Свести концы с кольцами

3 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 450

Валентин Макуев даже к бутылке с шампанским подходит творчески. Пошарив в ящике, извлекает ножницы с тонкими загнутыми лезвиями и аккуратно надрезает фольгу на пробке.

“Вот проволоки накрутили!” — и из-под стола появляются... ножницы. На этот раз — с храповым механизмом. Перекусывают алюминий в секунду.

“Та-ак! А откроем гусарским способом...” — горлышко бутылки трещит под напором двух зигзагообразных лезвий... Опять ножницы! Всюду ножницы! У Макуева они есть на все случаи жизни...

Зачем нужны ножницы? Чтобы стричь всех и вся. К Валентину Макуеву, коллекция которого насчитывает аж 500 колюще-режущих экземпляров, вот уже 25 лет приходят за бесплатными прическами его друзья и знакомые...

— Все началось еще в студенческой общаге, — вспоминает он. — У меня единственного в комнате оказались парикмахерские ножницы. Кто их увидит — сразу просит его постричь. За жизнь я обкорнал где-то человек 200, и 5 из них — женщины. Денег не брал, но в благодарность мои “клиенты” стали приносить ножницы других моделей... Вот, например, филировочные — одно лезвие с зазубринками, вроде маленькой расчески...

Но парикмахером Валентин не стал. Сейчас он доцент, читает лекции по технологии лесосечных работ в Московском государственном университете леса. Хотя... “Деревья тоже стригут ножницами. Только человеку их не поднять: они двухметровые, к специальной машине крепятся. Бывают и ножницы для разрезания самолетов! У меня таких, конечно, нет”, — горестно вздыхает коллекционер и опирается локтем... опять на ножницы.

— А этими я изгородь в саду подравниваю! — два кольца, каждое по метру в диаметре, и зачехленные лезвия еще с полметра длиной — инструмент-гигант прислонен к стене возле телевизора. — А самые маленькие — вот, для резки ниток, — и Макуев достает из кармана двухсантиметровую загогулину, под которой сложены оба кольца и конца.

У Валентина найдутся ножницы и в несколько миллиметров, только декоративные — на кольцах, серьгах, значках и брошках.

Делать опасные для жизни подарки — плохая примета. Но то, что все экспонаты колются и режутся, не смущает коллекционера: “Самая бытовая вещь, а такая разная!” Валентин за каждые ножницы откупается от дарителя копейкой. Один хирург, узнав об увлечении друга, стащил с работы все стригущие хирургические инструменты:

— Вот ножницы для нарезки бинтов. У этих вместо лезвий сплошной кругляшок, который при нажатии входит в пустое кольцо (я их использую вместо дырокола), и с оптиковолокном внутри — они внедряются в тело человека, а с другой стороны от них шнурик идет к компьютеру — и ваши внутренности как на ладони!

Сам Макуев, стоит ему оказаться за границей, первым делом идет на блошиный рынок.

— Самые древние ножницы коллекции — им около 300 лет! — из Марокко. Ручки “антиквариата” являются как бы продолжением лезвий и загибаются полукругом. А вот этими когда-то постригали в монахи, в Брюсселе купил — видите, ручки, соединяясь, приобретают форму креста. Вот из Германии, — Макуев достает из футляра позолоченные стригунки с загнутыми концами, — для обрезания сигар. Но самые интересные ножницы — со стеклодувного завода в Италии: их лезвия искривлены два раза — сначала они соединяются большим ромбом, а потом ромбом поменьше... Ими обстригают лишние куски с произведений из стекла. Причем цены моих экспонатов варьируются от 1 рубля до 100 долларов. Ножницы, даже самые древние, остаются обыденной недорогой вещью.

А однажды бесценную коллекцию Валентина чуть не похитили.

— Я переезжал в другую квартиру, а коллекцию сложил в две огромные коробки. Вышел на рынке из машины... А воры вскрыли дверь автомобиля, вынесли два самых тяжелых тюка и — тут же уронили. А из них посыпались старые ржавые кривые-косые ножницы!




Партнеры