Заказуха. По чьему заказу?

21 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 186

“Здравствуйте, дорогая редакция! Спешу сообщить вам, что я офигеваю от вас, дорогая редакция...”

(В первоисточнике применяется несколько иной глагол, который здесь не совсем уместно приводить.)

Был такой анекдот в советское время, популярный в среде начинающих журналистов. Увы, но вспомнить его пришлось в свете событий последних дней. Дорогое правительство, позвольте сказать, что вот я лично совершенно офигеваю (в первоисточнике опять же несколько иной глагол) от тех действий, которые предпринимаются некоторыми вашими членами. Но как механизм отлажен, любо-дорого смотреть!!! Это бы умение да на пользу обществу — такому чиновнику не то что три, ему бы и десять тысяч долларов не жалко положить в месяц. Только вот с грамотностью у наших чиновников туго. Зато крики “Не потерплю!!!” и “Разорю!” еще со времен Салтыкова-Щедрина получаются гораздо убедительнее. Новшеством с тех времен стало то, что наши современники научились свои угрозы подкреплять делами. Их бы в советское время кинуть управлять экономикой потенциального противника — сейчас бы США мечтали за ближайшие двадцать лет догнать Португалию.

Удивительна хроника событий последней недели. Дело ЮКОСа живет и побеждает. Под напором этого дела загибаются и законы, и здравый смысл.


КРАТКАЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ.

В середине декабря 2003 года Министерство по налогом и сборам вдруг решило проверить деятельность компании ЮКОС в 2000 году. В связи с истечением срока давности через две недели после активизации налоговиков проверка велась такими темпами, что знаменитый советский передовик Стаханов мог бы только позавидовать. Результат не замедлил сказаться: аккурат перед новогодними праздниками. 29 декабря налоговики закончили свою работу, подписали “акт №08-1/1 выездной налоговой проверки” и разошлись к предновогодним домашним и иным столам. Акт утверждал, что ЮКОС гонял нефтепродукты через подставные фирмы, чтобы меньше налогов платить государству, и почему-то не отказался от форм льготного налогообложения, которые предоставляло само государство, тем самым нанес бюджету страны ущерб, недоплатив 99 миллиардов рублей.


На самом деле активные мероприятия истории начались еще раньше, в начале декабря, когда заместитель министра по налогам и сборам Игорь Голиков направил письмо на имя генпрокурора Владимира Устинова, в котором сообщал, что, по расчетам налоговиков, компания недоплатила в бюджет за пять лет, с 1998 по 2003 год, не менее 150 миллиардов рублей. Можно только приблизительно понять радость Генпрокуратуры, которая мучилась с арестованными к тому моменту Платоном Лебедевым и Михаилом Ходорковским. Естественно, что прокуроры не удержались и поделились добытыми в ходе следствия данными с налоговиками. Тут пришла пора плясать вокруг только что установленной елочки уже мытарям. И они не замедлили включить в акт (номер и прочее смотри выше) сведения, истинность которых еще не то что не доказана, но даже и не рассмотрена. Впрочем, эти обстоятельства они посчитали самой что ни на есть мелочью, недостойной их внимания.

Удивительно, но проверка дел давно минувших дней у государевых спецов заняла даже меньше двух недель. И за этот краткий период они смогли “накопать” более двадцати фирм, через которые ЮКОС как бы уходил от налогов. Еще более удивительно, что МНС уже третий месяц ведет налоговую проверку холдинга по результатам его деятельности в 2001—2002 годах и до сих пор не представило никаких результатов.

Попытка взять ЮКОС на фу-фу, простите, на испуг, не удалась. Компания в ответ заявила, что намерена в судебном порядке преследовать чиновника Голикова за действия, нарушающие положение о Госналогслужбе, и за целенаправленное принесение ущерба компании. Помимо этого компания, изучив вышеупомянутый акт, схватилась за голову от того, как же все оказалось запутано в высоких государственных умах. Ой, как все запутано! Мало того что налоговики в поиске “незаконнорожденных”, по их мнению, “дочек” холдинга приписали ему как минимум 14 “внебрачных”, то есть не имеющих никакого отношения, так еще похоже, что для налоговиков надо было организовать курсы по обучению такому сложному действию, как сложение — программа первого класса начальной школы. Уж как там они складывали, в столбик, в линеечку или на калькуляторе, но цифры у них никак не желали сходиться. Правда, неувязочка тоже оказалась незначительная — в пределах двухсот миллионов рублей, а может, и пятисот, но это не важно.

После таких ответных событий МНС в лице заместителя Голикова потихоньку стало отыгрывать обратно.

Статус-кво сохранялось вплоть до 14 апреля. Как вдруг заместитель министра несуществующего уже, преобразуемого в иной статус министерства по налогам и сборам Голиков вынес очередное историческое решение о начислении налогов, пени и штрафов на общую сумму почти 100 миллиардов рублей. Одновременно он же вынес требование об уплате налога и пени, а также требование об уплате налоговой санкции со сроком исполнения — до 16 апреля. Гуманный парень, ведь мог же написать что-нибудь типа “немедленно” по принципу “пакет секретный, перед прочтением уничтожить”. Оставим в стороне даже тот факт, что в момент выписывания требования на счетах холдинга вряд ли было более 500 миллионов долларов, и ему требовалось время в случае, если бы его вдруг растрогало упорство доблестных руководителей реформируемого министерства. Чтобы такого не могло произойти даже теоретически, грозное требование было предъявлено ЮКОСу вечером 15 апреля, после закрытия самого “поздноработающего” банка.

И одновременно 15 же апреля радостные налоговики, изведавшие всю справедливость народной мудрости про преимущества тех, кто встает рано, да еще и не ленится зубы чистить, прилетели в Арбитражный суд Москвы. С иском о взыскании с ОАО “НК ЮКОС” предусмотренных решением и требованиями сумм и ходатайством об обеспечении иска. А арбитраж, даром, что ли, находится недалеко от здания Басманного суда, вдруг оказался на редкость свободным. И в тот же час иск рассмотрел. И решение оперативно вынес. Обеспечить. И, чтобы было чем обеспечивать, постановил активы и акции ЮКОСа арестовать. Это предприниматели в своих спорах не знают, когда их дела будут рассматриваться, все ходят, все ждут.

Удивительная картинка. Для обеспечения удовлетворения иска налоговой службы суд принимает решение об аресте акций и всех активов, которые в несколько раз превышают суммы претензий. И сроки давности, которые давно прошли в данном случае, налоговиков не смущают. Закон прямо говорит: налоговые органы не имеют права проводить налоговые проверки, если речь идет о более чем трехгодичном сроке. Тем более что налоговики и так неоднократно проверяли ЮКОС.

Не менее удивителен и другой аспект. Такая оперативность свойственна нашим государственным органам только в том случае, если они пекутся о собственном “светлом будущем”. Считать, что налоговики работают исключительно в государственных интересах, было бы столь же наивно, как и думать, что после повышения зарплат наши чиновники перестанут брать взятки. И сменят свои пятитысячедолларовые костюмы на те, которые более свойственны хоть и более высокой, но все же официальной зарплате в 700 или 1000 долларов. Что далеко ходить. Уже несколько месяцев тянется история с захватом Ступинского металлургического комбината. Там фигурируют иностранные подданные, чуть ли не зарубежные спецслужбы. Попытки похищения самого современного, самого секретного оборудования, убытки на сотни миллионов долларов. Российский авиационный комплекс рискует потерять важнейшее звено в своей технологической цепочке. Настолько важное, что само существование нашей авиации может стать большим вопросом. И что? И ничего. А ведь дело менее чем в 100 километрах от Москвы. Где же налоговики, где ФСБ, где прокуратура, где МВД, в конце концов? А, ну да, МВД как раз и помогает иностранным гражданам захватывать стратегическое отечественное предприятие. В общем, наши правоохранители так стоят в той ситуации на защите интересов государства, что государству впору кого-нибудь еще нанимать. Для защиты от них.

О том, что за вторым штурмом ЮКОСа не стоит какое-то правительственное решение, косвенно может говорить и позавчерашнее заявление министра финансов Алексея Кудрина на Российском экономическом форуме в Лондоне: “Пока рано говорить об имущественных претензиях государства к ЮКОСу. Еще не завершилось то судебное рассмотрение, когда стороны во внесудебном порядке предъявляют документы в обоснование своих позиций”. Похоже, что для Минфина такая инициатива активных налоговиков стала по меньшей мере неожиданностью.

Впрочем, начинаться все действительно могло с намеков из высших сфер. Но последняя реформа правительства была в состоянии внести свои коррективы. Ничего так не боится чиновник, как потерять свое нынешнее кресло. И ничего так страстно не желает, как подняться на ступеньку, хотя бы на одну, вверх. И потому, помня о налоговополицейском прошлом нынешнего премьера, вполне логично было бы предположить, что большой успех в одном из наиболее значимых, но недоделанных дел станет тем трамплином, который подбросит героя даже и не на одну ступеньку. Во всяком случае, ему так кажется.

Нет, невозможно понять, что же все-таки хотят сделать с ЮКОСом ретивые представители государства. Обанкротить? Так это не в интересах самого государства, которое вместо исправного и одного из крупнейших налогоплательщиков в этом случае получит сплошные руины и новую армию безработных из всех отраслей промышленности. И не надо думать, что все ограничится только нефтянкой.


ДЛЯ СВЕДЕНИЯ:

в 2000 году общий объем добычи ЮКОСа составил порядка 50 миллионов тонн нефти. Налоговые платежи компании за тот же период, после пользования всеми предоставленными льготами, пополнили государственный бюджет 55 миллиардами рублей. Если сложить вместе 99 и 55, получим 154 миллиарда рублей налоговых платежей на 50 миллионов тонн добычи. Запомним эти цифры. В 2003 году общий объем добытой нефти возрос до 80 миллионов тонн (в 1,6 раза по сравнению с отчетным периодом). Льгот уже никаких не было. И ЮКОС пополнил счет государства 165 миллиардами долларов. Всего в 1,07 раза больше, чем требования налоговиков. Если учесть, что цены на нефть за этот период существенно подросли, а еще за эти же годы налоговая нагрузка на нефтянку выросла где-то на 35—40% — то цифры ни по логике, ни по здравомыслию никак не желают сочетаться друг с другом. Или проблемы возникают с логикой, или ситуация как в анекдоте, где мужик продавал курицу за тысячу долларов, “потому что ну очень деньги нужны”.



Партнеры