Транзитный Шекспир

21 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 150

Чемоданов на сцене — едва ли не больше, чем зрителей в зале. Известный чемоданных дел мастер, Дмитрий Иванович Менделеев (было у химика такое хобби), позавидовал бы этому разнообразию. Размеры и расцветка — на любой вкус, начиная с элегантных дамских мини-саквояжей и заканчивая матерыми, окованными медью кофрами времен белогвардейской эвакуации. Из-за чемоданных гор время от времени выглядывают лица актеров.

Такой в первом и единственном профессиональном театре Зеленограда — “Ведогонь-Театре” — увидели шекспировскую “Комедию ошибок”.


Премьера состоялась на новой сцене Театра Луны, что на Малой Ордынке. За комедию английского классика взялся его соотечественник — Грегори Бэнкс. Интрига всем известна и довольно проста: два брата-близнеца (Павел Курочкин и Петр Васильев), тезки, волею судеб разлучены в раннем детстве. Один остался в Сиракузах с отцом, другого занесло в Эфес, где он и вырос, полагая себя круглым сиротой. Полной информацией владеет только мать, но где она? Слуги обоих Антифолов — тоже братья (Сергей Курлянский и Александр Бавтриков), тоже близнецы и тоже тезки. Так бы все и жили, не подозревая о существовании друг дружки, если бы сиракузский брат в сопровождении верного слуги не надумал приехать в Эфес. Приехал — и обнаружил полный город добрых друзей, знакомых и даже близких родственниц… Он-то холостяк, зато брат его — уважаемый человек, имеет жену (Елена Трошина), а также очаровательную молодую свояченицу (Светлана Лызлова). Со всеми, как понимаете, вытекающими последствиями и мыслимыми перипетиями.

Вернемся, впрочем, к нашим чемоданам. Они для актеров — весь мир. В них прячут деньги, за ними прячутся сами, сидят на них и едят на них, ими лупят друг друга в драке, о них спотыкаются. Некоторые сложены в пирамиды до четырнадцати штук высотой, и в начале первого акта зрители периодически напрягались, когда кто-нибудь из лицедеев с разбегу втыкался в шаткую конструкцию. Однако обошлось — несомненно, “неваляшки” имеют внутренний стержень.

Своим современным видом чемоданы вносят приятный и уместный диссонанс в общую древнегреческую атмосферу. Этой же цели служат и другие “мелочи жизни”. Так, взамен мечей используются зонты-трости, ювелир (Александр Казаков), он же лекарь, хранит святую воду в… клизме, а страж порядка (Павел Грудцов) на досуге почитывает свежие “Известия”! На голове его красный палаческий колпак — надо понимать, намек на “оборотня в тунике”. Прочим же актерам тоже досталось красненького: всем мужским персонажам как на подбор — одинаковые алые башмаки, дамам — ленты и перчатки.

Продвинутость заметна и в костюмах. Подразумеваемые туники заменены на двусторонние фартуки футурологической раскраски. У мужчин — непременные белые воротнички-жабо, у представительниц прекрасной половины — замечательные черные колготки с лайкрой, виднеющиеся из-под кокетливого разреза со шнуровкой от бедра. Так, задействованная в сюжете Куртизанка (Елена Татарченко) весьма правдоподобно изображает “профессиональные” позы. Разрезы на ее платье чрезвычайно глубоки и заманчивы, и в нужные моменты мужская половина зала оперативно навостряла бинокли. Кстати, актриса в спектакле едина в четырех лицах, переодевается быстро, воплощаясь то в почтенную Купчиху, а то и вовсе в настоятельницу монастыря — Аббатису. В финале она окажется… Матерью близнецов! Вольная, весьма вольная трактовка…

И весьма веселая. Смесь буффонады и фарса с уверенной актерской игрой. Все действующие лица под конец объединяются в большую и дружную семью. Чемоданы бабочками порхают по сцене. Маленький эмоциональный и живой оркестрик — трое музыкантов в судейских мантиях и черных беретах: труба, тромбон и саксофон — своевременно подает звучные репризы. Вереница букетов из зала. Тройной вызов на поклоны. А зрительская оценка, как известно, самая дорогая и самая честная.




Партнеры