Как “обкурился” Куроедов

8 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 524

В прошлое воскресенье министр обороны России Сергей Иванов вылетел в США на 3-ю Международную конференцию, посвященную роли военных в борьбе с терроризмом. В столице Норвегии Осло он сделал остановку и встретился с журналистами. И оказалось, что их намного больше, чем сотрудничество в рамках Совета “Россия—НАТО”, интересовало недавнее заявление главкома ВМФ Куроедова о том, что крейсер “Петр Великий” с ядерной силовой установкой на борту находится в таком состоянии, что “может в любой момент взлететь на воздух”. Сергею Иванову пришлось оправдываться.


Министр обороны успокоил иностранных журналистов, сообщив им, что тяжелый ракетный крейсер “Петр Великий” сейчас стоит в Северодвинске на плановом ремонте, а через месяц опять выйдет в море с прежним экипажем. “Смена экипажа крейсера ввиду его высокого профессионализма не планируется”, — сказал министр обороны.

Получается, что российский министр фактически опроверг заявление Куроедова, в чем оказался солидарен с большинством российских журналистов. Они тоже не поверили словам главкома, предположив, что таким образом он сводит счеты с командиром ракетоносца контр-адмиралом Владимиром Касатоновым — племянником адмирала Игоря Касатонова. Стоит напомнить, что адмирал выступил экспертом на закрытом судебном процессе по делу о гибели подводной лодки “К-159”, которую буксировали на утилизацию. Он разбил аргументы Куроедова, возложившего всю вину за трагедию на командующего Северным флотом адмирала Сучкова.

Источники в Минобороны фактически подтвердили эту версию, рассказав “МК”, что неожиданный “приступ честности” главкома ВМФ был не случаен и произошел на коллегии Минобороны с участием президента.

Говорят, пока ждали приезда Путина, Куроедов подошел к одному из помощников министра обороны и сказал, что хотел бы “проучить” командира “Петра Великого”, сообщив журналистам кое-какие компрометирующие его сведения. Высокопоставленный чиновник ответил главкому, что это, конечно, его право, но он бы посоветовал не делать такого заявления. Во всяком случае, на коллегии. Тема — жилье для военнослужащих — слишком важна, чтобы отвлекаться от ее обсуждения.

Тогда Куроедов отправился в “курилку”, где и рассказал “по секрету” некоторым особо приближенным журналистам об “истинном положении дел на крейсере “Петр Великий”. СМИ тут же подхватили ядерную новость главкома и совершенно забыли о президенте с его радикальными предложениями решения квартирного вопроса. Это вызвало бурный гнев в руководстве Минобороны, чего Куроедов, похоже, не ожидал.

Рассказывают, что после заявлений “обкурившегося” главкома не сдержался даже интеллигентный Сергей Иванов и просил Верховного главнокомандующего усмирить мстительного военачальника. После чего, видимо, тот и пошел на попятную, объявив, что на самом деле все не так плохо.

Моряки знают, что привычка курить в неположенных местах уже не раз подводила главкома ВМФ. Однажды он попытался закурить даже в командной рубке подводного атомохода (по правилам подводников это категорически запрещено), за что получил замечание от командира корабля. Эта байка тут же стала известна всем на флоте.

“Теперь, — шутят в Главном штабе ВМФ, — у нас всюду развешивают таблички “No smoking”. А потенциальные претенденты в главкомы уже бросают курить.




Партнеры