“Левые деньги”

8 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 248

Я долго думал, как точнее назвать те деньги, которые получило наше государство в результате непрерывно растущих мировых цен на нефть. Нефтедоллары? Ренты? Лотерейный выигрыш? В конце концов решил, что термин “левые деньги” в данном случае не означает чего-то криминального, а только указывает на внесистемность этих доходов и их независимость от усилий нашей власти.

Кошелек на дороге

Давным-давно на спецсеминаре по проблемам долгосрочного планирования профессор предложил нам, студентам экфака МГУ, такую тему: “Шальные деньги”. Так он называл ресурсы, которые появляются у государства вне бюджета, вне плана, неожиданные и непредусмотренные.

Он рассказал нам для начала такую одесскую притчу. Три брата-часовщика нашли на улице кошелек с деньгами и поровну все поделили.

Младший брат сказал: когда еще будут случайные деньги? Схожу-ка я в театр и ресторан — может быть, раз в жизни. И прогулял свои деньги.

Средний брат посоветовался с женой и решил потратить нежданные деньги на самые “горящие” семейные дела: приобрести детям перед школой обувь, отремонтировать швейную машинку и т.д.

Старший брат отправился к знакомому старому часовщику. Тот почти ослеп, работать уже не мог и продавал прекрасный набор швейцарских часовых инструментов. Старший брат купил их — увеличилось и число клиентов, и доходы. Брат этот превратил разовую удачу в постоянную прибавку к заработку.

На этом же семинаре мы потом рассмотрели истории и с большим выигрышем в лотерею, и с небывало высоким урожаем, и с неожиданным наследством, и даже известную библейскую историю с семью коровами. И везде учились, как правильно и неправильно действовать — начиная с мудрого Иосифа.

К сожалению, годы советского хозяйствования больше обогащали меня негативными примерами. Миллиарды от роста цен на нефть шли на ожирение всей партийно-советской бюрократии, на поддержку и братских компартий, и братских соцстран, на объявленные и необъявленные войны и многое другое. Значительная часть — на закупку зерна и другого продовольствия. Вывозом невозобновляемых ресурсов возмещали неэффективность советской колхозно-совхозной системы при производстве воспроизводимых сельхозпродуктов.

Как-то отмечали очередной юбилей целины. Надо было поощрить успехи дела, с которым было связано имя Л.И.Брежнева. И в целинные области пошла директива: сдать весь хлеб подчистую. Нужен миллиард пудов. И не волнуйтесь: мы потом все вам с избытком потихоньку возместим из закупленного в США зерна. И сдали. И ликовали. И ордена сыпались. А по существу “Золотые Звезды” секретарей обкомов КПСС за целину были отлиты из металла, поступившего от вывоза нефти.

Год за годом нефтедоллары разлагали социализм, позволяли откладывать реформы, сохранять у власти консервативно-посредственные силы партии. Ну а когда в восьмидесятые годы цены на нефть упали, у коммунистической власти — как у лишенного героина наркомана — началась ломка, завершившаяся распадом СССР и всего государственно-бюрократического советского социализма.

Сейчас в России тоже накопились миллиарды долларов внебюджетных денег. По существу, никаких особых заслуг в их появлении у правящей нами номенклатуры нет (хотя претензии на награды уже есть — как в брежневские времена).

Конечно, я вижу, что в отличие от тех лет деньги эти не тратят ни на внедрение коммунизма, ни на навязывание народам других стран угодных нам правителей.

Вижу я и искреннее желание Кремля и Белого дома израсходовать “выигрыш в лотерею” на действительные нужды государства.

Все это есть. Но есть и хорошо знакомый мне по советским временам бюрократический подход к использованию “левых денег”.



Бюрократический подход

“Латание дыр”. Когда выясняется, что у начальства завелись какие-то дополнительные деньги, то на него обрушивается буквально девятый вал заявок.

Скажем, два десятка регионов просят капитально отремонтировать мосты. Сильное и волевое руководство даст деньги одному региону, и он починит два-три моста. На следующий год — другому. И через пять лет будут десятки хороших мостов. Ну а если лидеры слабые или просто жалеют всех? Тогда они решают дать понемногу всем. Деньги у всех, но их хватит разве что на окраску десятой части перил. И так пять лет. И через пять лет — ни одного не только отремонтированного, но даже перекрашенного моста нет.

Этот метод в Госплане СССР называли метко: “всем сестрам по серьгам”. К сожалению, что-то похожее я ощущаю и сейчас, когда слышу, что деньги дадут и на то, и на то, и там, и там.

Собес. Вторая черта бюрократического подхода к “левым деньгам” — стремление облагодетельствовать народ, особенно бедных. Причем в виде подачек — прибавок, надбавок, скидок, льгот и т.д. Когда же захочешь узнать о реальной сумме благодеяний на душу населения — становится обидно. Но бюрократия свои задачи решила: она показала, что видит беды страны и что пытается на них воздействовать.

Попечительство и опека над массами — обязательная черта бюрократического социализма. А в постиндустриальном обществе надо думать о другом — как помочь людям самим эффективно работать и нормально зарабатывать. Словом, как им перестать зависеть от власти.

Поэтому, даже желая помочь инвалидам, надо прежде всего подумать о том, как им дать какую-то работу — хотя бы с использованием домашнего телефона или компьютера. Ну а если речь идет не о слабых, то тем более нужен подход, прямо противоположный подачкам.

“Про себя”. Следующая черта бюрократического подхода — стремление реализовать монополизм. Высшая номенклатура, прежде всего исполнительная, делает все возможное, чтобы захватить контроль над всей “свалившийся с неба” добычей. Даже законодательную власть стараются оттереть.

Подковерность. После захвата “добычи” верхушкой номенклатуры дележ “левых денег” становится “междоусобицей”, или, как когда-то образно выразился У.Черчилль, — “схваткой бульдогов под ковром”.

Деньги бюджетом не учтены. Ни депутаты, ни тем более народ не знают даже их величины. Это делает их вдвое, втрое, в десять раз привлекательнее. Еще в советское время один рубль из трехпроцентного фонда премирования (в расходовании которого директор был более свободен) “стоил” десять рублей основного фонда зарплаты (зарегулированного нормами, тарифами, окладами, ставками и т.п.).

Не удивительно, что обстановка подковерности как магнит привлекает к дележу “левых денег” и коррупцию, и криминал.


(Окончание в следующем номере.)





Партнеры