Мамы-курочки и мамы-кукушки

13 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 271

Появление ребенка, как известно, меняет в жизни все. Даже характер молодых матерей. Они вдруг преображаются и разбегаются по двум лагерям: мамы-курочки и мамы-кукушки. Плохо ли это? Плохо. Хорошо ли это? Хорошо. Лучше бы, конечно, найти золотую середину. Но кто же даст ее найти? Да и где ее вообще искать?


Чем отличается мама-курочка от мамы-кукушки, уже давно описано в классической литературе. Одна живет насыщенной домашней жизнью и страдает ретроградной амнезией, забывая напрочь о своем первом выходе на бал, а другая насыщает себя страстями извне и бросается под поезд от неразделенных чувств, совершенно не думая о единственном ребенке.

Они такие разные, мамы-курочки и мамы-кукушки. Как яблоко и груша, как молоко и бисквит, как шоколад и мармелад. Но сущность у них одна: и те и другие считают, что жертвуют. И те и другие страдают. Хотя ни за что не признаются в этом даже самим себе. Эта родившаяся вместе с ребенком новая женская сущность и толкает мам на поиски единомышленниц. В результате в одном лагере, лагере мам-курочек, перемывают кости мамам-кукушкам, а мамы-кукушки объединяются в групповые тренинги у психоаналитика.

С годами черты мам-курочек и мам-кукушек гипертрофируются и гиперболизируются до такой степени, что можно писать собирательный образы — Наташу Ростову или там Анну Каренину.

Рассмотрим эти образы.

Истинная мама-курочка имеет обыкновение после родов бросать работу или открывает для себя, что можно жить на бесконечных больничных, а все оставшееся время посвящать ребенку, поликлиникам, магазинам и встречам с другими мамами-курочками. Тогда как мама-кукушка уже через неделю после родов заявляется в офис и вспоминает о ребенке между двумя телефонными звонками. Мама-курочка еще в роддоме поучает мам-кукушек о пользе материнского молока и вреде искусственного вскармливания. “Давай-давай, раздаивайся! — кричала командным баском моей только что родившей 28-летней приятельнице, потенциальной маме-кукушке, 20-летняя курочка, которая еще даже не успела стать мамой. — А не хочешь мучиться, станет твой ребенок самым настоящим искусственником!” Мама-курочка на детской площадке подробно рассказывает о диатезных йогуртах и правильной консистенции какашек здорового ребенка. Мама-кукушка же после такой прогулки-лекции озабоченно рассматривает кожу своего младенца в поисках хоть одного прыщика и, ничего не обнаружив, решает, что в следующий раз пойдет прогуливать ребенка по улицам города в гордом одиночестве, а то и зайдет в ресторан и скормит отпрыску свой гарнир в виде картошки-фри. Мама-курочка горда успехами своих детей, мама-кукушка — своими успехами. Мама-курочка после родов получает удовлетворение от четко спланированного режима новорожденного, мама-кукушка же — мощный комплекс вины от четко спланированного собственного рабочего графика.

Иногда мамы-курочки сбрасывают перья и становятся мамами-кукушками. Подобные перерождения можно считать эволюцией, а можно — ошибкой природы. Обычно такие колоссальные перемены происходят из-за неких изучаемых наукой психологией внутренних толчков. А спусковым моментом являются совершенно безобидные будничные вещи. Я знаю одну женщину, жизнь которой целиком и полностью была посвящена единственному сыну. Эта тенденция особенно усугубилась после развода с неверным мужем. Истинная мать, она встречала-провожала сынулю в школу и из школы, водила его по многочисленным секциям и кружкам, тревожно следила за ним из окна, когда тот играл с друзьями в снежки, и вообще была образцовой матерью. Но мне, честно говоря, сложно сказать, занималась ли она ребенком и с ребенком или посвящала ему себя.

В момент истины эта образцовая мать читала сыну один и тот же монолог. Надо кому-то высказаться. В монологе всегда фигурировали три главных постулата:

— Всю свою жизнь я посвятила тебе.

— Я не вышла вновь замуж ради тебя. А звали.

— Я пожертвовала диссертацией и просидела возле твоей постели, когда ты болел ОРЗ.

Изо дня в день, из года в год в постулатах не менялось ни одно слово, ни одна запятая, и сложно было распознать, когда же у ребенка появился комплекс вины за загубленные лучшие годы собственной матери.

Но однажды жизнь этой парочки изменилась коренным образом благодаря сложному подростковому периоду ребенка. Нет, ребенок не стал грубым и неуправляемым. Он не начал бить маму или пить водку в подъезде. Просто в один, наверное, прекрасный и, наверное, солнечный день он прервал тираду матери о жертвах, которые она принесла на алтарь материнской любви, одним-единственным вопросом: “А я тебя просил?” И именно эта простая фраза привела женщину к перерождению. Карьеру она, конечно, после этого не сделала, поздновато было, и диссертацию не защитила, но записалась на курсы вождения и к косметичке в парикмахерский салон, а еще через некоторое время вышла замуж. Сын был счастлив, потому что мамины монологи стали не похожи на те, что он слышал предыдущие 16 лет. Какое-никакое, а разнообразие.

Конечно, случаются и перерождения наоборот: из мамы-кукушки в маму-курочку. В этом случае главным фактором, то есть причиной этого самого перерождения, является комплекс вины перед ребенком. Но счастливее от подобного перерождения, как показывает жизнь, женщина не становится. Крайности вообще опасны для психики. Почему? Потому что в любом случае, в какой бы лагерь ни перебежала женщина, она чувствует, что жертвует. Мама-курочка — собой, мама-кукушка — ребенком.

А к материнской любви эти жертвы не имеют никакого отношения. Ребенку жертвы вообще не нужны: ни карьерные, ни личные. Ему главное, чтобы мама была просто счастлива и просто любила его. До остального же ему, как настоящему эгоисту, нет никакого дела.

Первый торт на первый день рождения

Первый день рождения ребенка обычно делается не для ребенка. Ребенку, если честно, все равно. Но родителям хочется отметить первую дату зачастую не в узком семейном кругу, а с привлечением дальних родственников, друзей и знакомых. Хозяин — барин, но послушайте, что советуют детские психологи (а они плохого не посоветуют):

— Внимание ребенка в этом возрасте еще не может долго задерживаться на одном объекте, поэтому приглашать фокусников и клоунов для именинника рановато. Зато в этом возрасте дети быстро утомляются. Если надумали делать детский праздник, не устраивайте его дома, а выходите в люди: на шашлыки, на дачу, в ясли. Самое оптимальное — устроить праздник малышу прямо на детской площадке: принести угощение для всех приятелей и шампанское для родителей. Двух часов веселья вполне достаточно для такого возраста.

Многие родители норовят подсунуть ребенку кусок торта. Они ставят в центр пирожного одну свечку, заставляют карапуза фотографироваться, а потом еще и запихивают ему в рот кусочек побольше. В идеале торт должен достаться только взрослым, но если уж очень хочется побаловать малыша, выберите торт легкий, на основе творога и фруктов. Лакомство должно быть только первой свежести. И ограничьтесь несколькими ложками: пусть лучше именинник съест полезную кашу, чем набьет желудок сладким и вредным.

Первые шаги в правильной обуви

Давайте не будем читать долгие нудные нотации о том, как важно правильно подобрать обувь ребенку и что бывает от того, если ее подобрали неправильно. Начнем сразу с практических советов специалистов.

Первые шаги должны делаться в легкой и удобной обуви, с твердым задником, на шнурках и желательно с супинаторами. Обувка подбирается строго по размеру ноги малыша и никогда не покупается с запасом.

После года и лет до трех-четырех малыш должен ходить в обуви с жестким задником и жесткой пяткой. Позже, когда походка ребенка станет уверенной, обувь выбирается с учетом того, что в ней придется много ходить и бегать: она должна быть мягкой, дающей свободу пальчикам, но при этом хорошо фиксировать ногу. Никаких каблуков и кожзама: выбирайте устойчивую обувь и только из натуральных материалов




Партнеры