“И поэтому знаю, со мной ничего не случится”

5 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 818

Ушел из жизни композитор Никита Владимирович Богословский. В это трудно поверить, столько энергии, юмора, света излучал этот человек. На его 90-летии горели 90 свечей, в его честь в концертном зале “Россия” состоялся грандиозный концерт. На сцене и в зале собрались его друзья и поклонники. Но его настоящим концертным залом всегда была целая страна.

Со своими концертами Богословский объехал весь мир. Но и в возрасте патриарха русской музыки сохранял вкус к жизни. Композитор мог признаться: “Самое ценное в моей жизни — это моя жена Алла. И по общности духа, и по профессии”.

В разные годы Никита Владимирович увлекался разведением экзотических рыбок, содержал три огромных аквариума. Еще одной признанной “специальностью” Богословского считался розыгрыш друзей. Существовал даже такой афоризм: “Если хотите придать шутке или розыгрышу достоверность, припишите их Бернарду Шоу или Богословскому”.

Острословий богословского хватило на 7 книжек! К юбилею композитора и писателя вышел изящный томик “Забавно, грустно и смешно”. Но есть здесь и трагическое предчувствие: “В разгаре Двадцать Первый век. И на исходе дня умрет последний человек, который знал меня”. Но меланхолия не была его стихией. Радостное ощущение жизни всегда брало верх над грустью: “Польется песня не спеша, отправится в полет... Его ж бессмертная душа неслышно отпоет”.


Никита Богословский написал около 200 песен. Самые популярные из них:

“Любимый город”, “Спят курганы темные”, “Темная ночь”, “Шаланды”, “Три года ты мне снилась”, “Почему ж ты мне не встретилась”, “Звезда моих полей”, “Аленушка”, “Солдатский вальс”.


О НИКИТЕ БОГОСЛОВСКОМ ГОВОРЯТ:

Композитор Тихон Хренников:

— Это огромная потеря для всей нашей культуры, особенно для музыки. Он был одним из тех композиторов, которые владеют сердцами людей. Необычайный выдумщик, он не только знал смешные истории, но и сам выдумывал иронические сюжеты, даже был зачинщиком смешных представлений. Иногда эти истории кого-то огорчали, но потом и обиженные поражались изобретательности его ума. Остроумие Никиты было заразительно — люди зажигали, потому что было не только смешно, но еще и житейски правдиво.


Поэт Андрей Дементьев:

— С Никитой Владимировичем я часто общался — мы были членами художественного совета фирмы “Мелодия”, встречались и на телевидении, и на радио. Мне посчастливилось: мы написали с ним одну песню — “Не смейте забывать учителей”. Все знали: он был очень справедливым при этом. Одним из первых Богословский заметил талант Жени Мартынова. В последний раз мы с ним виделись в Израиле — вместе выступали в концерте. Его юмор отличной классической меткости.


Композитор Владимир Дашкевич:

— Никита Владимирович поражал своей человечностью, неожиданностью, подлинным мастерством и талантом. Он был совершенно несоветским человеком, он никогда не заискивал перед элитой, не выказывал слепого почитания перед ней. Так было и при Сталине, и после Сталина. Богословский никогда не успокаивался и был самим собой. Как тот самый кот, который ходит сам по себе, не имея хозяина. Я слышал, как его “Темную ночь” пели в Америке и в Европе, — тот самый случай, когда песня покорила своею красотой весь мир. Однако не стоит забывать, что мастер был и выдающимся симфоническим композитором. Его Девятую я слышал год назад на 90-летнем юбилее в Зале Чайковского. А насколько теплым человеком он был! Обожал гостей, жить без них не мог. Как ребенок радовался успехам других людей. Это поразительное и редкое качество на сей день.

Шутки от Богословского

...Первый свой розыгрыш Никита Богословский устроил, учась в школе. Зимой по пожарной лестнице он забрался на пятый этаж школы, прижался носом к окну и постучал. Учительница, увидев его физиономию, упала в обморок.



* * *

...Попросил однажды Никита Владимирович диктора Левитана нарисовать что-нибудь. Тот отпирался, говорил, что никогда не умел рисовать, но наконец сдался. Нарисовал домик, из трубы дымок идет. Этот примитивный рисунок Никита Владимирович вставил в рамку под стекло и с каждым, кто приходил к нему в гости, спорил, что это подлинный Левитан...



* * *

...Как-то Богословский привез из-за границы ручку для розыгрышей, которая брызгала синими чернилами, но через три минуты они испарялись, не оставляя никаких следов. На приеме в “Метрополе” он решил ее испытать на разных знаменитостях. И все реагировали очень по-разному: Евтушенко рассмеялся, Сергей Михалков сильно рассердился... Но больше всего ручка понравилась Марку Донскому. В конце концов Богословский дал режиссеру эту ручку напрокат. Тот пришел в ресторан и брызнул на официанта чернилами. Только они не исчезли, потому что Богословский заправил ручку настоящими чернилами. Донскому пришлось потратиться, чтобы успокоить бедного официанта. А Богословский сделал вид, что не менее Донского возмущен “капиталистами-бракоделами”.



* * *

...Богословский с друзьями решил как-то отомстить композитору Михаилу Чулаки, который “очень давил своими передовыми идеями”. И вот однажды перед творческим вечером Чулаки Богословский вместе с Дзержинским и Соловьевым-Седым купили много-много воробьев. Когда капельдинеры ушли из фойе, молодые музыканты пробрались в зал и выпустили птиц. Воробьи летали по всему залу, чирикали во время исполнения произведений Чулаки. Концерт был сорван.






Партнеры