Развод по-динамовски

13 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 148

Теперь они “разводятся” в суде, делят совместно нажитое имущество. Понятны обиды обеих сторон: ведь футболист в 35 лет остался на полгода без игровой практики, а динамовцы потеряли, пожалуй, единственного игрока, готового повести команду за собой, — именно такого не хватало им в последние годы. Обвинения в непорядочности и подлости идут с обеих сторон, но правых в этой истории быть не может. Наверное, как и победителя: все в проигрыше.

Мы предоставили слово и игроку, и руководству “Динамо”.

Андрей КАНЧЕЛЬСКИС: “Это тщательно спланированная Гжебиком операция”

— Андрей, что же все-таки произошло?

— Меня элементарно не заявили на чемпионат России, лишив работы на полгода. У меня нет возможности играть ни за другой российский, ни за зарубежный клуб. Считаю, что уволили меня незаконно, о чем я и сообщил представителям клуба. После этого в мою сторону посыпались различные обвинения. Я понял, что мирно договориться не удастся, и решил действовать по закону — теперь моими делами занимаются юристы. И кто прав, а кто виноват, решит суд.

— Какие требования вы предъявляете “Динамо”?

— Я хочу, чтобы мне выплатили положенные по контракту деньги за полгода — за то время, на которое я остался без работы. Здесь дело даже не в деньгах: я хочу, чтобы восторжествовала справедливость. Мне 35, потерянные полгода в моем возрасте — срок.

— Какова причина увольнения?

— Говорят, был на тренировке в нетрезвом виде, но это полнейшая чушь. За 16 лет своей карьеры я ни разу не позволял и не позволю себе подобного. Гжебик, видимо, увидев, что я плохо выполняю прыжковые упражнения, решил, что я пьян, и попросил меня удалиться с тренировки. На самом же деле я не мог прыгать через барьеры, так как у меня было сломано ребро. На тренировке 5 февраля после столкновения почувствовал боль: на осмотре у доктора решили, что это просто ушиб, а оказалось — перелом. В подтверждение тому — рентгеновские снимки, на которых все четко видно.

— Как складывались ваши отношения с Гжебиком?

— Не знаю, где его нашли? Он никогда ничего не выигрывал. И если появление в “Спартаке” и ЦСКА Скалы и Жорже я могу понять, то зачем приглашали Гжебика в “Динамо” — не ясно. Я поработал со многими и имею кое-какое представление о футболе. В России достаточно специалистов более высокого уровня, находящихся на данный момент без работы. Многие упражнения, которые дает на тренировках Гжебик, — просто антифутбольные и бесполезные, о чем я ему не раз и говорил. Считаю, что на правах капитана команды и помощника тренера имел на это право. Видимо, это ему не очень нравилось. Вот он и нашел причину, чтобы от меня избавиться.

Я-то ехал в “Динамо” играть и побеждать. Ехал в клуб с великой историей, хотел помочь ему добиться чего-нибудь серьезного. Коллектив, к слову, подобрался замечательный: Булыкин, Березовский, Дятель, Батак — да всю команду можно перечислить... Спасибо и ребятам, и замечательным динамовским болельщикам за ту поддержку, которую я от них получил.

— Сейчас нет сожалений по поводу того, что отправились в Россию, а не в азиатские страны, где вам предлагали миллионный контракт?

— Я ехал в “Динамо” не за деньгами. В финансовом плане прилично потерял, но российский чемпионат намного сильнее, чем в Саудовской Аравии или Эмиратах. Плюс меня приглашали не только как игрока, а с прицелом на тренерскую должность. Собирался доиграть, получить представление о местных реалиях. Получил...

— Предложения от других клубов поступают?

— Да, но не хотел бы сейчас называть команду. Скажу так: это не московский клуб (как стало известно, речь о “Сатурне”. — А.П.). Доиграю сезон, посмотрю поближе, что из себя представляет российский футбол, а там,. может, в Высшую школу тренеров поступлю.

Александр ПЕТРАШЕВСКИЙ: “Канчельскис думал, что он по-прежнему в Манчестере”

— Нам очень жаль, что вокруг славного имени “Динамо” поднялась такая шумиха, — говорит спортивный директор клуба Александр Петрашевский. — История, связанная с Андреем Канчельскисом, нам уже порядком поднадоела. Считаю, что он поступил очень некрасиво по отношению к нашему клубу.

Все началось еще год назад, когда главному на тот момент тренеру Виктору Прокопенко предложили в помощники Андрея. Канчельскис тогда должен был не только закрыть правый фланг полузащиты, но и стать вторым тренером на поле. Прокопенко был категоричен: ни в коем случае. И с этой идеей пришлось подождать. С тем же предложением мы обратились в межсезонье к Ярославу Гжебику — он не возражал.

Относительно инцидента, произошедшего 7 февраля, могу точно сказать: Андрей был пьян. Нет, не то чтобы он не мог стоять на ногах, но клубный доктор с утра обложил его мокрыми полотенцами, дабы привести в себя. В подтверждение этого имеются докладные от всего тренерского штаба. Надо было послушать тренера и на утреннюю тренировку не являться. Он же вышел с шутками-прибаутками и вел себя вызывающе. Не умеешь пить — не пей... Канчельскис крайне пренебрежительно отнесся и к просьбе тренера, и к дисциплине вообще. Андрей потом говорил, что “вот нам в Манчестере Алекс Фергюссон разрешал немного расслабиться”. Но он же не в Англии, а в России, в чужой монастырь не принято ходить со своим уставом...

Вообще сложилось такое впечатление, что к нам приехал Роналдо, а не 35-летний игрок — так он себя повел. Отдельно хочется сказать про сломанное ребро, о котором так много сейчас говорит Андрей: эту травму он мог получить когда угодно, а не обязательно 5-го. Я ему так и сказал, в присутствии адвокатов: сильно сомневаюсь в том, что сломанное ребро стало основной причиной его неадекватного поведения на тренировке.

Все разговоры о том, что команда поддерживает Андрея, не имеют под собой никакой основы. Такое впечатление, что никто ничего и не заметил. Я очень давно работаю в футболе, сотрудничал и с Валерием Лобановским, но такое на моей памяти происходит впервые: игрок просто плюет на команду.




Партнеры