Генеральный вопрос

9 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 288

Можно посочувствовать новому генеральному секретарю НАТО Яапу де Хоопу СХЕФФЕРУ, который унаследовал от своего предшественника, лорда Робертсона, не только всю мощь военного блока, обогатившегося недавно семью новыми членами, но и все недовольство российских политиков и СМИ ростом натовского могущества.


Атмосферу первого “выхода в люди” господина Схеффера, который организовал в среду в своей резиденции “Спасо-хаус” на Арбате посол США Александр Вершбоу, нельзя было назвать образцом доверия. Год назад здесь же отвечал на вопросы журналистов лорд Робертсон. И я на том, прошлогоднем, пиру был, посольское пиво пил, вопросы задавал и слушал своих коллег. Увы, наша пишущая братия с тех пор не слишком обогатила свой репертуар претензий к НАТО. Вот и в этот раз новый генсек был вынужден говорить на набившую оскомину тему:

— Почему НАТО продолжает расширяться и есть ли предел этому расширению?

— Я прекрасно понимаю, почему в вашей стране задают этот вопрос. Заверяю, что у НАТО нет никаких скрытых амбиций. Страны добровольно хотят вступать в НАТО, они хотят войти в альянс, потому что разделяют его ценности. Это свободный выбор, это открытый союз.

Может ли в НАТО вступить Россия? Насколько я знаю, Россия пока не сделала заявку на вступление, и в любом случае это не делается за один день — все страны, которые вступили в альянс, долго к этому готовились.

Все это в тех или иных формах звучало и в прошлом. Поэтому пока г-н Схеффер озвучивал эти архивные истины, я с гораздо большим интересом разглядывал костюм генсека. Типичный темный строгий костюм дипломата, на котором единственной приметной деталью были лиловый галстук с мелкими красными квадратиками и круглые запонки, похожие на наши десятикопеечные монетки.

Ранее глава НАТО был министром иностранных дел Нидерландов. И его дипломатическое прошлое наложило отпечаток на стиль одежды и на ответы — обтекаемо безответные. Судите сами. Вот вопрос “МК” и дословный ответ генсека.

— Вы, наверное, слышали заявления российских военных о том, что Россия в последнее время располагает неким супероружием, которое может противостоять любому военному блоку или же усилению стратегических сил такой сверхдержавы, как США. Как вы полагаете, Россия реально располагает таким оружием или это просто политический блеф?

— Конечно, я принял к сведению такие заявления. Но я тоже слышал комментарии от вашего президента и особенно от вашего министра обороны, с которым я встретился в пятницу в Норфолке, в США. Мы обсуждали эти вопросы наедине и очень продуктивно. Я просто хочу подчеркнуть, что у НАТО нет никаких фальшивых ошибочных амбиций в деле расширения. Наоборот, после расширения мы ищем партнерства. И я думаю, что доказательство этому то, что ваш министр иностранных дел Лавров приехал в Брюссель в тот самый день, когда в НАТО вступили семь новых стран.

Так что нет, я не обеспокоен такими заявлениями.

* * *

Не стану утомлять читателей подробностями этой первой, увы, не слишком удачной встречи нового лидера альянса с журналистами. Лишь в конце, когда отведенное нам время было исчерпано, мне все же удалось разговорить Яапа де Хоопа Схеффера. (Чуть ранее он извинился за то, что его фамилия столь труднопроизносима, а на некоторых языках ее вообще невозможно воспроизвести. Но в русском, к счастью, порадовался он, для этого есть все необходимые буквы.)

— Вы новая фигура на политическом небосклоне, и читатели “МК” были бы рады узнать вас поближе. Вы женаты? У вас есть хобби?..

Лицо генсека неожиданно изменилось — если во время брифинга оно было напряженным и мрачным, то сейчас г-н Схеффер впервые улыбнулся.

— Да, я женат больше 30 лет. Моя жена — учительница французского, я сам люблю французское кино, люблю спорт. Легкую атлетику. Бегаю. Однажды, один раз, правда, бежал марафон — 12 км. Был бы рад повторить, да очень занят. Еще у меня две дочери, 23 и 24 года, и собака — черный лабрадор по имени Оли...

На том наш брифинг и завершился. Генсек ушел улыбаясь, маска дипломата уступила место приятному мягкосердечному собеседнику, какой он, наверное, и есть в обычной жизни. Когда не о НАТО речь.

С генсеком общался






Партнеры