Вахта смертников

13 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 605

13 апреля в Кузбассе объявлено днем траура. В результате вспышки метана на шахте “Тайжина” в г. Осинники Кемеровской области погибло 46 человек. Судьба 3 горняков пока неизвестна, но шансы найти их живыми ничтожны.

Это не первая авария на угольных предприятиях Кемеровской области. Но трагедия на “Тайжине” войдет в историю Кузбасса как одна из самых жутких катастроф, когда число погибших исчисляется десятками человек. Такого в Кузбассе не было уже почти семь лет: в 1997 г. на шахте “Зыряновская” погибли 67 горняков.

Взрыв произошел в 6.55 утра, в конце рабочей смены. 53 горняка находились под землей, и еще шесть работали на поверхности. Без посторонней помощи из шахты смогли выбраться три шахтера. Столько же человек с травмами различной степени тяжести извлекли прибывшие на место сотрудники ВГСЧ. Хотя первоначально поступали противоречивые сведения даже о количестве работающих в шахте. Сотрудник Главного управления по делам ГО и ЧС Кемеровской области Татьяна Жолобова рассказывает: “Нас подвели кадры. Первоначально была информация о том, что 12 горняков самостоятельно вышли из шахты. Оказалось, что всего трое”. Сразу образовалось несколько завалов, причем один из них — самый большой — был протяженностью 25 метров. Эксперты утверждают, что в таких условиях мало кто мог выжить. Скорей всего шахтеры, попавшие в зону поражения, погибли сразу.

Многочисленные завалы не давали спасателям возможности подойти к эпицентру взрыва. Тогда оперативный штаб принял решение начать работы со стороны соседней шахты “Осинниковская”, которая имеет общие выработки с “Тайжиной”. Дополнительные трудности перед спасателями возникли из-за протяженности аварийного участка — около 5 км. Таким образом, движение каждого отделения ВГСЧ только в одну сторону могло занять несколько часов.

Как признался один из борцов военизированной горноспасательной части, работать приходилось в чрезвычайно тяжелых условиях:

— Весь день проработал в составе отделения под землей, разбирая завалы. Хорошо, что после взрыва не начался пожар, а то было бы еще труднее. Мы вернулись назад, когда обнаружили тело одного из погибших шахтеров. Несли его на носилках почти пять километров. А в целом картина страшная. Там кругом трупы лежат, руки, ноги... все выворочено, вагонетки перевернуты, металл торчит. На такой жесткой аварии я впервые. Раньше в основном были пожары. Работать очень трудно, завалы приходится разбирать вручную.

Помимо сотрудников горноспасательных частей на “Тайжину” прибыли сотрудники МЧС, ФСБ, милиции, прокуратуры, представители областной администрации. Кроме того, здесь работает правительственная комиссия, которую возглавил руководитель Федерального агентства по энергетике Сергей Оганесян.

Сейчас комиссия пытается разобраться, что послужило причиной мощного выброса и взрыва метана. Но это станет ясно не ранее чем через две недели — именно такой срок расследования причин катастрофы назвал замгенпрокурора России Валентин Симученков. Пока не находит подтверждения и версия прокуратуры о том, что причиной выброса метана стало землетрясение: сейсмостанции не зафиксировали никаких подземных толчков на юге Кемеровской области.




    Партнеры