Класс, гегемон!

29 марта 2004 в 00:00, просмотров: 223

Это был очень странный чемпионат мира. По накалу страстей — как Олимпийские игры. По количеству слез — как несколько Олимпиад. По обилию “шестерок”, выставленных арбитрами, — вообще нечто из ряда вон выходящее. Но Россия может гордиться: немалая часть “шестерок” — наша. Три “золота” из четырех Дортмунд присудил нашей сборной.


Не припомню случая, чтобы арбитры так лихо раздавали “шестерки” — прямо как обязательный подарок лидерам во время показательных выступлений. Обычно судьи скупы на высший балл, как хорошие ростовщики, и знают, что 6,0 — это предел физических и эмоциональных возможностей фигуристов. И их, судейский, предел тоже. Но чемпионат мира-2004 должен отправить знаменитую, символичную, выразительную и столь любимую всеми “шестерку” в историю. Скоро мы будем обречены наблюдать на табло бесконечные подсчеты очков. Тоска вместо дополнительных эмоций.

Судьи, похоже, тоже тоскуют. “Золото” в турнире танцоров завоевали россияне Татьяна Навка—Роман Костомаров, “серебро” — болгары Албена Денкова—Максим Стависский, “бронзу” — хозяева чемпионата Кати Винклер—Рене Лозе. Навка и Костомаров получили 9 максимальных оценок, Денкова и Стависский — 2, Винклер с Лозе — 1, но это уже явно было поклоном немецкой земле, принимающей чемпионат: мол, спасибочки, все прошло удачно.

Хотя, конечно, служба безопасности огребет штрафов и наказаний от начальства полной лопатой. Во время выступлений женщин, точнехонько перед произвольной программой Мишель Кван, на лед выскочил дядька на коньках, с голым торсом и в балетной пачке. Откуда он взялся в строго охраняемой ледовой зоне, где умудрился переодеться — пока полная загадка. Ясно лишь то, что ледовый этот балерун от фигурного катания явно в восторге, что с головой у него не все в порядке, потому что можно свою любовь проявлять и менее экстравагантным способом, и что к охране, сначала, правда, крепко им нагадив, он явно проявил милосердие. Потому что помурыжил их своим пребыванием на льду не так уж и долго. Хотя упорхнуть на коньках от людей, обутых в обычные ботинки, — небольшая, как вы понимаете, проблема.

Но это было уже в последние минуты чемпионата. А накануне выигравшая вместе с партнером Романом Костомаровым Татьяна Навка, веселая и хитрая розовая пантера, рыдала поочередно то на плече Романа, то на груди мужа и тренера Александра Жулина. Наша пара лидировала весь сезон, и, казалось бы, выигрыш чемпионата мира в танцах для России логичен. Но болгары, которые тренируются у Алексея Горшкова в Одинцове, — тоже почти наши ребята. И биться в нужный момент они уже научились, и мастерства им не занимать, и программа у них — полная противоположность легкомысленной “Розовой пантере”. А ведь сколько судей, столько и мнений — что лучше: весело и сложно или сложно, но еще и со слезой в руках и ногах? Судей — 14, а компьютер произвольно выберет всего 9 оценок. И ситуацию фактически разрешает случай.

В Дортмунде Таня с Романом впервые в своей карьере стали чемпионами мира. И в Москве-2005 будут выступать в ранге сильнейших на планете. Но болгары свой талант в землю тоже зарывать не собираются — и решающим станет не мастерство, которого не занимать и тем и другим, а лишь стопроцентное угадывание настроения судейской бригады: мы сегодня в печали или бесшабашны?

* * *

В нашей женской сборной из трех участниц — только одна героиня. Не ставшая ни чемпионкой, ни призером мирового первенства, занявшая 9-е место Ирина Слуцкая.

Вот ведь парадокс: Ира, пропустившая и прошлый чемпионат мира по семейным обстоятельствам, и весь нынешний сезон из-за длительной выматывающей болезни, заняла среди российских участниц самое высокое место.

Не представляю, с какими лицами следили за выступлением Слуцкой врачи, которые начиная с сентября пытались поставить спортсменке диагноз. Которые отлавливали ее в больничных коридорах, где она пыталась разминаться, и упрашивали не шокировать остальных больных. Которые умоляли хоть как-нибудь соблюдать постельный режим и в то же время восхищались огромной силой воли пациентки.

Совсем не представляю, с какими чувствами смотрели за ее выступлением близкие. Те, кто носил ее по квартире на руках, когда отказывали и опухали ноги; кто видел первые тренировки на льду — с кашлем, с лишним весом, с бессилием, которое упорно сталкивалось с мужеством...

Не все удалось Ирине на льду, но самое главное — удалось: она вернулась. И сделала это с улыбкой. И те прыжки, что были выполнены чисто, и вся изумительно красивая программа, придуманная гениальным Игорем Бобриным (кстати, Слуцкая надеется повторить ее и на следующий год), словно ставили крест на тяжелой полосе в жизни фигуристки. На том времени, “когда ты хочешь прыгать и порхать, а тебя просто вбивает в землю”...

Что опять, уже в короткой программе, случилось с Леной Соколовой, которая ехала в Дортмунд несомненным лидером команды, более того, казалось, готова была биться за пьедестал и с американками, и с японками, — может сказать только сама Лена. Но она очень не любит говорить о неудачах и предпочитает смотреть в будущее. Черта характера весьма похвальная, если только провальные соревновательные эпизоды не повторяются как под копирку.

Можно, конечно, пошутить, что для нашей талантливой фигуристки мировой лед слишком узок, поэтому норовит она все время прыжки исполнить прямо на бортике, отчего и ошибается. Можно найти и еще оправдания. Но суть дела остается прежней: если бы Лена еще и не зацепилась за десятку сильнейших (а она стала именно десятой) и если бы не Ира Слуцкая, то в Москве уже лишь одна участница представляла бы Россию. А ведь чемпионат мира пройдет у нас впервые в истории!

Ну а Татьяна Тарасова, крепко обнимая свою новую воспитанницу, громко сказала ей “спасибо” за первое место на чемпионате мира. Свято место пусто не бывает, и не успела Саша Коэн изменить Тарасовой с тренером олимпийской чемпионки Сары Хьюз Робин Вагнер, как под мощное крыло Татьяны Анатольевны вкатилась не менее мощная (пока, правда, только по физическим габаритам) Шизука Аракава.

Японки наступают на мировой лед типично в самурайском отчаянном духе. Упомянутая Шизука — раз. 16-летняя Мики Андо, что пытается хапнуть у мужчин одно из их преимуществ и прыгает уже сальхов в четыре оборота, — два (кстати, тренируется Мики у Нобуко Сато, отца чемпионки мира 1994 года Юки Сато). Фумие Сугури, которая с треском провалила в Дортмунде квалификацию, а затем с блеском откатала программы, но хотя бы подползти к пьедесталу со своего седьмого места уже не могла и рыдала, рыдала в бессильном отчаянии, — три. А есть еще Йоши Онда, которая не попала в сборную, потому что все места уже были заняты. Даже американки — Саша Коэн (серебро) и Мишель Кван (бронза) как-то слегка стушевались перед таким напором. Хотя, на мой взгляд, чемпионка Аракава пока не может безоговорочно гордиться тем, что она — сильнейшая в мире. По красоте катания ей, конечно, еще далеко до пятикратной чемпионки мира Мишель Кван.

А Дортмунд вчера вздохнул уже с облегчением. Чемпионат мира оказался крайне нервным и держал в напряжении в каждом виде программы. Москва приняла эстафету мастерства и столь нужных болельщику переживаний. К нашему домашнему чемпионату мы пришли с тремя золотыми медалями. Результат почти наивысший. И вроде бы Россия продолжает гегемонить, но если быть честными до конца, то кроме медали Евгения Плющенко двух оставшихся могло и не быть. Впрочем, предположения после свершившегося факта, тем более для нас приятного, бессмысленны. Есть три победы. А значит — уже нахально хочется большего. К чему и пойдем...





Партнеры