Неслучайная пуля

19 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 626

После спасательной операции, проведенной МЧС на минувшей неделе, в Ираке, по разным оценкам, остались до 400 россиян. Хотя очевидно, что официальная статистика сильно занижает это число. Причина понятна — люди не хотят терять прибыльную работу: зарплата на чужбине составляет минимум 1 тыс. долл. в месяц.

Даже ранение нашего соотечественника Сергея Бражникова не сподвигло всех граждан России покинуть “горячую точку”. Мол, пуля-то была случайной — так поспешили заявить об инциденте информагентства.

Но это не так. Обстрел россиян был прицельным. Чудо, что никто не погиб.

Во время транспортировки из Багдада в Москву Сергей Бражников дал эксклюзивное интервью спецкору “МК”.


— Я не собирался уезжать из Ирака, хотя очень сильно соскучился по родным, — сказал Сергей Бражников, житель Пензы.

Свой 41-й день рождения он справил 15 апреля, когда уже лежал раненый в американском госпитале. Специалист по ремонту турбинных агрегатов, Бражников приехал в Ирак два месяца назад по контракту с “Интерэнергосервисом”. И уезжать не собирался. Однако события, которые произошли 14 апреля, резко изменили его планы.

— В этот день мы работали во вторую смену, поэтому с утра у нас было свободное время. Втроем с ребятами мы пошли на речку Евфрат искупаться. Это было примерно в 2 часа дня. И вдруг с другого берега по нам дали очередь...

— Это были случайные выстрелы?

— Нет, по нам стреляли прицельно.

— Говорили, что пулю случайно выпустили американцы.

— Я не знаю, кто стрелял. Мы не видели. Но точно не американцы, потому что их на той стороне реки не было.

— А по пуле нельзя было определить?

— Она прошла навылет, прошив ногу. Кость зацепило — это уже потом выяснилось.

— Но лечили вас американцы?

— Да. Андрей, мой приятель, сразу побежал к американцам, потому что у них там база близко располагалась. Они меня быстро на “вертушку” погрузили — и в госпиталь. Сделали операцию...

Сергей потерял много крови, пока ждал помощи, периодически лишался сознания. Если бы не оперативность американцев, легкое на первый взгляд ранение могло закончиться весьма плачевно.

На момент транспортировки Бражников чувствовал себя вполне сносно. Носилки в самолете расположили около иллюминаторов, чтобы раненый не скучал. Впрочем, почти всю дорогу домой он спал: медики сделали ему укол.

— Он вполне транспортабелен, — подтвердил начальник медслужбы Центроспаса Игорь Якиревич, который всю дорогу не отходил от своего пациента. — На ногу у него наложена лангета, думаю, месяца через три он уже будет нормально ходить.

К сожалению, это не единственный неприятный инцидент, произошедший в Ираке с нашими соотечественниками. Например, сотрудники концерна “Силовые машины”, которые поставляли оборудование в печально известный город Эль-Фаллуджу, не раз становились свидетелями взрывов и обстрелов. Одного из рабочих зацепило осколком — на левой руке оказалась перерезана вена. Кровь, к счастью, удалось быстро остановить. Оперативно помогли иракцы, которые работали с россиянами. Руку перевязали тряпками, а уж потом зашивали.

Как сказал директор представительства концерна “Силовые машины” Александр Масленников, они даже не раздумывали: уезжать или нет. Все шестеро сотрудников высказались однозначно: оставаться в Ираке опасно. Однако так думают не все. К примеру, Михаил Лобанов, ведущий специалист ООО “РусавтоГАЗ”, также улетевший из Ирака последним рейсом МЧС, надеется, что уже недели через две он и еще трое сотрудников предприятия вернутся в Багдад.

— С нашими сотрудниками ничего такого не было, поэтому жалко, что уезжаем, но так решило руководство. Ведь иракцы без нас не смогут справиться с нашей техникой, — сетует Лобанов. — Мы должны поставить им 5 тысяч машин. Им нравятся наши “Волги”, они используют их под такси. А мы за два месяца успели поставить только тысячу машин. А ведь еще надо научить их техобслуживанию и прочему. Они чуть не плакали, когда мы уезжали. Так что мы обязательно вернемся, как только ситуация станет поспокойнее...

Насколько опасно сейчас находиться в Багдаде, можно судить хотя бы по тому, как суетятся на аэродроме бывшего международного аэропорта американские военные. Обычных гражданских самолетов здесь нет: радионавигация давно не работает, и самолеты приземляются чуть ли не вслепую. Кроме того, аэродром — лакомый кусок для повстанцев, здесь сосредоточено большое количество американской авиационной техники. В небо то и дело взмывают грозные “Апачи” и “Черные ястребы”. На земле наизготовку стоят истребители.

Самолету МЧС пришлось выделывать кульбиты в воздухе — садиться на единственную пригодную для посадки полосу по спирали. Этот летный прием применяется для того, чтобы максимально обезопасить борт от попадания ракет повстанцев.

Последним рейсом в Россию прибыло 117 человек. В Раменском самолет встречали три машины “скорой помощи”. Одна — для Бражникова, вторая — тоже для сотрудника “Интерэнергосервиса” Ивана Исаева из Ижевска, который получил производственную травму: 11 апреля он упал с лестницы и сломал шесть ребер. Его лечили в иракском госпитале. Исаев говорит, что обращались с ним там лучше некуда.

Третья машина “скорой” — для необычного пациента. Имени его по этическим соображениям называть не буду, поскольку в Ираке он “заработал” психическое заболевание. На языке медиков оно звучит сложно, а попросту говоря, у него развилась мания преследования. Ему мнится, что его выслеживают, за ним гонятся, хотят взять в заложники или убить...

Говорят, это лечится. Но не у всех и не до конца.

Глава МЧС Сергей Шойгу, подведя итоги спасательной операции в Ираке, сказал, что эвакуация российских специалистов обошлась бюджету в полмиллиона долларов. Средства на это выделило правительство. Шойгу также сообщил, что МЧС не планирует взимать деньги, затраченные на эвакуацию, с российских компаний, чьи сотрудники работают по контрактам в Ираке.



    Партнеры