Честь отымею

6 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 603

Полтора года назад никто бы и не подумал, что новое элитное учебное учреждение — Московский кадетский казачий корпус (МККК) №7 — окажется в центре громкого и грязного скандала. С виду здесь и сейчас все благополучно: дорогая мебель, крутая техника, чистые газончики и дорожки, аккуратный забор. Но...

— Впечатление обманчиво, — говорят родители, долго не знавшие, что творится с их детьми за забором. — Это — настоящий концлагерь.

В феврале 2002 года 12-летнего кадета Сережу Кондрашова изнасиловал кадет-ровесник. Эту тайну “свято” хранили преподаватели и ученики. Но дети стали дразнить Сережу, и 4 декабря 2003 года он повесился на дереве.

Слава Богу, неудачно. Его вытащили из петли два друга...

“Ваш внук — псих”, — сказал директор бабушке Кондрашова. И теперь администрация кадетского корпуса делает вид, что ничего не было. Но страсти накаляются: родители решили не оставлять это дело так. И разворошили осиное гнездо.

Московский кадетский казачий корпус (МККК) №7 открылся в Кузьминках в позапрошлом году, в сентябре 2002-го принял первых детей. Родители гордились тем, что отдали своих мальчишек в кадеты. Но потом выяснилось, что готовят элиту как-то странно.

Родители рассказывают, что преподаватели и воспитатели широко используют в учебно-воспитательном процессе русскую народную лексику. А по ночам за 160 детьми смотрит всего один воспитатель. Правда, некоторые сотрудники остаются ночевать по желанию: водки попить или женщину (мужчину) привести. Один раз пятиклассники видели, как “дядя-воспитатель лежал в комнате на тете-сотруднице”. А один прапорщик, говорят, такой запойный, что за ним даже приезжает жена.

— Я забрала ребенка после того, как на представление кадетских корпусов класс привез совершенно пьяный воспитатель Дрозд. Он мне сказал: “Ко мне друг из Омска приехал!” Ночью его поймали охранники, когда он перелез через забор с другом и нарывался на драку, — говорит мама кадета Вера Перфилова. — Стало страшно, что дети там по шесть дней в неделю живут...

Родителям в учебный процесс вмешиваться не дают: они оставляют ребенка у КПП в понедельник утром и забирают у КПП на выходной. Вход на территорию им запрещен. А жаль. Может, тогда изнасилование Сережи Кондрашова открылось бы раньше и следующей трагедии не произошло.

...В ту ночь они остались в комнате с соседом вдвоем. Сосед подставил к горлу Сережи нож и...

— Я-то сразу заметила: что-то не так с Сережей, — вздыхает его бабушка. — Но все узнала лишь через полгода, хотя классный руководитель Зинченко и преподаватели знали давно.

После каникул дети начали кричать вслед Сереже гадости. А когда не разрешили смотреть рядом с ними телевизор, он примотал ремень к дереву и повесился. Два друга, что вытащили его из петли, до сих пор не могут отойти от шока.

Чтобы не портить имидж заведению, бывший директор Волобоев обвинил Сережу в том, что он дурачок и психопат. Но его бабушка рассказала обо всем родителям на собрании. Администрация тогда демонстративно покинула зал. А после собрания к бабушке подошла класрук Сережи и потребовала написать заявление, что страшные слова были сказаны под давлением, иначе мальчика выгонят. Наивная бабушка написала. И теперь директор говорит, что изнасилования не было.

— Это глупость, трепотня ребячья! Справок медицинских — нет. А мальчик ненормальный, у него наследственное заболевание, есть справка из областной психбольницы. И учебные учреждения ему посещать нельзя, — сказал обозревателю “МК” нынешний директор МККК №7 г-н Шпиньков.

У мальчика и вправду был нервный срыв после попытки самоубийства. Но сразу несколько медицинских учреждений подтверждают, что он здоров. Только не рекомендуют ему учиться. Не вообще, а там, где он испытал душевную травму.

— Я удивляюсь, что многие родители боятся и молчат, — говорит Перфилова. — Здесь же дедовщина хуже, чем в армии! За детьми даже врач не смотрит — отсылает тех, кто приходит с жалобами: “Иди учись, симулянт!” Один раз мальчишки сами напросились в больницу: врач их отговаривала, пугала... А потом оказалось, что у них было сильнейшее отравление.

— Там детей даже туалеты мыть заставляют. Один воспитатель, если мальчишки долго не спят после отбоя, заставляет их бегать 50 кругов вокруг корпуса, — рассказывает бабушка экс-кадета Эдика Термиянца. Ее администрация прозвала “вождем краснокожих”: несправедливости она не терпит, пишет жалобы в разные инстанции. Зато на детях “стукачей” тут отыгрываются по полной программе, натравливая на них других детей. Учителя и дети Эдика затравили, у него начался нервный тик, и бабушка его забрала.

— Дети превращаются здесь в дебилов. На выполнение домашних заданий им дают всего два часа в день, — говорит бывший преподаватель МККК. — У преподавателей зарплаты смешные: 2,5—4 тысячи рублей. Даже набором детей занимались не мы, а администрация, которой важен не уровень знаний, а кошелек родителей. Те часто жаловались, что платили взятки за поступление.

Родители уверяют, что учитель русского в одном классе берет с них по 200 рублей в месяц: иначе больше тройки по предмету не будет. Препод по английскому требует уже 250. За час.

В прошлом году в МККК №7 приезжал с объездом мэр. Директор заставил мальчишек все утро сидеть на лошадях под проливным дождем. Всей правды Лужков так и не узнал...

— К сожалению, такие явления не редкость для закрытых мальчишеских учебных заведений, — говорит депутат Мосгордумы Евгений Бунимович. — Самое страшное, что руководство делает вид, будто ничего не происходит.

Теперь это дело будет расследовать комиссия, в состав которой войдет и уполномоченный по правам ребенка.

А вот что сказал мне директор МККК Михаил Шпиньков:

— Тут два человека есть — они больные, как я понял, с момента основания учреждения пишут жалобы, муть разную...

— Но я говорила с шестью родителями и одним бывшим преподавателям, под их коллективной жалобой — несколько десятков подписей.

— А с кем вы говорили? С каким преподавателем? Не скажете... Да все они на одно лицо. А подписи — поддельные!

— Что, была экспертиза их подлинности?

— Да на глаз видно, без экспертизы. Тем, что подписи подделали, стыдно стало, вот они детей и забрали. Жалобщики не дают организовать учебный процесс — я не помню, когда последний раз на уроке был: одни проверки. Прошлого директора до нервного срыва довели. 9 апреля мы всех соберем в департаменте, чтобы положить конец жалобам. Скажите мне фамилии — с кем вы говорили?..

...Сережа Кондратов пока живет дома и не учится. “Ну и пусть, зато он постоянно при нас, а не в этой тюрьме”, — говорит его бабушка. Их заявление скоро рассмотрит прокуратура. Директор МККК тоже подал заявление в прокуратуру: хочет подтвердить фальсификацию подписей под жалобой.

Скандал продолжается. За его развитием будет следить “МК”.


P.S. Некоторые имена в материале изменены.



Партнеры