SOS в большом городе

5 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 636

Москву часто называют городом неограниченных возможностей.

И в самом деле, в столице возможно многое: ураганы, пожары, теракты, ДТП, обрушения...

Но мы все-таки пытаемся научиться креститься, пока не грянул гром. И квалифицированная армия спасателей — лучшее тому свидетельство. А прямая телефонная линия начальника Главного управления по делам ГО и ЧС Москвы генерал-майора Александра ЕЛИСЕЕВА с читателями “МК” подтвердила, что и простые москвичи теперь подкованы в вопросах безопасности. Местами беседа протекала на равных — специалист говорил со специалистом.

Сегодня мы публикуем самые интересные вопросы и ответы, которые будут полезны и интересны всем.


— Александр Михайлович, вас беспокоят жильцы дома №4 по проезду Нансена. Мы уже несколько раз чувствовали в подъезде и на улице сильный запах газа. Наверное, есть утечки в вентилях, самой трубе, а может быть, есть неисправности в котельной, что стоит напротив. Мы звонили в Мосгаз, но там отвечают примерно так: мол, когда взорветесь, тогда и звоните.

— Не волнуйтесь, пожалуйста, этого не произойдет. Подскажите ваш номер телефона, и мы отправим к вам оперативную группу. У нас есть передвижная химико-радиометрическая лаборатория, которая позволяет проводить экспресс-анализ воздуха прямо на месте. Уже через 35—40 минут можно говорить о наличии или отсутствии вредных веществ во всех средах, включая воздух. А иногда для более точного анализа пробы воздуха доставляются в аналитическую лабораторию. Словом, мы определим источник запаха, а по возможности и устраним его.

— Спасибо. А то уже даже и не знаешь, чего бояться — то ли газ рванет, то ли дом загорится... А какие ЧП вообще в Москве возможны?

— Возможны стихийные бедствия, пожары. С пожарной безопасностью не все вопросы решены. Дорожно-транспортные происшествия — очень сложная проблема. Есть угроза терактов. В этом случае самим жильцам надо быть бдительными, постоянно сигнализировать нам о подозрительных вещах. Возможны также аварии на предприятиях.

— Интересно знать, на каких?

— В Москве более 90 потенциально опасных промышленных объектов, около 700 автозаправочных станций. К химически опасным объектам можно отнести хладокомбинаты, мясные и молочные заводы, водопроводные станции и даже овощебазы. Везде, где есть запасы аммиака и хлора, возможны выбросы ядовитых веществ.

Но на крупных предприятиях служба безопасности, профилактика чрезвычайных ситуаций налажены хорошо. Больше стоит опасаться малых предприятий, особенно только начавших развиваться. Там при производстве используют те же газовые и кислородные баллоны, а за ними не очень следят. Но мы занимаемся профилактикой ЧП, у нас есть центр мониторинга и прогнозирования.

— А что дает это прогнозирование?

— Существует большая база данных, позволяющая рассчитывать последствия аварии. Есть компьютерные программы, способные в течение 3—5 минут после выброса химически опасного вещества рассчитать скорость, размеры и маршрут движения ядовитого облака.

У нас работают так называемые лидарные комплексы. Это видео- и инфракрасные камеры. Они установлены на господствующих московских высотах и, так сказать, “прочесывают” воздух. Если где-нибудь случится выброс чужеродных веществ, лидарные комплексы их зафиксируют, определят, вызваны ли они пожаром или нет. А передвижной лидарный комплекс выезжает к месту происшествия и там собирает точные характеристики.

— Но саму катастрофу вся эта техника не предскажет.

— Зато она позволяет просчитать характер развития ЧС и принять необходимые меры для его максимально быстрой ликвидации. Кстати, и прогнозы аварий у ученых есть. Но они достаточно общие. Считается, что на коммунально-энергетических сетях аварий больше всего бывает с октября по апрель, на химически опасных объектах — с марта по сентябрь. А здания чаще обрушаются с февраля по сентябрь. Я же скажу по опыту, что на сентябрь приходится пик звонков об угрозах взрывов.

— Почему?

— Так ведь учебный год начинается, вот нерадивые школьники и сообщают, что их школу заминировали. И мы по каждому случаю обязательно выезжаем, проводим эвакуацию, ищем взрывное устройство. И не только в школы, но и на вокзалы, в аэропорты... В прошлом году у нас было 2677 анонимных звонков об угрозах взрывов. Но все они оказались ложными.

— Скажите, а достаточно ли у Главного управления ГО ЧС на сегодняшний день сил и средств, чтобы реагировать на возникающие ситуации?

— Достаточно. Посудите сами. Силы обеспечения безопасности жизнедеятельности в столице на сегодня — это около 14 тысяч военнослужащих, пожарных, спасателей и других специалистов Главного управления ГО ЧС Москвы. На суточное дежурство ежедневно заступает около 1700 человек. Кроме того, нас постоянно поддерживает Министерство по чрезвычайным ситуациям, все его департаменты. За что им отдельная благодарность.


— Я пенсионер пожарной охраны, подполковник в отставке, Захаров Иван Павлович. За последнее время произошло как минимум два крупных пожара: Манеж и Останкинская башня. Вам не кажется, что имеет место полное отсутствие профилактики пожаров, игнорирование требований пожарной безопасности?

(На этот вопрос отвечает первый заместитель начальника ГУ ГОЧС Москвы по ГПС, главный государственный инспектор Москвы по пожарному надзору полковник внутренней службы Виктор Климкин.)

— Очень приятно, что нам звонят коллеги. Вы задали актуальный вопрос. Да, к сожалению, у нас проблемы именно с профилактикой пожаров. Но уже начиная с прошлого года мы начали вплотную работать со всеми объектами, включая и “Останкино”. Что касается поддержки властных структур, то правительство Москвы идет нам навстречу в вопросе усиления мер пожарного надзора. Требования и нормы стали жестче. Я думаю, что мы наведем порядок и с тушением пожаров, и с их профилактикой.

— Скажите, из-за чего в Москве вообще происходят пожары?

— Три четверти всех пожаров (и 85% погибших) — это жилой сектор. Возгорание происходит из-за пользования неисправными электроприборами, неосторожного обращения с огнем. Сколько граждан в пьяном виде заснули с зажженной сигаретой! А в этом случае пожар гарантирован.

— А сколько людей гибнет в год на пожарах в Москве?

— Число это, сами понимаете, не постоянное. И мы боремся за то, чтобы оно становилось меньше. Нам очень хочется спасти каждого попавшего в беду. Но, к сожалению, реалии жизни пока другие. В 2002 году на пожарах погибло 485 человек, в 2003-м — 499. А в 2004-м, с 1 января по 16 марта, погибло 134 человека. Но мы спасли 855!

В этом году погибли и трое наших боевых товарищей — лейтенант внутренней службы Евгений Мурашев, прапорщики Геннадий Золотков и Эдуард Фомин...


— Я живу на 21-м этаже 25-этажного дома, район Марьино. На каждом этаже 10 квартир, а выход из дома один. Есть у нас хоть какая-то возможность спастись в случае пожара?

Виктор Климкин:

— По проекту в вашем доме была предусмотрена одна лестничная клетка, которая проходит через воздушную зону, или существует система дополнительного нагнетания воздуха. Поэтому во время эвакуации по лестничной клетке безопасность жильцов обеспечивается. При возникновении пожара по этой лестнице можно безопасно спуститься вниз.

— Но как можно? У нас же всего один выход!

— Вот по этому выходу вы и будете спускаться.

— А если он будет перекрыт?

— Он не может быть перекрыт. А чтобы это правило противопожарной безопасности соблюдалось, существуют инспектора госпожнадзора. Они вручают предписания для обязательного выполнения мероприятий, в том числе и по беспрепятственной эвакуации людей.

— Но в случае чего машина нас, конечно, не достанет…

— Как раз до 21-го этажа у нас достают пожарные лестницы.

— А до 25-го?

— У нас есть коленчатые подъемники с высотой подъема 50 метров. Они обеспечивают эвакуацию людей с 15—16-го этажей. И подъемники высотой 68 метров — для эвакуации с 22-го и 23-го этажей. Кроме того, вертолетом на любую высоту доставляются транспортно-спасательные кабины, при помощи которых жителей эвакуируют с любых этажей.


— Скажите, пожалуйста, какие задачи приходится решать вашим спасателям ежедневно? Чем заняты их рабочие будни?

— Одна из основных сфер деятельности спасателей — работа на месте ДТП. Если пассажира зажало в искореженном корпусе автомобиля, мы разрезаем кабину, вытаскиваем пострадавшего. Получаем информацию об угрозе взрыва — выезжаем на место, эвакуируем людей.

На пожарах работаем с пожарными рука об руку. Сейчас в подвалах и на чердаках много решеток — приходится их разрезать, чтобы можно было шланги протянуть или людей эвакуировать. Наши спасатели всегда реагируют на происшествия, связанные с разливом опасных веществ, например ртути, нейтрализуют их воздействие. Спасательные отряды выезжают вскрывать захлопнувшиеся двери, чтобы вызволить немощного старика или маленького ребенка. Работаем на воде: снимаем с льдин рыбаков, поднимаем тонущих. Многое приходится делать... Например, следить зимой за образованием наледи. Недавно работники одного из ДЕЗов Южного округа Москвы обратились за помощью. Там сосульки на домах уже стали серьезной угрозой. Спасатели отозвались на просьбу, сосульки ликвидировали. А ДЕЗ в знак благодарности обновил сантехнику в здании, где базируется поисково-спасательный отряд.

— А материально спасатели достаточно обеспечены?

— Жаловаться нам не пристало. Тем более что по распоряжению Лужкова с октября 2003 года оклад спасателям увеличен в два раза. Наши спасатели сутки дежурят, а трое-четверо находятся дома. У них есть возможность полноценно отдохнуть или заняться какой-нибудь работой по совместительству. А вы почему так интересуетесь? Может, тоже к нам собираетесь? У нас есть и женщины-спасатели. Приходите.

— Я бы с удовольствием. А по какому телефону можно узнать все подробнее?

— 229-20-80 или 250-10-37.


— Я слышала, что теперь и спасателей, и пожарных можно вызвать по “О1”. Это так?

— Да, сейчас в Москве создается Единый дежурно-диспетчерский центр реагирования на ЧС. Мы устанавливаем новые телефонные системы, и уже в ближайшее время телефон пожарных и спасателей “01” будет реагировать на все звонки по всем происшествиям в Москве. В случае необходимости звонки, поступающие на “01”, будут переадресованы в милицию или “Скорую помощь”.



Куда звонить при чрезвычайной ситуации?

Пожарные — 01

Служба газа — 04

Центр управления в кризисных ситуациях г. Москвы — 995-99 99


Начальник Главного управления ГОЧС Москвы генерал-майор А.М. Елисеев — 925-25-83 и 209-70-89


Телефоны оперативных дежурных управлений ГОЧС административных округов:

Центральный АО — 298-66-10 и 952-94-14

Северный АО — 450-86-39

Северо-Восточный АО — 681 59 20

Восточный АО — 267-48-43

Юго-Восточный АО — 175-35-50 и 350 38 62

Южный АО — 319-77-18

Юго-Западный АО —121-92-00

Западный АО —149-24-31 и 149-92 66

Северо-Западный АО —192-80-95

Зеленоградский АО — 535-13-38






Партнеры