Пешком до Яйлы

3 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 355

Как-то экс-министра Франции по туризму спросили: “Зачем вы ходите в горы?” — “Потому, что там не задают глупых вопросов!”

В СССР в горы ходили активней всех — в 70-е страна занимала первое место в мире по туризму. Далеко не все знают, что Московский городской центральный туристский клуб работает и по сей день!


Небольшой особняк в центре города. Скрипучий деревянный пол, запах старой бумаги — так обычно пахнет в библиотеках.

“Здесь хранятся походные отчеты аж с 1949 года, когда правительство решило обеспечить активный отдых трудящимся и открыло наш клуб. Кто-то “отдыхал” на нарах, а кто-то на Алтае”, — говорит замдиректора МГЦТК Олег Калашников.

На стенах — портреты знаменитых туристов.

— Вот это — Лев Гурович Мендель, — поясняет Калашников. — При Сталине он отсидел 12 лет. Сейчас ему 95. А это — один из родоначальников парусного туризма в России Сергей Николаевич Парфенов. Это он отстоял у высокой комиссии разрешение на парусную регату в Москве. Чиновники тогда возмутились: “Яхты — это буржуазный отдых, они громоздкие и дорогие. Рабочему классу такой отдых не по карману”. Тогда Парфенов убедил их, что в столице яхт не будет, только сборные байдарки и катамараны. На том и порешили.

Раньше у нас можно было взять напрокат лодку или палатку. Но после развала Союза мы от проката отказались. Возьмут новую лодку, а возвращают рванье. Недавно вот партия “Идущие вместе” взяла байдарки напрокат и вообще не вернула. Теперь в клубе байдарок нет”.

Стадо баранов за девушку

В походах я никогда не была. Считала сумасшедшими тех, кто обожает таскать рюкзаки, мерзнуть в спальниках и кормить комаров.

Задание редакции сходить в поход повергло меня в ступор. “Под каким кустом искать врача, если вывихнешь лодыжку? — думала я. — Сколько пар обуви с собой брать? И кто, наконец, будет все это тащить?”

— Не дрейфь! — Голос Николая Рязанского, председателя маршрутно-квалификационной комиссии (МКК) клуба звучал бодро. — Руководитель возьмет на себя часть поклажи, если увидит, что ты устала. Да и перед походом заранее распределите, кто и что несет...

Для начала нужно было сформировать команду. Человек пять-шесть вместе с инструктором. Один будет отвечать за финансы, другой — за медицину, третий — за снаряжение, четвертый — за питание.

Экипировка — высокие ботинки или кроссовки, палатка, спальный мешок и рюкзак. Опытные туристы сами могут соорудить палатку из тента или собрать катамаран, но нам такое было не по плечу. Если соберетесь заниматься туризмом всерьез, купите вскладчину байдарку (около 10 тысяч рублей), катамаран (15000—20000) и палатку (самая легкая — дуговая, разборная — стоит 1500—3000 рублей). Еще — аптечка, компас, горелка, котелок и спальник (600—1000 рублей).

Но главное — маршрут. “Вам нужно начинать с самого легкого — дней на семь—десять. Инструктор клуба пойдет с вами, причем совершенно бесплатно, — обнадежил Николай, разворачивая передо мной карты. — Можете хоть в Китай пешкодралом топать, были бы деньги на билеты и загранпаспорта. А документы мы вам все предоставим. Кстати, у руководителей нет связи. Но если средства позволяют, можете приобрести спутниковый телефон или рации для внутреннего пользования”.

— Можно нам поехать куда-нибудь потеплее? “Все стерплю, и все приму: ссылку, каторгу, тюрьму. Но желательно в июле и желательно в Крыму”, — вспомнила я слова злодея-генерала из поэмы Леонида Филатова.

— Вот в Крым и поедете! У нас весной многие ходят в Лапландию, на Байкал, но учитывая ваш опыт, а точнее, его отсутствие, — покосился в мою сторону руководитель, — вам больше всего подойдет маршрут первой категории от Бахчисарая до Ялты. И по срокам уложитесь — одиннадцать дней, и покорите небольшую гору — Яйлу.

Оказалось, что помимо “нашей”, первой, есть еще шесть категорий сложности. Шестая — поход по нехоженым тропам подальше от населенных пунктов. Чтобы на пути как можно чаще встречались сложные вершины, крутые пороги, ледники, лавины и все, что угрожает жизни...

“Да уж, — думала я. — Кто-то будет нежиться на пляжах Бали или, на худой конец, Туниса. А тут — Яйла какая-то...”

— Хорошо, что вы не выбрали Кавказ, — прервал мои размышления руководитель. — А то мы как-то путешествовали по Кавказу с женской группой. Каждые сто метров приходилось отбиваться от желающих “увести” наших спутниц. Пару раз чуть до драки не дошло. Наше терпение лопнуло, когда очередной джигит предложил купить нашу девушку за стадо баранов или за автомобиль. Тогда мы взяли зеленку и разрисовали девчонкам лица, как будто у них ветрянка. Поклонников сразу поубавилось.

Кстати, брать оружие туристам сейчас запрещено, кроме тех, кто отправляется на охоту, — оформлять его стало сложнее, да и нести тяжело.



Тренируйтесь вязать узлы!

Склонившись с руководителем группы над картой, мы изучали горный массив от Бахчисарая до Ялты. В день нам предстояло проходить километров 12—15.

— Если вдруг не сможете подняться на Яйлу, у вас есть обходной путь — от станции Бойко на реку Колнозму. Она небольшая и неглубокая. Ее легко можно перейти по бревну... Эх, надо было вас в школу туриста отправить, вас бы там хотя бы научили костер разжигать, да поздно уже, запись давно закончилась! (Школы при клубе бесплатные, запись в них проходит осенью, занятия идут при вузах или секциях туризма. У школы — разные направления: велосипедные, лыжные, спелео, горные и т.д.)

— Подъем на Яйлу считается среднеосыпным, — авторитетно продолжал инструктор, — а значит, передвигаться надо по-особенному — серпантином или наискось. Спуск нужно осуществлять, сползая вместе с камнями, но если в движение придут более крупные обломки горных пород, надо быстро уйти в сторону. Не отрывайте ногу от склона до тех пор, пока не будет твердо поставлена другая, вынесенная вперед нога. Можно перевязать себя веревками на манер скалолазной страховки. Кстати, дома потренируйтесь вязать страховочные узлы. Вообще-то узлов больше тысячи, но вам хотя бы два-три освоить...

Ну вот и все. Теперь заполняйте маршрутные книжки — укажите паспортные данные всех участников группы. Это для милиции.

— Зачем нужны мыло и веревка? Помыться — и в горы! — наставлял нас инструктор.

Кроме 20-метровой веревки (по пять метров на брата) нам посоветовали взять карабины, ремонтный набор, подробную карту местности, аптечку, фонари, топор и те самые альпенштоки, которые должны были спасти наши жизни. А еще — спирт или водку (главную валюту и лекарство в походах). По возвращении мы должны были написать подробный отчет о проделанном пути — на память потомкам, которые захотят повторить наш маршрут. А после еще одного похода можно получить спортивный разряд.

— Вот вам выписка из законодательства, предъявите ее милиции, если она захочет поживиться за ваш счет. Особенно отличается подобной “любовью” к туристам милиция в Сочи, Туапсе и городах, где заканчиваются кавказские маршруты. Вымогательство происходит под видом нарушения регистрации. Запомните, что по закону россиянину, проживающему в палатке в населенной местности или менее десяти суток в любом жилом помещении, регистрация не требуется.

Между делом нам заявили, что если мы себя покалечим или того хуже — погибнем, руководитель нашей группы уголовной ответственности нести не будет.

— Мы ведь не являемся административными начальниками, — объясняет консультант Николай Михайлович, который к тому же является начальником комиссии по расследованиям несчастных случаев. — Есть только одна статья — “Оставление в опасности”, но и в ней уточнение: “Если ты мог оказать помощь другому без очевидного вреда себе, но не оказал”. Хотя было время, когда нам пытались навязать уголовную ответственность. Случалось это дважды, после того, как во время походов гибли дети высокопоставленных чиновников. В 1961 году нашего руководителя даже осудили. Суд был показательным, чиновник всего лишь позвонил судье. В начале 80-х ситуация повторилась. Сынки членов ЦК партии отправились на лыжах путешествовать по Кольскому полуострову. По глупости попали под лавину и погибли. Тогда власти кричали: “Вместо того, чтобы гибнуть, где прикажет партия, люди гибнут в походах!”

Признаюсь честно, я так и не отважилась покорить Яйлу. И если поеду в Крым, то не с рюкзаком, а с большим чемоданом. Может, отважитесь вы?



Любопытные факты:

До сих пор в Подмосковье существуют нехоженые места. К западу от Москвы вдоль реки Двины сохранилась первозданная тайга. Этот район закрыт для туристов из-за сложности — вокруг непролазная чащоба, и потому, что эта зона является заповедником.


Старейший руководитель Московского турклуба Михаил Печенкин до 92 лет водил походы в Подмосковье. Самый многочисленный поход, собравший тысячу участников, прошел под его руководством. Туристы тогда разожгли 42 костра.


Юрий Визбор был руководителем групп в ГЦТК. В походе он и познакомился со своей первой женой Адой Якушевой, которая тоже стала бардом.







Партнеры