Рок и пророк

5 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 548

Кто такой Джордж Баланчин, долго объяснять не надо. Хореограф с мировым именем, балетмейстер-легенда, русский по рождению, грузин по крови, ставший пророком в американском отечестве... А вот другой мэтр хореографии — Федор Лопухов — это уже для специалистов, хотя его судьба могла сложиться не менее эффектно, чем Баланчина. Но не случилось, то ли по воле рока, а возможно, и потому, что ничего и не могло случиться в Стране Советов, запретов и табу.


Один из самых выстроенных, выстраданных и смелых балетов Лопухова “Величие мироздания” (“Танцсимфония”), показанный 7 марта 1923 года в красном Петрограде, потерпел оглушительный провал. Его исполнили один раз и тут же выбросили из репертуара. Слишком необычным оказался для критиков и зрителей того времени бессюжетный, отвлеченный спектакль на музыку 4-й симфонии Бетховена. И хотя впоследствии Лопуховым было создано немало балетных спектаклей и прожил он долгую жизнь, но день 7 марта стал черным днем в его судьбе, после которого с бессюжетными поисками было покончено.

Спустя восемьдесят лет, в рамках фестиваля “Золотая маска”, предстала восстановленная внуком Лопухова Федором Лопуховым- младшим на сцене Театра оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории некогда оплеванная “Танцсимфония”. Глядя на бессюжетные построения хореографа, понимаешь, что подобное на советской сцене пройти не могло. Поскольку по логике тех давних лет в балете все должно быть объяснено: кто, что, зачем и почему. А если просто чистый танец на чистой сцене — то это чуждый советскому зрителю формализм, который надо изничтожить, спалить дотла. А еще лучше вместе с художником, его породившим.

Интересно, что в “Танцсимфонии” выступил и Георгий Баланчивадзе, так тогда звали будущего мистера Би, Джорджа Баланчина, причем был отмечен критикой за органичность танца. А в 1924 году, как впоследствии окажется, весьма вовремя, Баланчин расстанется с исторической родиной. Сначала он обоснуется в Европе, а потом переедет в США, где в Нью-Йорке создаст свою труппу и будет выпускать по нескольку бессюжетных балетов в год, принесших ему мировую славу.

Словно для сравнения, кто первым закрутил на балетной сцене бессюжетные хороводы, “Золотая маска” соединила в одном вечере “Танцсимфонию” Лопухова и спектакль “Ballet Imperial” (его показала балетная труппа Пермского театра оперы и балета), созданный Баланчиным в 1941 году на музыку 2-го Концерта для фортепиано с оркестром Чайковского. Итак, кто же первый?

Вообще-то первых было предостаточно и до Лопухова с Баланчиным, это те хореографы, которые создавали в старинном классическом балете вставные па-де-де, разнообразные вариации, ансамбли... был еще Фокин со своей бессюжетной “Шопенианой”. Так что бери из классики то, что понравилось, что взволновало, и создавай свой новый оригинальный танец.

Лопуховская “Танцсимфония”, оказавшаяся смелой для начала ХХ века, сегодня смотрится трогательной пастелью, глядя на которую понимаешь, как далеко ушел от нее в своих танцевальных полотнах Баланчин. И “Ballet Imperial”, замечательно отрепетированный и станцованный пермскими артистами, еще одно тому доказательство. Это блеск и роскошь, настоящий имперский балет, поражающий кипящей энергией, изобретательностью построений и красотой танца.




Партнеры