившегося с визитом в этой стране президента Мальты Гвидо де Марко столкнулся с шедшим по встречной полосе грузовиком. Благодаря мастерству водителя президент не пострадал. Из семи человек, получивших травмы, в больнице скончался болгарский сотрудник охраны.

31 мая 2002 г. — в Москве во время следования президентского кортежа по Калининскому проспекту джип ГИБДД ГУВД Москвы столкнулся с выехавшим на трассу автомобилем “Фольксваген”, водитель которого погиб.

15 августа 2003 г. — в машину президента Словакии Рудольфа Шустера врезался следовавший за ней автомобиль кортежа. Глава государства слегка поранил руку.



Партнеры