Большой переполох в маленьком Вьетнаме

20 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 179

Уже второй подряд православный праздник в Москве проходит под вой сирен. Очередные выходные закончились авралом для спецслужб.

На этот раз взорвали вьетнамское общежитие на улице Добролюбова. Пострадали 19 человек. В правоохранительных органах считают, что случившееся — криминальные разборки между коммерсантами. Но сами азиаты думают иначе: “Наверное, это скинхеды. 20 апреля — день рождения Гитлера, вот они и начали его отмечать. Заранее”.

На месте событий всю ночь дежурил корреспондент “МК”.

“Да и нет у нас сауны — только душ”

Двор общежития — колодец. Только изрядно потрепанный. Мы подъезжаем к месту взрыва одновременно с каретами “скорой”. Под ногами хрустит: весь асфальт усыпан сверкающими в свете фонарей осколками стекла.

Жильцы ближайших к общаге домов стоят возле подъездов и лечат стресс старым дедовским способом. Предлагают и нам.

Сначала кажется, что пострадали только машины. У “четверки” на кузове дырка от осколков, рядом еще одна легковушка — искореженная, изломанная. Но тут из дома начинают выводить людей. Почти никто не плачет: то ли вьетнамцы в шоке, то ли привыкли к подобным штучкам в “гостеприимной” России.

Нуен живет в Москве уже несколько лет — как водится, нелегально. “Я шел по лестнице к себе в комнату на 7-м этаже, когда раздался взрыв. Испугался за жену и побежал в комнату. Стекла выбиты, вещи валяются, но жена не пострадала”.

О силе взрыва можно судить и по словам местного жителя Сергея: “Метрах в 25 от взрыва наш парень сидел, пиво пил, — так у него бутылку из рук вырвало и самого на землю сбросило”.

Врачи “скорой” ведут печальные подсчеты: “Погибших нет, только раненые. Из них — трое детей. Один русский ребенок, мальчик полутора лет, ему нос порезало, и двое вьетнамцев. У девочки 3,5 года — травма теменной области, у пятилетнего мальчика — резаные раны. Официально всего 16 пострадавших, но на самом деле их вдвое больше: просто многие нелегалы разбежались от греха подальше. Характер травм? Только резаные раны”.

Впрочем, есть и жертвы. В сарайчике рядом с общежитием жили... куры и утки. Мелкий домашний скот разводили сами вьетнамцы — видимо, на черный день. Так вот, куриные сердца взрыва не выдержали: несушки погибли. И вчера у азиатов, наверное, был неожиданный пир.

На месте ЧП работают взрывотехники. Сначала говорят о возможном взрыве газа в подвале, где якобы работала сауна. Но газом-то как раз и не пахнет. Словоохотливый Нуен подтверждает: “Нет-нет, там газ не использовали. Да и нет у нас сауны — только душ”.

Наконец определились с эпицентром: грохнуло аккурат между 3-м и 4-м подъездами, возле запасного выхода. На месте кирпичной пристройки, рядом с которой и рвануло, — груда камня. Здесь же — закрученная узлом “Ауди-100” и листы жести. Взрывной волной не только вышибло стекла по всему двору, но и отбросило куски ограды — от эпицентра метров за сто.

Взрывная волна “погуляла” и по коридорам общежития. В некоторых комнатах разбросаны вещи, сорваны с петель двери. Также без стекол остались десятки квартир в соседних домах. Всего выбито 43 окна. Так что в Москве можно в очередной раз отмечать “день стекольщика”. Похоже, эта профессия в столице по-прежнему остается самой востребованной...

“Для вьетнамской мафии это слишком сложно”

Свой комментарий для “МК” в связи с ночным ЧП на условиях анонимности дал представитель прокуратуры.

— Какое взрывное устройство использовалось у общежития?

— Мощность — приблизительно 500 граммов в тротиловом эквиваленте. Мы нашли фрагменты часового механизма, куски материи, металлические обломки. Похоже, устройство было изготовлено неспециалистом. И он вряд ли ставил перед собой задачу кого-то убить. Поэтому и место выбрано не слишком людное, и время — 22.30. Исходя из этих обстоятельств, мы возбудили дело по факту хулиганства, а не покушения на убийство.

— Какие версии выдвигает следствие?

— О версиях говорить рано. Это могут быть выяснения отношений между коммерсантами. Хотя для самой вьетнамской мафии такой способ слишком сложный. Больше похоже на “наезд” славянской группировки.

— А версия о скинхедах?

— Она тоже проверяется. Ну, и потом, это может быть хулиганство чистой воды — например, баловство тех же студентов.

Насколько вероятна “коммерческая” подоплека взрыва, мы попытались выяснить у самих пострадавших. “Понимаете, — рассказали выходцы из Индокитая, — у нас жесточайшая иерархия. Верховодят администраторы. Именно они устанавливают уровень цен, превышать который не дано никому. Сами торговцы против администраторов не пойдут. Конкуренты из других вьетнамских кланов тоже не страшны: вся Москва давно поделена. Разборки могут быть разве что на низовом уровне, если кто-то выручку утаит. Но это — с ножом, с пистолетом. Бомбами мы не занимаемся”.

В милиции не скрывают, что большинство жителей общежития на Добролюбова — мелкая шушера. Проверяют общагу постоянно. В среднем за месяц здесь ловят до 300 нарушителей паспортного режима. На время нелегалы исчезают, но потом появляются вновь. И выкурить их отсюда нет никакой возможности. Так что версия мести недовольных местных жителей тоже будет проверяться.

СПРАВКА “МК”.

Пострадавшее здание принадлежит Московскому университету путей сообщения. Здание имеет 10 этажей, 6 подъездов. Охрану осуществляет ЧОП “Тамбет”. В здании проживают 335 студентов и 700 граждан Вьетнама (на основании договора аренды, заключенного вузом с ЗАО “Салют-2”).



КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Инцидент во вьетнамском общежитии комментирует Лев ПОНОМАРЕВ — руководитель Общероссийского движения “За права человека”:

— В Москве нелегально проживает около 60 тысяч вьетнамцев. По закону все они должны быть депортированы за счет российской стороны. Но это нереально: отправка одного человека во Вьетнам обойдется в 600 долларов. Мы предлагаем создать зону, в которой нелегалы бы жили и работали. Я понимаю, что этот проект противоречит федеральному закону. В стране не должно быть нелегалов. Но надо как-то договориться с властями, разрешить подобную зону в качестве эксперимента. Иначе государству придется искать миллионы долларов на депортацию вьетнамцев.



Партнеры