Дмитрий Харатьян: Мне был знак

8 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 198

Самый романтичный актер среди поколения 40-летних — Дмитрий Харатьян — искал золото, тушил пожары, работал проводником на дальних маршрутах. Поэтому, когда он стал вести авантюрное реалити-шоу “12 негритят”, где люди как раз ищут золото, никто особо не удивился. Кроме, пожалуй, самого Харатьяна.


— Дмитрий, а вам вообще реалити-шоу нравятся? В “Последнем герое”, например, предлагали участвовать?

— Предлагали два раза. Я не поклонник реалити, но и не противник. Мне кажется, что искушать человек человека не должен. Знаете, как у Пушкина: “Я сам обманываться рад...” Вообще, жанр реалити-шоу мне не близок. Кажется, что он для определенной возрастной категории, от 14 до 25 в среднем.

— Почему же тогда вы согласились на “12 негритят”?

— Были две главные причины: профессиональное любопытство и человеческий интерес. До этого предложения я относился к таким программам с определенной иронией. Тогда я снимался в Киеве. Жил на съемной квартире. И там была деревянная фигурка негра. Я тогда знать не знал о проекте, но постоянно натыкался на нее глазами. Когда приехал в Москву, раздался звонок из “ВиДа”, мне рассказали про “12 негритят”. Было время подумать — шел кастинг “Негритят”. Я вернулся в Киев и первое, что увидел, — статуэтку негра. Это точно был какой-то мистический знак.

— Может, вас, наоборот, предупреждали: не делай этого?!

— Моя позиция — не сопротивляться ничему, что приходит в жизни. Все не случайно, все имеет свои причины и предназначение. Если такие программы существуют, значит, они тоже нужны. Зрители любят подсматривать, подглядывать за кем-то. Хотя я не люблю.

— А как же в “Мастере и Маргарите” — портниха на балу у Сатаны, которая провертела дырочки в стене своего ателье. И дамы все до одной знали, что за ними подглядывают!

— Давайте говорить про “12 негритят” как об игре. Наши участники тоже знают, что за ними подглядывают. Ну и что?

— Слышала, рейтинги у вас не очень. Что теперь — продюсеры секс в эфире покажут или другое какое непотребство?

— Это надо спросить у продюсеров. Не думаю, что то, о чем вы говорите, может сильно поднять рейтинг.

— Ну, не скажите. Помнится, в первом реалити-шоу “За стеклом” на ТВ-6 секс между Максом и Марго поднял рейтинг на 16 процентов.

— Ну, один раз показали и подняли рейтинг, а дальше?

— А дальше они поженились.

— Это здорово. Сейчас в “Негритятах” тоже налаживаются отношения: Селецкая с Малородновым обсуждают, что они жених и невеста. Мама уже звонит, и все говорят, чтобы он сделал ей предложение. Но я все равно считаю, что телевидение — это вид искусства, нельзя опускаться до... Ну, поднимешь ты рейтинг. Как говорится: “Деньги проешь, а стыд останется”.

— Как вам работается с ребятами?

— Удивило то, как за такой короткий период времени они изменились. Огромная разница между тем, какие они здесь, в студии в Москве, что они декларируют и как себя ведут, и тем, как они там себя проявляют. Там есть Паша Малороднов, народный герой такой. Как Емеля из сказок — вот такой он персонаж, без него игра была бы хуже, скучнее. Как же он в начале игры матерился и “тыкал” мне! Впрочем, не он один. Я очень серьезно попросил всех этого не делать. А еще девочка, Наташа Морина. Никак не могу понять вообще, как она туда попала. Она очень образованная, интеллигентная, зачем ей эти амбиции? Я со стороны сразу почувствовал в ней человека, которому в принципе эта игра не должна быть интересна.

— Удался ваш дебют в роли телеведущего?

— На ТВ я не новичок. Телеведущим уже был. Вел телецикл “Звезды XXI века” — это что-то вроде “Фабрики звезд”. Когда-то был опыт ведения детских программ “Страна фестивалей”. Но в таком масштабном шоу я действительно выступаю впервые в качестве ведущего. Помню, когда Первый канал перестраивался, мне предлагали там вести “Утреннюю почту”, “Утро”, какие-то спортивные программы тоже. А если говорить о том, что я хотел сделать на телевидении, — очень бы хотелось вести программу, аналогичную “Чтобы помнили”. Я готов это делать совершенно бесплатно. Я записал программу про Люсьену Овчинникову — с ней когда-то снимался, она играла мою маму.

— Дмитрий, а это правда, что вам уже доводилось искать золото?

— О, это вообще уникальная история. Такая фишка для “12 негритят”. Мне было 18 лет. В марте-апреле 1978 года я устроился в геолого-поисковую партию и поехал в центральный Кызылкум рабочим второго разряда, искать золото и серебро. Ровно 2 месяца его искал, и было нас ровно 12 человек — все как в этом проекте. Правда, жили мы не в замке, а в палатках в пустыне. Вставали в 4 утра и шли впятером в маршруты, снимать показания. А вокруг — каракурты, змеи, скорпионы, фаланги — экзотика. Это был такой кайф. Физически было очень тяжело. Но дух романтизма, который есть и в этой программе, нам помогал. Сразу по возвращении из пустыни я поступил в театральное училище, куда за год до этого пытался поступить, но провалился. Я не перестаю удивляться поворотам судьбы, которые уготавливает мне Бог.




    Партнеры