Багдадская сауна

14 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 773

Нет, не умер коммунистический Интернационал. И вот вам факт: не успела прийти из Багдада шокирующая весть о похищении троих российских граждан — Сергея Конотлова, Игоря Фролова, Ильи Чернышева — и пятерых украинцев из компании “Интерэнергосервис”, как пришла другая новость: всех освободили.

Как сказал “МК” руководитель московского бюро телеканала “Аль-Джазира” Акрам ХАЗАМ, все сотрудники российской компании находятся дома и чувствуют себя хорошо. Причем якобы их освобождению поспособствовали представители иракской коммунистической партии.

— По имеющейся у меня информации, это так, — подтвердил г-н Хазам. — Прямо скажем, удивительная история. Хотя, если разобраться, ничего неожиданного в ней нет. Более того, происшедшее было предсказуемо, как, в известной степени, и его исход.

Что же произошло в понедельник 12 апреля? Вот что рассказал “МК” исполнительный директор компании “Интерэнергосервис” Александр РЫБИНСКИЙ:

— Девять человек возвращались во второй половине дня со смены. Шли к своим коттеджам с двумя иракцами-охранниками. Наших посадили в машины и увезли. По дороге, правда, одного выпустили. Сейчас мы усиливаем охрану своих специалистов на месте. Обратились в посольство, в МИД... Никогда раньше такого не было: русские промышленники в Ираке никому не мешают.

Однако же помешали. Подробности похищения продолжают приходить из разных источников: нападавших было около десятка. Заложников усадили в микроавтобус и легковушку и увезли. А отпустили одного из заложников похитители, приняв во внимание его пожилой возраст и наличие четырех детей. По информации на полдень вторника, “счастливчик” находился на территории детского сада в багдадском районе Дора, где и произошло похищение.

ИЗ ДОСЬЕ “МК”. Тепловая электростанция “Нассирия” — изначально “русский продукт”. Строили ее в 70-х годах советские энергетики. Потом они же ее обслуживали. С 1991 года и до середины 90-х, пока действовала экономическая блокада Ирака, арабы справлялись сами. Но “Нассирия”, как и все остальные иракские ТЭС, не получала ни нового оборудования, ни ремонта, ни профилактики. И уже через четыре года стало ясно, что станцию нужно срочно восстанавливать. Разумеется, силами российских специалистов. Когда началась реализация программы ООН “Нефть в обмен на продовольствие”, представители “Интерэнергосервиса” поехали в Ирак на восстановление русской техники.

— Тогда на этот рынок пришли многие компании, — вспоминает Александр Рыбинский. — Доступ в Ирак был ограничен только для США и Великобритании. Что касается российских предприятий, здесь все конкретные вопросы решал МИД. Без его поддержки до войны ни одна наша компания ничего бы не добилась. Помню, нам приходилось даже ездить в Госдеп США — доказывать, что наше оборудование не двойного назначения.

Компания “Интерэнергосервис” специализировалась на реконструкции, ремонте и обслуживании ТЭС. Первые контракты составили около $8 млн. Одновременно готовился проект восстановления станции. Выполнять эту работу компания начала в 1998 году. По словам энергетиков, ТЭС была в жутком состоянии, почти все оборудование серьезно изношено. А показатели “Нассирии” были и вовсе удручающими: из возможных 800 мегаватт станция выдавала от силы 300. Чтобы восстановить “Нассирию”, в Ирак отправились российские специалисты; набирали персонал и среди местных жителей. Уже к 2001 году российские энергетики вывели станцию на максимальную нагрузку. Работы по модернизации ТЭС были в разгаре, когда началась война.

— Контракты прерывались очень быстро, — говорит директор проекта реконструкции ТЭС “Нассирия” Василий Коротеев, — в основном потому, что перестали действовать механизмы ООН. 15 наших компаний были эвакуированы в считанные дни. Вопрос решился оперативно: самолеты МЧС летали четко по расписанию.

К началу военных действий российских предприятий в Ираке было около 300. Большинство из них занималось поставками: медикаменты, оборудование и т.д. — у них российского персонала в осажденной стране было не так много. По словам Коротеева, очевидца событий, уезжали в спешке, бросали все. Кстати, россияне были уверены: война надолго не затянется, силы коалиции уложатся в две-три недели.

То, что русским в Ираке больше делать нечего, союзники дали понять еще до начала операции. А после ее победного завершения США и вовсе взяли ответственность за восстановление Ирака полностью на себя.

— Тогда, помните, это подчеркивалось на всех уровнях: мол, восстанавливать Ирак будут только США и их союзники, — говорит Александр Рыбинский. — И, откровенно говоря, обстановка в плане бизнеса после войны была настолько удручающей, что я вообще считал: русских компаний в Ираке не останется.

Наши попытались вернуться, но позвали не всех. США ввели в действие систему “приоритетных контрактов” — тех, что были, с их точки зрения, наиболее важными для Ирака. В основной массе это были контракты, прерванные из-за войны. Список “приоритетов” выбил из иракского “седла” очень многие русские компании. И хотя большая часть договоров, связанных с энергетикой, была утверждена, остальным участникам из России повезло меньше. Но так или иначе, российским энергетикам разрешили закончить работу. Кроме того, американская сторона утвердила участие наших специалистов в ремонте станций Багдада.

Работу на ТЭС “Нассирия” “Интерэнергосервису” разрешили возобновить только в сентябре 2003-го. Но это было скорее констатацией факта, чем официальным соизволением.

— Дело в том, что уже в начале августа мы вернулись и возобновили работу без всяких разрешений, — говорит Василий Коротеев. — Во-первых, потому что здесь оставалось оборудование, которое могли разворовать, во-вторых, потому что свои обязательства надо выполнять в любом случае. Война есть война, но ведь и работать надо. Потом мы начали общаться с администрацией коалиционных сил, и американцам пришлось признать: да, русские будут здесь работать.

Когда Василий Коротеев вместе с сотрудниками уезжал из Ирака, на ТЭС было налажено все: от вилок с ложками до сауны. Вернулись же наши энергетики к разоренному гнезду. Как и ожидалось, почти все было разворовано. Обустройство быта пришлось восстанавливать с нуля.

Риск для жизни? Да, он был. И сейчас это становится более чем очевидно. Казалось, гражданских, тем более русских, не тронут. Но были тревожные симптомы. Однажды в коттедж Коротеева постучал араб с автоматом наперевес: “Возьми меня на работу, а то убью!” — потребовал трудолюбивый житель Ирака. Но его послали подальше. И, представьте, ушел.

Всего в Ираке над реконструкцией четырех электростанций сейчас работают 365 сотрудников “Интерэнергосервиса”, а ТЭС “Нассирия”, где трудятся 50 русских, — единственная, которая действовала и до, и во время, и после войны. Вплоть до апрельского вооруженного противостояния посмотреть на нее приезжали иностранные делегации — в сопровождении охраны, а то и вовсе на бронетехнике. Больше всего гостей удивлял тот факт, что русские живут здесь и трудятся безо всяких секьюрити. И в этом, как сейчас представляется, была ошибка. Слабая охрана, возможно, и подстегнула похитителей пойти на этот шаг.




Партнеры