“Калашников” в комоде

15 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 332

На сегодня восстание “страстной недели” в Ираке частично подавлено. Но даже американские генералы не спешат трубить победные марши. Они отлично понимают, что им не удалось сломить сопротивление повстанцев — они лишь загнали его вглубь.

И то на время. Газеты цитируют слова генерала, который предпочел остаться анонимным: “Восставшие, захватившие контроль над Кутом, Куфой, Наджафом и над районом Багдада Садр-сити, сейчас распались на маленькие группки, растаяли в толпе. Мы уверены, что многие из тех, кто носил форму армии Махди, сейчас спрятали ее под матрацами, а “калашниковых” — в комоды”.

В Пентагоне считают, что без политического урегулирования в Ираке восстание “страстной недели” может повториться в любое время. “Мы можем побить этих парней (повстанцев. — М.С.), и мы это уже доказали, но если не будет политических решений, нам придется повторить все сначала после 1 июля”, — говорит один из высших членов Пентагона. (30 июня американские оккупационные власти должны официально передать бразды правления в Ираке его временному правительству, впрочем, созданному Вашингтоном. — М.С.).

Украина послала своих солдат в “иракскую волость” по менее романтичной причине — выслужиться перед Вашингтоном, выклянчить деньжат и подпереть своего президента. Герой “Гренады” погибает. Погиб в Ираке и один украинский солдат. Это подействовало отрезвляюще на Киев, и он собирается отозвать свое подразделение из иракского пекла. Погиб в Ираке и один сальвадорский солдат. В Сальвадоре тоже отрезвели, даже не опохмеляясь. Пригорюнились и в Софии, когда под Кербелой был потрепан болгарский батальон численностью в 450 солдат. Из Новой Зеландии поступают сообщения о том, что она отзывает из Ирака свое подразделение военных инженеров. Так же поступят с началом весны и казахи. Южная Корея решила не посылать в Ирак 3600 своих солдат, как это было торжественно обещано Вашингтону. Премьер-министр Австралии Джон Говард, пославший в Ирак 850 солдат, по-видимому, поплатится за это поражением на предстоящих парламентских выборах, как сие произошло с его испанским коллегой Аснаром. Поэтому он отказался послать в Ирак дополнительный контингент войск.

Дрогнул даже самый верный сателлит Вашингтона — Польша, контингент которой в Ираке составляет 2500 человек. Польский премьер Миллер заявил агентству “Ассошиэйтед Пресс”, что, хотя этот контингент отозван не будет, нового Варшава в Ирак не пошлет. Какова будет позиция обновленного правительства Польши, сказать сейчас трудно, но вот сами поляки и оппозиционные партии требуют вывода польских подразделений из Ирака. (Замечу в скобках любопытную взаимозависимость: чем более антирусски настроены государства, тем активнее они лезут в Ирак. Нелюбовь к России и любовь к доллару объясняет появление в Ираке ландскнехтов из Польши, Болгарии, Албании, Азербайджана, Грузии, Венгрии, Латвии, Словакии, Украины, Чехии, Литвы, Румынии и т.д. Что они потеряли в иракских песках и что намерены найти? Гарантии от российского реванша? Кредиты и займы Америки? Укрепление своего внутреннего положения? Но все эти расчеты построены на песке. Даже не иракском.)

Среди собравшихся в поход на Багдад начинается определенное просветление умов. Лондонская газета “Дейли телеграф” публикует карикатуру, на которой изображен президент Буш по грудь в могиле с надписью “Ирак”. Лезть за ним в эту могилу никому не хочется. Французская газета “Либерасьон” пишет: “Вопрос не в том, что США завлекли себя в иракское болото. Это сейчас и так всем ясно. Вопрос в том, смогут ли они выбраться из него. Ирак еще не стал Вьетнамом для Буша, но его вьетнамизация уже происходит”.

Это понимают и привезенные в американском военном обозе иракские диссиденты. Если даже в присутствии американских штыков земля горит у них под ногами, что же тогда станется с ними, когда они останутся один на один, с глазу на глаз со своим народом? Вот почему в течение всей “страстной недели” восстания молчал, словно воды в рот набрал, так называемый Иракский совет управления — ядро будущего правительства страны. Вот почему “умеренные” религиозные лидеры Ирака, такие, как аятолла Систани, Абдул Азиз аль-Хаким и другие, решили тоже отмолчаться и оказать — тоже молчаливую — поддержку лидеру мятежников ас-Садру.

Обозреватель “Нью-Йорк таймс” Томас Фридмен опубликовал статью под весьма характерным заголовком: “А имеются ли в Ираке иракцы?”. Казалось бы, бессмысленный вопрос. В Ираке проживают 22 миллиона иракцев. Фридмен, эксперт по арабскому Востоку, не может не знать этого. Но Фридмен имеет в виду нечто другое.

“Имеется ли в Ираке критическая масса людей, которые готовы бороться за шанс самоопределения?” — пишет он, имея, естественно, в виду самоопределение по американским лекалам. Фридмен пишет, что “вооруженных и в масках молодых арабов”, мотивированных радикальным исламом, антиамериканизмом и унижением, может победить лишь иракская армия, мотивированная идеями самоопределения”. Фридмен признает, что эту победу не в состоянии одержать американская военная машина, ибо ей придется убивать иракцев, разрушать их дома и мечети и тем самым ужесточать свое противостояние с народом. “Нельзя построить дом, имея одни кирпичи без цемента”, — заключает Фридмен.




Партнеры